Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Домодедово для покаяния. Что надо сделать сразу же после прощания с жертвами теракта?


Завершился день траура по погибшим в аэропорту Домодедово. Медведев с Путиным поставили свечки за упокой их душ и за здравие выживших, которые остаются в больницах. Сделали они это в разных храмах: президент – в подмосковном, премьер – в столичном. Так же по-своему отреагировал каждый из них и на само известие о теракте. Медведев написал: "Скорбим по жертвам теракта" в… "Твиттере", откуда обо всем и узнал. А Путин, уже будучи проинформирован о трагедии, не изменил свой график и совершил-таки "первую в истории страны" поездку в Центральное хранилище Банка России, где улыбался и пробовал на вес слитки золота.

Еще не успели похоронить жертв этого страшного взрыва, как уже сказаны сотни слов, написаны мегабайты интернет-текстов, изведены километры газетной бумаги. Во всем этом море рассуждений, предположений, домыслов и комментариев не тонут звуки молитв, совершаемых представителями множества конфессий – от христиан и мусульман до иудеев и вайшнавов. Не все, кто молится, считают нужным высказаться так публично, резко и определенно, как это сделал ряд официальных религиозных лидеров. Такие, например, как глава Русской Православной Церкви Московского патриархата Кирилл с его заявлением о "звериной сущности человека". Или как председатель Совета муфтиев России муфтий шейх Равиль Гайнутдин, напомнивший террористам об ожидающей их "геенне огненной". Буддисты не отметились никакими официальными заявлениями, но их молитвы под звуки барабанов в центре Москвы были слышны в эти дни особенно часто. Не всегда нужно пояснять, что "означает" молитва, "за кого" она. Ведь молитва действует, минуя логическое понимание, точнее – превосходя его. Особенно же надо быть осторожным в словах, когда речь идет о личном горе человека. К сожалению, тут СМИ чаще всего бестактны. Это заметил настоятель часовни архангела Михаила, что в здании аэропорта Домодедово, протоиерей Олег Шмитов. По его словам, журналисты накидываются с камерами и расспросами на родственников погибших, заходящих в часовню ради молитвы и пастырской поддержки.

Что же произошло с родственниками погибших и ранеными? Их жизнь перевернута. Единицы, возможно, смирились, став ближе к Богу. Остальных, вероятно, переполняет ненависть к предполагаемому этносу, к которому принадлежал смертник. То ли это вечно недовольные Россией кавказцы-ваххабиты, то ли злые на весь мир арабы из "Аль-Каиды", то ли евреи, которых могло разозлить то, что Медведев совсем недавно одобрил борьбу палестинцев за собственное государство. А может быть, кого-то снедает ненависть к русским националистам, поднявшим голову на Манежной. В числе версий о личности террориста есть и такая. Ведь среди жертв и пострадавших русские не составляют большинства. А перед подрывом смертник крикнул не "Аллах акбар", но: "Я вас всех убью". К тому же рядом с его телом был найден мешочек с христианскими текстами. Все эти сведения бесами носятся в сознании обезумевших от горя и боли людей, однако никак не меняют состояние российского общества в целом.

Что же произошло с обществом? Теракты стали чем-то обыденным, и люди вообще перестали как-то относиться к ним. Для большинства это, скорее, что-то вроде природных катаклизмов. Неприятно – и всё. Вспомним, что уже после известия о случившемся в Домодедово весь вечер 24 января по телевизору продолжали показывать развлекательные передачи, и телезрители не воспринимали это как кощунство.

Да, у них срабатывала психологическая защита. Но, может быть, дело не только в этом? Когда человек не знает, как справиться с бедой, он начинает просто не замечать ее. Ведь никто не показывает, как нужно справляться. Ни государственные лидеры, которые обещают уничтожать террористов без всяких переговоров и вроде бы уничтожают кого-то, но смертников меньше не становится; ни религиозные - которые не дают никакой альтернативы такому "контртеррористичекому" подходу. В худшем случае они просто осуждают убийц, в лучшем – призывают к покаянию.

Всего этого – безнадежно мало! Необходимо раскрыть причины, по которым убийца становится убийцей, и указать, в чем конкретно требуется раскаяться не только ему, но и тем, кто от него пострадал. Ибо религии учат, что человечество составляет единое целое, а значит, все связаны друг с другом: гонимый и гонитель, убийца и жертва. Закон воздаяния един для всех. Как это ни трудно бывает признать, но через какие бы страдания ни проходил человек, их все он когда-то заслужил если не своими личными злыми поступками, то бездействием, молчаливым соучастием во зле, совершаемом другими. Нет себя и нет другого, но есть коллективная ответственность. И задача религиозного лидера - научить тому, чтобы эту ответственность каждое общество взяло, прежде всего, на себя самого, а не перекладывало на другие общества или этносы, объявляя их виновными за преступления отдельных своих представителей. Но почему-то никого в России не удивляет, когда религиозный лидер вдруг заговаривает о превосходстве одного народа над другим или об особых правах "самой традиционной" конфессии. В этом и лежит корень разделения людей и в конечном итоге их взаимоуничтожения.

В ответ вполне естественно звучат такие заявления, как сделанное председателем набережночелнинского отделения Всетатарского общественного центра Рафисом Кашаповым на сайте радио "Азатлык" о том, что события в Домодедово нужно воспринимать в рамках принципа "кровь за кровь, смерть за смерть", поскольку "вон, сколько на Кавказе убивают мусульман", и "здесь никакая арифметика не нужна". И у него есть своя правда, если вспомнить количество невинных жертв в результате двух войн в Чечне. По ним не объявляли траура, их не хоронили публично представители всех религий, за них не ставили свечки государственные лидеры России…

Не стоит ли начать с этого – с самого малого, что можно сделать после похорон жертв домодедовского теракта? Если сделать это искренне, кто знает, не окажется ли возможным и то, о чем пишет Илья Мильштейн, примеряя к российской реальности реакцию испанского общества на теракты в Мадриде: "Сотни тысяч россиян участвуют в проходящих в различных городах страны акциях протеста против террористов, организовавших взрыв в столичном аэропорту Домодедово. В Москве, где на улицы вышло не менее миллиона жителей, манифестация проходит под лозунгом "За мир, за жизнь, за свободу - против терроризма!" Манифестация, поддержанная более чем 500 партий и общественных организаций, проводится по инициативе ведущих профсоюзов страны. В ней участвуют члены правительства, руководители правящей партии, других демократических парламентских партий, известные политики, деятели науки и культуры".

Каким мог бы стать следующий шаг? Отец Павел Флоренский много говорил о влиянии имени на судьбу человека. Точно так же названия улиц оказывают влияние на судьбу страны. Поэтому можно было бы переименовать во всех российских городах все улицы, носящие имена революционеров-террористов, которыми когда-то "гордилось" советское общество. Может быть, хватит делать ставку на такой способ решения всех вопросов, когда "нет человека – нет проблемы"? О переименовании улиц мечтает в своем блоге на сайте радиостанции "Эхо Москвы" Никита Белых. Губернатор Кировской области, между прочим, а вовсе не священник…

Феликс Шведовский,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования