Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Мусульманская карта. Конфликт в Текстильщиках и спор о правах московских мусульман в контексте геополитических перспектив России


"Мусульманский вопрос" всегда был в России непростым. Многовековой опыт борьбы с разного рода игом и внешними опасностями, связанными с исламским миром, оставил свой след в национальном менталитете. С другой стороны, те мусульмане, которые сегодня являются "коренными" гражданами России, как правило, выходцы из покоренных Россией народов и земель, и они имеют определенную историческую обиду на своих колонизаторов. В дореволюционной России они именовались "инородцами" и занимали весьма скромное положение в структуре общества, при Советах были отправлены в гетто номинальных автономий, так и не став полноценными гражданами новой империи. Неслучайно при социологических опросах современные москвичи выступают в равной степени против "азиатов" и "кавказцев" - то есть против иностранной рабочей силы и против своих сограждан – внутренних трудовых мигрантов.

До определенного момента, как бы по инерции, оставшейся от советского атеистического прошлого, неприязнь к "инородцам" не имела у русских явно выраженного религиозного характера. Но то, что происходит сейчас в Москве, придает многовековому "культурному противостоянию" оттенок религиозной войны. Конечно, в формате XXI века, что, впрочем, не делает угрозу этой войны менее опасной.

Нынешний всплеск страстей был вызван беспрецедентно массовым стечением московских мусульман на соборную молитву 9 сентября, в день окончания поста священного месяца Рамадан, известный в наших краях как Ураза-байрам. Вокруг Соборной мечети у спорткомплекса "Олимпийский" молилось 55 тысяч человек, еще несколько десятков тысяч – около остальных трех столичных мечетей. И это была лишь незначительная часть (от 5 до 10 %) проживающих в Москве "этнических" мусульман. Все улицы, дворы и переулки, прилегающие к Соборной мечети, были закрыты для движения транспорта, сложности возникли даже на близлежащих станциях метро. Москвичи, и так проводящие полжизни в пробках, были очень недовольны, и направили свой праведный гнев в сторону "понаехавших" мусульман.

Дело было как раз накануне мощного пропагандистского залпа, которым вдарил Кремль по мэру Москвы Юрию Лужкову. Казалось бы, очевидна ответственность именно городских властей за неразвитость и нерациональность транспортной инфраструктуры Москвы, за разворовывание триллионов рублей на строительстве очередного "кольца", сжимающего город в новых пробках, наконец – за нежелание подумать, как помочь своим бывшим (теперь-то выборов нет) избирателям-мусульманам в реализации их законного и жизненно важного права на совместную молитву. Но нет – во всем виноваты "муслимы", которым, видите ли, негде молиться!

Ураза-байрам не вызвал всплеска оппозиционных настроений в Москве, какой вызвал показ телекомпромата на Лужкова двумя днями позже. Наоборот, поползли слухи, что мусульман "кто-то умело организовал", что их намного больше, "чем мы думали", а значит, они скоро начнут нас резать и выгонять из собственного города. Проблемы, созданные коррумпированными и некомпетентными, никем не избираемыми властями для всех жителей города – мусульман и немусульман, - попали на хорошо удобренную почву обывательской ксенофобии. Что легче: серьезный политический анализ и ответственное гражданское поведение (с угрозой получить омоновской дубинкой по голове) или поиски врагов среди "инородцев"? Что "традиционнее" для российской политической культуры? За поиски врагов, между прочим, дубинкой точно не огреют – определенный градус ксенофобии власть специально поддерживает в обществе, следуя известному с древнеримских еще времен правилу.

Разговоры о "специальной организации" молящихся на Уразу-байрам, которых "кто-то" неведомыми нам методами, но с очень зловещей целью (тоже, правда, неведомой) собрал в одном месте в огромном количестве – из разряда фантазий о "мировом заговоре". Ни подтвердить, ни опровергнуть страхи, внушаемые конспирологической психологией, невозможно. Заметим только, что московские мусульмане вынуждены были молиться на Уразу-байрам на улице с советских времен. А теперь еще и грандиозная стройка отняла у них территорию, непосредственно прилегающую к Соборной мечети. И то правда, что мусульман в российской столице – впрочем, как в любом крупном европейском городе – с каждым годом меньше не становится. Но на то есть масса объективных, от самих мусульман никак не зависящих, причин.

Широко известна московская религиозная статистика. Официально в городе проживает почти 12 миллионов человек, неофициально – до 15. "Этнических" православных среди них процентов 70-80, но "практикующих" лишь 2-3 % от этого числа, если не меньше. Это подтверждает ежегодная статистика ГУВД о посещении храмов на Рождество и Пасху. Количество православных, приходящих в храмы в эти ключевые дни церковного календаря, колеблется между 100 и 200 тысячами. Такое число православных окормляет духовенство 600 с лишним храмов, официально переданных РПЦ МП. К лету прошлого года в столице будет возведено еще 200 православных храмов, а к 2012 году Патриарх Кирилл просит еще 600. Таким образом, если сейчас каждый православный храм приходится примерно на 300 молящихся на пасхальной службе, то после реализации патриаршего плана в храмах станет совсем просторно и комфортно. Одновременно на двухмиллионную общину московских мусульман приходится всего четыре мечети. Как показал Ураза-байрам, средний уровень практической религиозности в этой общине выше, чем у православных, - на молитву пришло 100 тысяч человек. Значит, на каждую мечеть пришлось примерно 25 000 молящихся на Уразу-байрам. Это почти в сто раз больше "пасхальных" показателей в православных храмах! Такой контраст едва ли под силу организовать самому мощному "мировому правительству"! Это объективный статистический факт.

Встает закономерный вопрос: а что с этим фактом делать, какой выход? Традиционных ответа три: два противоположных и один компромиссный.

Первый ответ: ничего. Держать мусульман "в черном теле" (видимо, это состояние лучше всего предохраняет москвичей от межрелигиозной резни), строить православные храмы, а мечетей не строить. И молиться на улице им тоже не позволять! Аргументы сторонников этого варианта (как правило, "православных экспертов" или крайних националистов) таковы: Москва – "православный город", Россия – для русских, азан мешает спать, мусульман сюда никто не приглашал, если хотят работать – пусть сидят тихо, а если молиться – по домам или в православных храмах. Обыватель, запуганный телепропагандой, добавляет к этому набору "аргументов" еще свои, обывательские и биологические страхи: "исламский терроризм", "ваххабиты", "взрывы домов", грязь, преступность, "черные" и "говорят не по-нашему". Похоже, ответ № 1 не разделяют даже безответственные московские власти. Не только потому, что этот вариант не решает проблемы, а загоняет ее вглубь и обостряет до предела, но и потому, что у власти нет инструментов его реализации. Как на практике можно запретить мусульманам молиться на Уразу-байрам и кого нанять за гроши, остающиеся от разворованного бюджета, на многочисленные московские стройки и в ЖКХ?

Ответ номер два, противоположный: разрешить мусульманам строить мечети в том же порядке, в каком разрешают РПЦ МП строить храмы. Этот вариант вполне согласуется с духом и буквой российской Конституции, по которой государство является светским, мировоззренчески нейтральным, ему все равно, какие религии исповедуют граждане, а все религиозные организации равны перед законом. Действительно, жители Москвы мусульманского вероисповедания являются такими же полноценными гражданами, как их православные соседи, и если они хотят вложить свои деньги в строительство своего храма – никто не вправе им запретить. Мусульмане, отстаивая этот вариант, еще и ссылаются на образец "мусульманских" республик России – в первую очередь, Татарстана, где православные храмы восстанавливаются и строятся в большом количестве. Если позволить московским мусульманам на свои средства, в соответствии с законом, строить мечети, то их в ближайший же год в Москве появится несколько десятков. Власть на это пойти также не может: обывательские фобии в обществе так велики, что межнациональное и межрелигиозное противостояние достигнет катастрофических масштабов и выплеснется на улицы. Это приведет к падению самой власти и гражданской войне.

Наконец, третий ответ – компромиссный. В принципе, признавая определенные права мусульман, ссылаясь на дореволюционный опыт, власть разрешает им строительство очень ограниченного числа мечетей на отдаленных территориях города, превращаясь в субъекта и инициатора этого строительства. Разумеется, такая модель поведения соответствует не столько закону, сколько политическим "понятиям" и исходит из принципа политической целесообразности, то есть инстинкта самосохранения власти. Сопровождаемая процерковной пропагандой, она убаюкивает общественное мнение "этнических" православных и "этнических" мусульман. Принципиально проблема не решается, а лишь откладывается на будущее, когда, как надеются нынешние власть имущие, их уже не будет на этой (российской) грешной земле.

Получается очень по-русски – куда ни кинь, всюду клин. Но добавим к этой рафинированной модели еще и фактор расбалансированности системы власти в России в целом и в Москве в частности, где все разъедено коррупцией. И подпитывает эту коррупцию – тут уж надо признаться честно – в значительной мере растущий бизнес "этнических" мусульман. Да, к переделу собственности на федеральном уровне, где речь идет о сверхприбылях от нефти газа, они не допущены. Но зато на уровне районной управы и местного муниципалитета действуют гораздо активнее и продуктивнее своих "православных" конкурентов. А это неминуемо ведет к тому, что именно управа, а кое-где и префектура будут выступать главными лоббистами строительства новых мечетей, а сдерживать эти инициативы придется федеральной власти. Делать же это ей весьма неудобно – ведь никому не хочется новой войны на Кавказе.

Россия на международной арене представляет себя как великая евразийская держава, как уникальный мост между восточной и западной цивилизациями. Будучи ассоциированным членом Организации Исламская конференция, она предлагает свой рецепт преодоления цивилизационного конфликта между пассионарным миром исламом, устремляющимся на Запад, и постхристианской европейской цивилизацией, мало интересующейся религией вообще. Но почему, предлагая этот рецепт другим, российское руководство не применяет его внутри страны? Разве шумные митинги в московском районе Текстильщики, где активисты ДПНИ и "православных граждан" выкрикивают исламофобские лозунги и разжигают рознь между москвичами по религиозному признаку, - похожи на "уникальный опыт диалога цивилизаций"? И почему официальное руководство РПЦ МП, на всех международных форумах свидетельствующее об этом "уникальном опыте", не применит его в Текстильщиках, не примирит мусульман с немусульманами в отдельно взятом микрорайоне?

А потому, что все это красивые слова. Конфликт в Текстильщиках заставляет нас встряхнуться и осознать, что без постороннего вмешательства у России есть две перспективы. Либо торжество радикальных идей и клерикально-националистическая диктатура, сопровождаемая распадом РФ и гражданской войной. Либо усиление "исламского фактора" в политической и социальной жизни, окончательный отрыв от европейского пути развития и капитуляция перед Востоком. Если выбор между этими вариантами сделать сложно, то надо хотя бы не обвинять мусульман в том, что им негде молиться.

Валерий Степанов,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования