Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

На зеленой волне. Русское общественное движение может стать религиозным, как стало им движение кавказское


Исполняется неделя, как Россия живет под знаком массовых уличных акций националистически настроенной русской молодежи в Москве и других российских городах. События в Москве 15 декабря особенно ярко показали, что главным участником демонстраций и потасовок стали не активисты организованных кем-то молодежных движений, не идеологи и провокаторы, а просто "русские мальчики" 15-20 лет, которые объединены разве только социальными сетями и футбольными шарфиками разных цветов.

В начале недели на странице автора этих строк в "Живом журнале" обсуждали митинг на Манежной площади, а поскольку самоидентификация в категориях Гражданской войны для нас сегодня по-прежнему актуальна, встал вопрос: за кого бы были участники нынешних акций в 1918 году - за красных или за белых? Как всегда, мнения разделились, но некоторые участники дискуссии ответили, что большинство из них было бы за зеленых. Напомню, что зелеными в той войне называли тех, кто не поддерживал ни одну из политических противоборствующих сторон, а воевал за свои, узкие, часто шкурные интересы или за "анархию – мать порядка". При всем кажущемся юморе такого ответа, возможно, он пока что наиболее точен.

Фанатов "Спартака" принято звать по клубным цветам "красно-белыми", но они, как и любые другие футбольные фанаты, именно зеленые. Потому что круг интересов членов группировок болельщиков не простирается дальше интереса к матчам, голам, игрокам и околофутбольному экстриму, крутящемуся вокруг разбивания носов своим недругам, которыми попеременно бывают представители других фанатских группировок, милиция и, все чаще, люди с Востока. Конечно, круг любителей футбола гораздо шире фанатской субкультуры, а за любимые команды "болеют" и вполне серьезные преуспевающие люди, но они и являются не фанатами, а лишь болельщиками. Отметим, что среди футбольных болельщиков процент христиан, скорее всего, ничтожен, потому что христианская аскетика, которая требует воздерживаться от страстей, мало совместима с этой концентрацией страсти.

Идеология фанатов не идет дальше древнеримского "хлеба и зрелищ", собственно и гарантирующихся футболом. В поведении и мировоззрении "нормального" фаната нет никакой идеологии, скорее психология и уголовный кодекс. Поэтому он вполне может участвовать в любой "движухе", где можно проявить свои бойцовские качества, выплеснуть адреналин и покрасоваться перед "телками". Все это не те качества, из которых может вырасти здравое зерно национального возрождения, не говоря уже о чем-либо религиозном.

Не раз и не два сказано: нет такой национальности – кавказец. А термин ЛКН ("лицо кавказской национальности") есть, и не только в "ментовском" обиходе. Обозначает он сегодня как простого продавца или строителя, так и представителя этнической преступной группировки, связываемой в массовой сознании с "исламом". Такую трактовку только укрепляет то обстоятельство, что любые действия ЛКН - от речевок на футбольных матчах до лезгинки на городских улицах - совершаются в сопровождении возгласов "Аллах акбар!" И мало кто не знает, что цвет ислама тоже зеленый!

Мы видим, что ЛКН, подобно фанату, не движут какие-то идеологические цели, кроме лозунгов типа "Кавказ – сила!" Христианам трудно понять, как криминал может быть связан с религиозными нормами, причем тут "Велик Аллах!" Но "массовый ислам", так же как и "бытовое христианство" - это во многом идеология, а не духовная практика. В "массовом исламе" сведены к минимуму аскетические требования и выдвигается лозунг "обращения" всех неверных - добровольного или принудительного. Кто способствует такому "торжеству веры" – тот праведник, который получит право наслаждаться в довольно-таки вещественно понятом раю.

Можно обратить внимание, что на фотографиях кавказской молодежи, сделанных во время задержаний в Москве, многие демонстрируют знак: сложенная щепотью рука с устремленным вверх указательным пальцем. Этот тоже религиозное действие, подобное крестному знамению у христиан: палец символизирует строгое единобожие.

Удивительно, но "ментов" - представителей третьей силы во время уличных битв - тоже можно назвать "зелеными", как на современном сленге называют американские долларовые банкноты. Хотя бы из-за того, что по всеобщему признанию в России коррупция достигла невиданных размеров в первую очередь в правоохранительных органах. Либеральная пресса с завидным однообразием обвинила в беспорядках и драках русских фашистов, для которых существует даже специальная статья УК РФ. При этом редко вспоминают, что беспорядки были спровоцированы бездействием или "антидействием" милиции по раскрытию и предотвращению резонансных убийств Егора Свиридова и Максима Сычева - не каких-нибудь криминальных бойцов, а инженера-геодезиста и студента-отличника.

И самое интересное, что существующая ситуация вполне может поддерживаться и продуцироваться самой властью, которая получает в руки мощные рычаги постоянной мобилизации общества и воздействия на него с помощью той или иной силы "зеленого спектра". Ни фанаты-хулиганы, ни расисты, ни кавказские преступники, ни коррумпированные "менты" не создают какой-либо угрозы для господствующей в РФ олигархической системы, основные усилия которой направлены на продолжение эксплуатации топливно-сырьевого комплекса страны.

Однако, наряду со всякой пеной с "зигами" и избиением кавказских младенцев, прошедшие уличные акции стали демонстрацией существенных сдвигов в обществе.

Во-первых, общество резко поделилось на тех, кто "за", и тех, кто "против". Опросы слушателей ряда теле- и радиопрограмм показали, что более 80 % респондентов поддерживают вышедших на улицы фанатов и примкнувшую к ним молодежь. А ведь эта цифра фактически совпадает с долей этнически русского населения в многонациональной РФ. И первым сдвигом можно назвать то, что мальчики и девочки, а также их родители, уже не хотят чувствовать себя "советскими людьми" или "россиянами", они хотят быть русскими.

Последнее десятилетие власть под лозунгом "стабильности" подавляла любое организованное политическое протестное движение. Поэтому неудивительно, что наиболее последовательно национальные взгляды начали давать всходы в околофутбольных кругах и группах "Вконтакте". Именно вокруг спортивных тусовок появились люди, способные к действию, способные к тому, чтобы защитить своих сторонников от произвола преступности и бездействия милиции. Иную форму самоорганизации граждан, но тоже далекую от политического спектра, мы видели летом, когда совместные действия жителей Туапсе поставили на место громивших лагерь "Дон" чеченских спортсменов.

Во-вторых, многие граждане поняли, что они могут что-то изменить. Для этого нужно только объединиться. Причем основой для объединения будут служить любые контакты единомышленников: спортивные, национальные, наконец, приходские общины. Ведь сильные общины - это как раз то, что может обновить и ветшающую церковную жизнь.

История уже знала примеры, когда фанаты не просто объединялись, но и интегрировались в общественную жизнь целой империи. Странно, что никто из комментаторов последних событий не вспомнил византийских венетов и прасинов (тоже, кстати, зеленых) - две ведущие партии болельщиков на ипподроме, которые напрямую участвовали не только в политической жизни Византии, но и в догматических спорах эпохи Вселенских Соборов. Венеты и прасины имели собственные молодежные группировки, так называемых стасиотов, которые в основном и участвовали в потасовках на улицах Константинополя, но их действия этим не ограничивались. Через партии болельщиков императорские чиновники могли контактировать с народом, влиять на него и самим становиться объектом влияния. В конце концов, представители этих объединений, называвшиеся "димы", получили даже свое место в имперском церемониале. Они олицетворяли собой народ во время коронаций, триумфов и других государственных актов, и с ними не могли не считаться Император и Патриарх.

Говоря прагматично, если современное фанатское движение заставит власть заниматься своим делом и понизить градус уличной преступности, то его можно только приветствовать. Если оно пробудит к общественной жизни пребывающий в пассивности русский народ, то честь ему и хвала! Наконец, если оно заставит номинальных христиан, которых у нас все те же 80 %, увидеть свои недостатки перед набирающим силу исламом и понять, что "Слава Иисусу Христу!" все-таки важнее "России для русских!", то я сам готов записаться в их ряды.

Еще несколько слов о том, как оценили выступления молодежи представители государственной Церкви. Они, как обычно, раздали всем сестрам по серьгам. Спикеры рангом пониже, к народу поближе, выступили в целом в поддержку русской молодежи, которая собственно и является "титульной паствой" РПЦ МП. Патриарх Кирилл выступил в духе представителя чиновничьей номенклатуры, совершенно не коснувшись того, что действительно волнует его паству. Видимо, для Патриарха Кирилла завершить церковную реституцию гораздо важнее, чем сохранить паству. Он еще раз дал в руки своих недругов повод для критики в том, что камни для него дороже человеческих душ. Впрочем, РПЦ МП столь огромна, что может себе позволить и разномыслия, удовлетворяющие взглядам разных общественных групп. В случае, если ветер переменится, можно будет сказать, что "мы всегда так думали", и привести в пример слова если не Патриарха Кирилла, то оо. Всеволода Чаплина и Андрея Кураева.

Представителям ИПЦ обычно выбирать не приходится, а поэтому мы обязаны называть вещи своими именами: ругать то, что нужно ругать, и хвалить то, что нужно хвалить.

Русская молодежь, вышедшая на площади городов, пока еще очень зеленая, как по возрасту, так и по идеологии. Но если из протестных страстных движений вырастет понимание того, что и общественное действие может быть религиозным, как понимают это представители мусульманской молодежи, то борьба за справедливость должна будет распространиться на территорию не только улиц, но и душ. Спасение России - это вопрос не только общественный, но и религиозный. А это значит, что Церковь вполне может получить себе какое-то количество пассионарных, неравнодушных и горячих душ. А ей это сейчас нужно.

Протоиерей Алексий Лебедев,
для "Портала-Credo.Ru"
 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования