Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Православие вне закона. Россия радикально меняет систему государственно-конфессиональных отношений?


Формально религиозная политика нынешних властей РФ основывается на признании принципа светскости государства и отделения Церкви от государства, а также равенства всех религий перед законом. Об этом говорят и положения Конституции РФ, и нормы закона о свободе совести 1997 года. Попытки в 2000-е годы принять законы о прямой поддержке государством "традиционных" религий заканчивались провалом, поскольку явно противоречили Конституции.

В 2009 году, с избранием Патриарха Кирилла, резко усилилась роль РПЦ МП в общественно-политической жизни страны, и появился целый ряд законодательных инициатив, которые вскоре могут изменить религиозное законодательство России. От официально провозглашенной в 1990-е годы светскости государства Российская Федерация уже "эволюционировала" к системе тесного сотрудничества с четырьмя избранными "традиционными" религиями, но особенно – с одной из них. Во многих европейских странах существуют и государственные Церкви, и исторические "традиционные" конфессии, которые получают бюджетные субсидии, однако это не противоречит соблюдению принципа свободы совести и вероисповедания. Дело в том, что независимо от того, поддерживает ли власть определенную Церковь или нет, все религиозные объединения обладают базовым уровнем прав, который позволяет им свободно существовать, иметь молитвенные здания, обучать своих последователей, заниматься социальной, миссионерской работой. Российским религиозным объединениям, особенно тем, которые не попали в число "традиционных", еще предстоит побороться за свое право обладать полноценными правами на свободу религии и убеждений. Потому что православная идеология в версии государственной Церкви Московской патриархии утверждается поверх закона и вне всяких правил.

На федеральном уровне Россия уже переходит к протекционистско-кооперационной модели отношений власти и РПЦ МП. В рамках кооперационной модели государства тесно сотрудничают с рядом религиозных объединений, но в России это тесное сотрудничество с "традиционными" религиями сопряжено с протекционизмом по отношению к одному объединению – РПЦ МП. Признаком радикального изменения как государственно-конфессиональных отношений, так и религиозного законодательства служит целый ряд инициатив Московской патриархии, поддержанных светской властью. РПЦ МП является своего рода локомотивом, который ведет за собой другие "традиционные" религии, добивается осуществления проектов, значительно увеличивающих роль религии в общественно-политической жизни России. Естественно, что в большей степени укрепляются отношения высшего чиновничества на федеральном и региональном уровнях и православных иерархов, все более легитимной и открытой становится "православная основа" государственной идеологии. С принятием новых законопроектов и осуществлением ряда инициатив Патриарха Кирилла доминирующей религиозной структурой при помощи государства в России будет только РПЦ МП, а идентификация идеологии власти с православием и оправдание Церковью всеподавляющей мощи государства уже получают свое конкретное материальное, финансовое наполнение.

Идеологизация общественной и государственной жизни идет сразу по нескольким важнейшим направлениям. С уровня формальных встреч на высшем уровне и декоративного оформления власти отношения государства и РПЦ МП переносятся на уровень финансово-административного утверждения церковной иерархии при поддержке светской бюрократии. Именно поэтому теперь церковно-государственные инициативы подвергаются критике с самых разных сторон, вызывают споры и конфликты, усиливая антиклерикальную реакцию определенной части гражданского общества. Если абстрагироваться от официальных заявлений и посмотреть на фактическую сторону дела, то окажется, что все основные инициативы в области конфессиональной политики и идеологии осуществляются по просьбе РПЦ МП и Патриарха Кирилла, в интересах РПЦ МП, и проводятся административными методами, часто в обход российского законодательства.

В июле 2009 г. президент России Дмитрий Медведев выразил согласие с предложениями целого ряда религиозных объединений и поручил Министерству обороны возродить в России институт военного духовенства. Уже с 1 декабря 2009 года в Вооруженных силах РФ была введена должность помощника командира воинской части по работе с верующими военнослужащими. А в начале февраля 2010 года было утверждено положение о функциональных обязанностях помощников командиров частей по работе с верующими военнослужащими в Вооруженных силах РФ. Однако для всего этого отсутствует нормативно-правовая база, не определен круг прав и обязанностей священнослужителей, их зона ответственности и компетенция. По крайней мере, все это публично не обсуждалось. Более того, идеологическая кампания по исполнению распоряжения президента РФ полностью проигнорировала статью 8 Федерального закона о статусе военнослужащих, которая предполагает, что государство "не несет обязанностей по удовлетворению потребностей военнослужащих, связанных с их религиозными убеждениями и необходимостью отправления религиозных обрядов". А создание религиозных объединений в воинской части категорически не допускается.

Эксперимент по введению в школьную программу 19 регионов основ религиозной культуры и светской этики был также начат в авральном режиме и вызвал скрытое и открытое недовольство не только представителей Минобрнауки, но и большинства учителей. Давление на Минобрнауки сопровождалось некорректными заявлениями отца Андрея Кураева в своем "Живом журнале" по отношению к светским ученым и к своим критикам, которые, в свою очередь, обвиняли его в хамстве и цинизме.

В начале 2010 года стало также очевидным, что неформальная реституция православных культовых зданий и ценностей вскоре вступит в новый, завершающий этап своего развития. Проект закона о передаче религиозным объединениям имущества религиозного назначения стал результатом резко ускорившихся при Патриархе Кирилле консультаций представителей патриархии и Минэкономразвития (концепция проекта была подготовлена еще несколько лет назад). Обязательными условиями, которые должны сопутствовать принятию проекта, являются: одновременное принятие законов, которые позволят федеральным и региональным властям финансировать реставрацию, восстановление и содержание памятников культуры истории, переданных РПЦ МП в собственность, а также компенсация Церкви затрат на оформление имущества в собственность.

Новый закон установит единый порядок и обяжет передавать Церкви имущество на всех уровнях – федеральном, региональном и муниципальном. В проекте четко определены основания для отказа и сроки передачи имущества (чего нет сейчас в нормативных актах), что не оставит никаких шансов музеям. При этом церковное руководство официально не признает, что храм и монастыри плохо сохраняют бывшие музейные ценности, что иерархи РПЦ МП оказывают давление на органы власти в части передачи ценностей в музеи, что передача ценностей происходит без соглашений с музейщиками и в конфликте с ними, а условия хранения епархиями ценностей уже никого не интересуют – власти предпочитают "не вмешиваться", а церковные служащие сотрудников музеев не пускают и на порог.

В феврале 2010 года стало известно еще об одном  законопроекте, который также направлен на прямую поддержку РПЦ МП. Это проект о поддержке социальной работы религиозных объединений. Оказалось, что по просьбе Московской патриархии депутаты "Единой России" готовы в президентском законопроекте о поддержке НКО прописать особое право религиозных организаций на государственную помощь. Религиозные организации также получат статус "социально ориентированных".

Прокомментировавший инициативу единоросс Сергей Марков отметил, что после принятия поправок приходы РПЦ МП смогут в приоритетном порядке претендовать на деньги, выделяемые правительством на профилактику абортов и поддержку молодых семей, им станет проще получать помещения, госсредства смогут получать, к примеру, детские приюты при монастырях. Закономерно, что юрисконсульт Московской патриархии Ксения Чернега сразу заявила, что статус "социально ориентированных" смогут получить лишь избранные религиозные объединения.

Поддержка государством социального служения верующих является чем-то вполне естественным во многих странах. В Германии некоторые Церкви (католическая, лютеранская и некоторые другие) имеют статус "корпорации публичного права", который дает право на получение субсидий от властей, в том числе и на реализацию социальных проектов. Однако законопроект о госпомощи избранным религиозным объединениям как "социально ориентированным" выявляет стремление не только поддержать РПЦ МП, но и вообще сделать государственными руками из Московского патриархата настоящий общественный институт, которым она сейчас не является. У РПЦ МП нет в настоящее время развитой системы социального служения, нет крупных общецерковных проектов, а есть лишь несколько активных приходов на каждый регион. Чиновникам (светским и церковным, которых будет все больше) придется на бюджетные средства самими с нуля создавать социальную работу Церкви, оправдывая этот новый статус "социально ориентированной".

Наконец, довершает картину готовящийся в рамках Минюста РФ законопроект об ограничении миссионерской деятельности. Министерство предлагает внести поправки в Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" в части регулирования миссионерской деятельности, что вызвало возмущение религиозных деятелей и правозащитников. В начале февраля 2010 года представители Минюста РФ заявили о намерении доработать проект поправок, который ранее, 12 октября 2009 года, был размещен на официальном сайте Минюста. Несмотря на благие намерения, которыми объясняется контроль за миссионерской деятельностью, этот законопроект явно направлен против конкурентов РПЦ МП – его положения можно произвольно применять против всех "нетрадиционных" Церквей, поскольку предполагается штрафовать любого, кто проповедует без бумаги от зарегистрированного религиозного объединения. Кроме того, "осуществление миссионерской деятельности, сопровождаемой предложением материальных, социальных и иных выгод с целью вовлечения граждан в религиозное объединение либо угрозой применения насилия, психологическим давлением, манипуляцией сознанием", как отмечается в проекте закона, может применяться фактически только к "нетрадиционным" религиям, так как выгода от государственной религии очевидна и не будет оспариваться правоохранительными органами. Более того, наказание за такое миссионерство "влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двух до пяти тысяч рублей, на юридических лиц - от восьми до двенадцати тысяч рублей", что является откровенно коррупционной нормой.

Столь масштабная кампания по поддержке православия Московского патриархата как окологосударственного института и сущности государственной идеологии является естественным стремлением закрепить ключевое место РПЦ МП в мировоззрении и коридорах власти. Последние 10 лет Россия наблюдала за тем, как Владимир Путин, а затем Дмитрий Медведев ставят православие во главу "единого русского мира", который они строят. В этой связи знаковым событием является покупка участка земли в Париже на набережной Бранли для строительства православного собора, семинарии, воскресной школы. Это будет своеобразный "русский дом" в Париже. Неуместность и некоторая дикость траты миллиардов бюджетных рублей на этот проект в рамках формальных правил светского демократического государства ярко показана в статьей Александра Солдатова в "Новой газете" - "Широко шагает православная Церковь. Миллиарды уходят на реализацию мессианского проекта "Русский мир"...". Но этот "русский мир" живет совершенно по иным законам, чем бедные сельские приходы, возмущенные музейщики или гонимые "сектанты" с "раскольниками". Как это ни парадоксально, высшие лица государства настроены на жесткое соблюдение юридических норм и законов в том, что касается обычных отношений граждан с чиновниками, судами и милицией, но религиозная тематика существует совершенно вне закона. Государство не в состоянии отказаться от идеологии в силу отсутствия чего-либо иного, в силу своей слабости, недостатка легитимности и сознательной общественной поддержки действий властей. Именно поэтому происходит естественная трансформация России в русское православное государство, в котором вполне можно пожертвовать многоконфессиональностью и интересами и чувствами других верующих. Критики РПЦ МП – особенно сторонники строгой светскости – оказываются в странном положении: они ссылаются на то, чего нет (или что есть лишь в виде декларации, как Конституция), и ищут опору там, где ее не найти. Потому что граждане, смотрящие из своей глуши на золотые купола олигархического "русского мира", скорее склонны гордиться своим православием и образом российского величия в мире, но часто искренне презирают служителей этого "русского мира" у себя в стране.

Роман Лункин,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования