Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Железная поступь реституции. Массовая передача зданий, имущества и музейных ценностей Московской патриархии создаст нерушимую ассоциативную связь между РПЦ МП и нынешней властью


Неформальная реституция православных культовых зданий и ценностей вступила в новый этап своего развития благодаря активной деятельности Патриарха Кирилла по продвижению законопроектов, которые касаются передачи религиозного имущества в собственность религиозных объединений, а также финансирования государством памятников культуры и архитектуры, которые будут переданы в собственность РПЦ МП. Дискуссии вокруг "церковной реституции" возникли в СМИ и в музейном сообществе с такой силой, как будто на протяжении последних 20 лет РПЦ МП ничего не передавалось. Монастыри и храмы, иконы и другие ценности также перетекали во владение Церкви в последние 20-летие, также происходили многочисленные конфликты музеев и епархий. Но именно сейчас все вдруг ощутили опасность и возмутились столь тотальной "клерикализацией национального достояния".

Очевидно, что общественность, верующая и неверующая, которая скептически настроена по отношению к церковному доминированию в общественно-политической сфере, жила с твердым убеждением, что Конституция РФ гарантирует светское государство и равные возможности для всех, а также невозможность провозглашения какой-либо одной идеологии определяющей и направляющей. И до сих пор формально в России не принималось законов, которые позволяли бы говорить о том, что это законодательное демократическое статус кво может быть нарушено. Другое дело, что реальность повседневной жизни на всех уровнях все больше отдалялась от законов и возвышенных демократических деклараций.

Новые законопроекты, которые касаются религиозного имущества, а также проект Минюста РФ о контроле и ограничении миссионерской деятельности прямо разрушают ту систему строгого отделения государства от РПЦ МП, которая формально провозглашалась в советское время и была закреплена в демократической России после распада СССР. Православное "возрождение" или религиозный бум 1990-х годов проходил под лозунгом невмешательства государства и РПЦ МП в дела друг друга, а Патриарх Алексий II старался сохранять определенную дистанцию от власти, даже если Церкви не удавалось продавить свои инициативы. Частично это можно объяснить нежеланием покойного Патриарха радикально менять ситуацию в Церкви и в государственно-церковных отношениях, "старыми привычками", но во многом - пониманием того, что мощная поддержка власти, финансирование, православизация школы и армии при помощи государства фатальным образом изменят отношения Церкви и государства в сторону сильной взаимозависимости их друг от друга.

Патриарх Кирилл пробил стену чиновничьего безразличия и опасений по поводу нарушения законодательства и усиления церковных институтов. Государство и лично президент Медведев с премьером Путиным стали продвигать большинство инициатив, которые давно буксовали. Как и в случае с поддержкой президентом преподавания ОПК в школах и введения института военного духовенства, законопроект о фактической церковной реституции был просто объявлен обществу как факт на встрече Патриарха Кирилла с премьером. Уже без всякой демократической ширмы решения принимает один человек, без парламента, дискуссий, "институтов гражданского общества". Более того, все инициативы Патриарха Кирилла поддерживаются государством и воплощаются в административном режиме, который не требует промедления и даже формального принятия законов. Институт военного духовенства стал вводиться без внесения изменений в закон о статусе военнослужащего и воинские Уставы, по поводу эксперимента с введением ОПК в школах РПЦ МП довольно бесцеремонно стала навязывать свой учебник Кураева, написанный наскоро, за несколько месяцев. В случае с передачей имущества РПЦ МП премьер-министр Путин и министр культуры Авдеев объявили 5 января на встрече с главой РПЦ МП, что соответствующий законопроект "будет принят" (дело техники!), а Церкви в любом случае будут переданы Новодевичий и Высоко-Петровский монастыри в Москве. Из "Стенограммы беседы Святейшего Патриарха Кирилла с председателем Правительства России В.В. Путиным" следует, что решение о том, что большая часть из 12 тысяч культовых объектов (памятников истории, культуры и архитектуры) будут переданы в собственность РПЦ МП, уже принято. Министр культуры России Александр Авдеев даже подчеркнул в своей речи перед Патриархом, что "в действительности передача икон не вызывает столько проблем, сколько это кажется в прессе", а катастрофические ситуации, подобные той, что произошла с выселением музея из Ипатьевского монастыря в Костромской области, не повлияют на решения властей, призванных, вроде бы, охранять национальное культурное наследие.

Подробный обзор положений законопроекта о передаче имущества религиозным организациям и возможных последствий его принятия уже сделан профессором Михаилом Шаховым в интервью "От реституции к конфликтам интересов". Патриарх Кирилл лишь добавил к этому просьбы о том, чтобы передача имущества происходила по единой схеме и был решен вопрос о передаче собственности, принадлежащей региональным властям, а также перестроенных объектов, которые были или стали церковными. После трудоемкого процесса переоформления зданий РПЦ МП будет более свободно распоряжаться собственностью, большая часть которой будет принадлежать Московской патриархии как административному органу. Согласно новому приходскому Уставу РПЦ МП, "Священный Синод Русской Православной Церкви устанавливает: - Единый порядок владения, пользования и распоряжения недвижимым и особо ценным движимым имуществом Прихода…". Кроме того, один из пунктов гласит: "11.9. Приход не вправе совершать сделки по распоряжению зданиями (строениями) храмов и часовен, а также особо ценным движимым имуществом богослужебного назначения (в том числе договоры купли-продажи, аренды, залога данного имущества), за исключением сделок по отчуждению (передаче) данных объектов в собственность (пользование) Епархии либо религиозной организации "Русская Православная Церковь", в том числе в лице религиозной организации "Московская Патриархия Русской Православной Церкви" на основании указа Епархиального архиерея либо распоряжения Священного Синода Русской Православной Церкви". Это означает, что в РПЦ МП будет строго централизованная система владения и распоряжения всей полученной собственностью, что сделает более централизованной саму систему управления. Кроме того, большинство храмов будут зависеть от бюджетных средств, которые будут выделяться на реставрацию и восстановление церковных памятников культуры. В настоящее время значительная часть памятников и брошенных церквей находится в упадке или не получает регулярного финансирования. Когда РПЦ МП оформит право собственности на тысячи объектов, которые можно считать памятниками культуры, то окажется, что на реставрацию и восстановление собственнику, то есть Московской патриархии придется выделить из госбюджета не 2 млрд. рублей, как это предусмотрено на 2010 год, а 20 млрд. рублей (и соответствующий счет будет немедленно представлен и оплачен безмолвными россиянами).

Все решения уже приняты, а поэтому все граждане страны, в том числе и музейные сотрудники, хранители церковных ценностей, которые работают в зданиях монастырей и церквей, поставлены перед фактом. Возражать и сопротивляться бессмысленно. Никаких четких положений о совместном использовании ценностей и музейных помещений Церковью и учреждениями культуры как не было, так и не будет – принятие закона о совместном использовании с музеями церковных ценностей невыгодно РПЦ МП. Как и ранее, все проблемы будут решаться жестким административным путем, если надо, с использованием силовых структур, но теперь "на вполне законных основаниях". В армии, в школе, в образовании, в освобождении церковных зданий от музеев, в приобретении имущества Церковь постепенно занимает совсем иное место, чем она должна занимать в чисто светском демократическом государстве. Она становится публичной корпорацией (непрозрачным имуществом которой, впрочем, распоряжается фактически один человек), которую государство "наградило" целым рядом привилегий и которая обеспечивает государственную идеологию и повиновение власти народонаселения.

Многие церковные деятели, в том числе сам Кирилл, отмечали, что России не следует выбирать западную, особенно, американскую модель равного отношения ко всем конфессиям, а нужно взглянуть на модель поддержки "традиционных религий" в Европе - в Италии или Германии. Однако в Западной Европе особый статус Католической или Лютеранской Церквей сочетается с наличием самого широкого и демократичного "базового" статуса для всех других религиозных объединений и с контролем со стороны общественности. В России регулятивную функцию исторически исполняет определенный слой людей. Как отметил Патриарх Кирилл в своем выступлении в Российской академии госслужбы при президенте РФ, "с учетом роста значения религиозного измерения в жизни общества область церковно-государственных отношений становится неотъемлемым компонентом государственной политики, а значит и подготовки государственного чиновника нового поколения". К бюрократии нам не привыкать, но гражданам России, в том числе и самим бюрократам, придется столкнуться с еще одним феноменом авторитарного православного государства с жестко централизованной церковью - "церковным чиновником нового поколения".

Роман Лункин,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования