Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Базарный день для Нового Никодима. Размышления по итогам визита Патриарха Варфоломея в РФ


В последние месяцы руководство РПЦ МП только и делало, что пугало свою консервативную паству. То какие-то выступления перед католиками за границей, то, наоборот, привезут к нам домой главного экумениста вселенной Патриарха Варфоломея и давай его повсюду возить и показывать… В общем, было из-за чего испугаться. Консервативные чада РПЦ МП теперь спорят только о том, когда будет уния — завтра или послезавтра. Но посмотрим, что же происходит на самом деле.

После того, как РПЦ МП возглавили духовные дети и внуки митрополита Ленинградского Никодима (Ротова), было естественно ожидать, что стиль официальных отношений с католиками резко потеплеет. Но стиль стилем, а интересы интересами. Чего ожидать не следовало, так это каких бы то ни было действий, мотивированных только религиозно. Наивно думать, что в жертву религии - какой бы то ни было, включая экуменическую – руководство РПЦ МП принесет в жертву свои мирские интересы. И это тоже — и даже не "тоже", а прежде всего, — верность традициям митрополита Никодима.

Достижение полного общения с католической Церковью подразумевается как стратегическая цель любых экуменических контактов, но эта цель может стать достижимой только в случае таких геополитических изменений, предсказать которые не в состоянии ни одна из заинтересованных сторон. Будущее таких планов слишком туманно, чтобы ради него стоило пошевелить не только языком, а хотя бы пальцем. Поэтому реально совершаются лишь такие действия, которые будут иметь смысл независимо от того, состоится ли когда-нибудь уния с католичеством.

Дипломатические усилия правящей группировки РПЦ МП в последнее время были направлены на решение одной совершенно ясной тактической задачи: закрепиться в качестве третьей вершины треугольника Рим — Константинополь — Москва. Пока еще трудно судить, насколько ей удалось это сделать, хотя уже виден просто гигантский объем потраченных средств.

До сих пор диалог Рима и Константинополя велся напрямую, без обязательного участия Москвы, причем Константинополь воспринимался католической стороной и большинством Церквей "мирового православия" как общий представитель православного мира. Символами этого диалога являются ежегодные сослужения Папы Римского и Вселенского Патриарха в Риме на престольный праздник собора Св. Петра — 29 июня. На подобных торжествах Московский Патриарх все еще неуместен. До возможности его прямого общения с Папой Римским все еще лежит огромная дипломатическая дистанция. А пока эта дистанция сохраняется, общение "мирового православия" с Римом будет опосредоваться Константинополем, и треугольник Рим —Константинополь — Москва все еще не будет достроен.

Достраиванием этого треугольника в Москве озаботились всерьез, и это задача хотя и сложная, но реалистичная. Однако трудов предстоит еще немало.

Какие задачи пытается решить московское церковное руководство, выстраивая этот пресловутый треугольник? На первом плане это, казалось бы, задачи внутрицерковные, но едва ли не главным источником вдохновения для решения этих церковных задач являются их светские и политические аспекты — именно так, как это было и в эпоху митрополита Никодима. Но обо всем по порядку.

Способ влезть третьим, но доказать, что он не лишний, у Московской патриархии только один, и он старый, как Московская Русь: поманить боооольшим государственным ресурсом. У Рима надо создать впечатление, будто через Москву можно будет добиться большей уступчивости Константинополя, а у Константинополя — будто через Москву можно будет добиться большей сговорчивости Рима. Все это не ахти какой высокий полет дипломатической мысли, а, скорее, ее ползание — или даже пресмыкание — по земле Российской Федерации с ее земными правителями… Никаких особых ресурсов, кроме ресурса административного от государственных властей РФ, у РПЦ МП нет, и пытаться скрыть это от партнеров по переговорам бессмысленно.

Особенно много "жестов доброй воли" в последнее время было сделано в адрес Константинополя, и в этом главная новизна политики РПЦ МП при ее новом руководстве. Все они повторяют рецепт 1948 года, примененный тогда к предстоятелям восточных Церквей с целью, правда, отвлечь их симпатии от Константинополя. Как тогда, так и сейчас восточным иерархам устраивают пышные спектакли за государственный счет и всячески демонстрируют, что, как недавно было сказано некоторыми политиками, "Церковь и Партия едины". Правда, тогда не подействовало: хитрые восточные иерархи гостеприимством от сталинской симфонии Церкви и государства попользовались и ценные подарки домой увезли, но сплотиться вокруг Церкви и Партии — так и не сплотились. Расстроенное советское руководство после этого решило о них забыть и впредь делать ставку на Ближнем Востоке на мусульман.

Что-то подсказывает — а особенно подсказывает тональность интервью Вселенского Патриарха российским СМИ, — что может не получиться и на этот раз. Особенно впечатляет пожелание Вселенского Патриарха в адрес непризнанной "мировым православием" Церкви Киевского патриархата "присоединиться к канонической Церкви". Патриарх, подобно древней Пифии, не стал уточнять, к какой именно. Но заинтересованные лица знают, что, согласно действующим официальным документам Вселенского патриархата, Киевская митрополия принадлежит не Московскому патриархату, а Константинопольскому.

Впрочем, церковная дипломатия сама по себе, при всей искренности проявляемого к ней интереса, — не главное из того, что движет сегодня главой РПЦ МП и его командой. Для него важнее отношения РПЦ МП и российской государственной власти. Ведь эти отношения претерпевают бурную трансформацию, и сейчас степень свободы РПЦ МП внутри Российской Федерации вновь оказывается под большим вопросом.

Происходит национализация РПЦ МП. О ее принципах мы писали подробно не так давно ("Бесплатный сыр для Московской Патриархии", 1 февраля 2010 г.): "Владеть заметными в масштабах государства объемами недвижимости — значит влиться в аппарат государственного управления волей-неволей. В современных реалиях это означает оказаться в рядах тех олигархических капиталистов, которые ограничены в своих возможностях вывести капиталы из страны. Такие капиталисты вынуждены во всем слушаться государственной власти, но при этом освобождают саму власть от значительной части тягот управления и от экономических рисков. (…) При таком порядке управления РПЦ МП значение "человеческого фактора" в ней минимизируется. Патриарх может хотеть, чего ему хочется, но делать ему придется только то, что в пределах его возможностей".

Это лишь принципы национализации РПЦ МП — то есть того, что государственная власть хочет, а не того, что у нее получается. Причем, мы знаем, что хочет она всегда "как лучше". А получается, как уже видно на некоторых примерах, вместо национализации - приватизация, когда некоторые губернаторы воспринимают "подведомственные" им епархиальные структуры РПЦ МП в одном ряду с местными СМИ, правоохранительными органами и всем прочим, что формально должно быть от них независимым. Одинаково независимым.

Это современная тенденция политического развития формально независимых от власти институтов, и РПЦ МП, как один из крупнейших из этих институтов, не может быть оставлена от нее в стороне. Она неминуемо и все более и более мобилизуется для обслуживания интересов светской власти. Причем, слова "все более и более" здесь не так неуместны, как может показаться поверхностному наблюдателю.

Поверхностный наблюдатель мог бы спросить: "Куда уж более-то?" И поэтому ему надо объяснить особо: "более" в данном случае означает "менее". РПЦ МП привлекается к обслуживанию властей все менее и менее высокого уровня. Ее зависимость от светской власти растет теперь не столько количественно, сколько качественно: став государственной Церковью де факто, она превращается в часть государственного аппарата, подчиняющегося государственному начальнику соответствующего уровня. Пока это губернаторы, а дальше могут быть председатели сельсоветов и главы городских и районных администраций.

Наивно полагать, будто специально для РПЦ МП государственная власть будет разрабатывать какую-то гибкую религиозную политику, которая не будет частным случаем ее общей политики в отношении общественных организаций и политически значимых институций. А если так, то РПЦ МП ничего не остается, как пытаться чем-то уравновесить это государственное давление.

Государственное давление в России принято уравновешивать международными связями. Каждый, кому приходится решать подобную проблему, выдумывает подходящие для него решения. Решение для РПЦ МП давно уже выдумано: это политика митрополита Никодима, делающая акцент на международные контакты РПЦ МП. Плоды этих контактов нужно научиться продавать российской государственной власти в обмен на толику независимости. Такой "рыночный механизм" стоял за участием РПЦ МП никодимовских времен в экуменическом движении.

В этом, похоже, главная интрига необычайной международной активности также и нового главы РПЦ МП. Пока что мы видим лишь ее начало — начало собирания плодов. Торговля плодами нового урожая начнется не раньше осени — начала нового политического сезона. Тогда и посмотрим, какова окажется им цена в базарный день.

Епископ Григорий (Лурье),
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования