Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Пособие для аватаров. Учебник протодиакона Андрея Кураева по православной культуре подготовит армию "клонов"?


Задача написать единый для всех школ, внятный и интересный учебник для 4-5 классов по православной культуре в настоящее время является невыполнимой. Более того, внедрять какое-либо одно пособие во все общеобразовательные школы вредно и чревато конфликтами. Это подтверждает уже сам эксперимент, который еще даже не начался, но уже породил споры и проблемы, в особенности между учителями, методистами, Минобрнауки, с одной стороны, и РПЦ МП - с другой. Остается надеяться, что эксперимент 2010-2011 годов выявит потребность в разных подходах и разных учебниках. Между тем, и сами православные епархии, и руководство Отдела катехизации РПЦ МП не хотят замечать имеющегося многообразия и развивать то, что уже есть, на местах – и все ради всеобщего государственного внедрения ОПК, безоговорочно и на всей территории страны.

Стремление к Новому году подготовить нечто среднее между светским и православным порождает ни то, ни другое – нечто среднее. Как в фильме Джеймса Кэмерона "Аватар", где аватары – это переходный этап между миром человека и пришельцев, так и в воспитании православного постсоветского школьника – он не будет уже таким, как его родители, но он не должен быть также слишком православным.

Опыт преподавания православия во многих регионах страны показывает, что лучше всего усваивается православное краеведение, а не "Закон Божий" и нравоучения, сказанные "в лоб". В Вологодской, Костромской, Владимирской областях в рамках программы "Истоки" профессора Александра Камкина православие органично сочетается с краеведением, в Смоленской области есть свой учебник (под редакцией митрополита Кирилла), где история переплетается с житиями святых, в Белгородской области предмет "Православная культура" преподается в обязательном порядке с 2006 года, в том числе и по учебникам Людмилы Шевченко, которая участвует в конкурсе Минобрнауки вместе с учебником отца Андрея Кураева.

По существу одним из самых удачных следует признать белгородский учебник "В.Д. Скоробогатов, Т.В. Рыжова, О.Н. Кобец. Православная культура. 5-6 классы. Ульяновск, 2006" (издано по благословению архиепископа Белгородского и Старооскольского Иоанна (Попова)).  Хотя краеведения и региональной истории в этом пособии нет и явно не хватает, но собственно история православия и даже изучение основ церковно-славянского языка и вообще славянской письменности (с приложением компьютерного CD с оригинальной программой) поданы в этом учебнике более мягко и занимательно, чем в жестких и холодных книгах Аллы Бородиной. В белгородском пособии можно узнать о книгах, которые читали в Древней Руси, о типах храмов, о церковном пении, об архитекторах, композиторах и ученых, которые имели отношение к Церкви или к исследованию славянской письменности – отдельный параграф посвящен академику Д.С. Лихачеву (с. 79-81). В учебнике особо выделяется мысль о том, что православие всегда было той религией, которая обеспечивала веротерпимость в России, примиряла между собой представителей разных конфессий и верований, живущих в нашей стране (с. 103). Также естественно, что в учебнике, по которому учатся в Белгородской области, нет отдельного абзаца, осуждающего "сектантов", так как в учебнике, где о других верах ничего не говорится, в роли "сектантов" в сознании школьника автоматически выступят все остальные. В смоленском учебнике митрополита Кирилла и в пособиях Аллы Бородиной о нашествиях "сект" говорится весьма определенно. Однако именно принудительное изучение "Православной культуры" привело к конфликту, когда детей членов протестантской церкви на уроке ОПК повели копать картошку в ближайший монастырь, а когда они отказались ходить на урок, им заявили, что не смогут выдать им аттестат об окончании школы, и эта проблема до сих пор не решена.

В начальных классах в Белгородской области (с 1 по 4 классы) преподавание ведется по учебнику Людмилы Шевченко "Православная культура", который также можно прочитать в интернете. Защитники учебника Кураева обвиняют Шевченко в том, что она не вынесла свой материал на всеобщее обсуждение, как это сделал протодиакон, но за Шевченко – большой опыт и практическое воплощение своего учебника в реальных условиях школы. При всех недостатках учебника Шевченко вполне естественно, что в глазах любого специалиста и чиновника Минобрнауки он будет предпочтительнее того, что отец Андрей Кураев представил в своем блоге.

Людмила Шевченко пошла по совершенно естественному пути создания учебника ОПК для самых маленьких – это создание особого "радостного мира православной культуры", как называется одна из тем книги. Автор рассказывает детям про начала азбуки и слова на церковно-славянском языке, различные истории из Библии и жития святых, про иконы и устройство православного храма, праздники-радости с историями из Нового завета. Все это перемежается со сказками и стихами. В учебнике многократно повторяется тезис о красоте православной культуры в том, как ее творит иконописец, зодчий, певчий, поэт. Ребенок начинает жить в мире чудес, священных историй, новых слов на церковно-славянском языке. И он также становится жителем этого мира, так же, как на детском уровне становятся героями книг Толкиена "Властелин колец" или "Гарри Поттера".

У учебника Шевченко есть два важных достоинства – он неидеологический и интересный, в значительной степени фольклорно-православный, но для Минобрнауки он не является светским и культурологическим, хотя намного ближе к культурологии, чем "Закон Божий".

Следует отметить, что отец Андрей Кураев пошел по самому сложному пути в создании учебника по ОПК. Он написал этическое пособие по введению в православную нравственность для тех людей, которые вообще толком ничего не знают о вере, каковых среди православных в России большинство. Текст учебника, выложенный в "Живом журнале", уже одобрен, как заявил глава синодального отдела по религиозному образованию епископ Зарайский Меркурий, Русской Православной Церковью. Пособие Кураева вполне можно признать в каком-то роде светским, но оно не является культурологическим, и там нет той православной культуры. Судя по тексту, оно не рассчитано на маленьких детей и просто довольно скучное, по крайней мере, для детского сознания.

Кроме того, как это ни странно, учебник Кураева столь же холодный и идеологический, как и учебник Аллы Бородиной. В отличие от легкого фольклорно-сказочного образа православия у Людмилы Шевченко, главы учебника Кураева представляют православие в виде государствообразующей системы послушания и хорошего поведения. В вводном уроке "Вера России" православие предстает верой русских и некоторых других коренных народов страны, но православие подается опять же в рамках четко очерченного национального контекста на своей "канонической" территории. Другие народы также имеют право на свою веру, которую им дозволяли иметь цари. Русские опять не имеют права на иную веру, кроме православной. Почему-то не говорится о том, что русских – старообрядцев, католиков, лютеран, духоборов, молокан, баптистов и евангельских христиан - ожидали гонения, а часто и сибирская ссылка. Мир православной России у Кураева населяют цари, главным идеальным царем является Алексей Михайлович, а картины из древнерусской жизни весьма противоречивы: "Когда мы вошли в больницу, от дурного запаха не могли оставаться в этом помещении смотреть на больных. Царь же подходил к каждому больному и целовал его в голову, уста и руки". В Уроке о совести Кураев отмечает: "В истории известны даже цари, которые терпели поражение в борьбе со своей совестью". Слово "даже" подчеркивает святость царской власти. В Уроке 29 о плохих христианах рассказывается про День народного единства и предательство бояр в Смутное время. Мораль из этого урока могла бы быть написана крупными буквами в инструкциях ФСБ для граждан РФ: "Однажды перед подобными соблазнами можете встать и вы. Может быть, и вам будут предлагать "подарки" за то, чтобы вы не заметили нарушения закона или интересов России".

Образный ряд учебника достаточно агрессивный. Это и глава "О людоедах", и инструкции детям в главе "Христианин на войне": "Если же надо было защитить свою Родину, семью и веру – православный человек берется за оружие. Но при этом не становится машиной для убийства. Даже на войне надо остаться человеком. Нельзя добивать раненых. Нельзя трогать безоружных. Нельзя грабить местных жителей".

Во многом учебник Кураева – это отражение самого отца Андрея Кураева, его самопсихоанализ, логичное изложение нравственных максим, жесткая логика в доказательствах бытия Божия, рассказ о том, почему нельзя прятать сменную обувь у одноклассницы, бить стекло, шутить с тем, что дать нищенке, – камень или хлеб и т.д. Во всем господствует разум и мораль, соблюдение государственного интереса, но зачем этот холодный марксистский расчет профессора Кураева и доказательства бытия Божия в 4-5 классах? Как объясняет сам отец Андрей Кураев, он исходил из того, что надо было соблюдать нейтральность и светскость, а также заставить родителей выбрать вместо светской этики православную культуру, сделав ее скорее этикой и нравственностью, а не культурой. Все это превратило учебник Кураева в книгу для учителя, который сомневается, преподавать ему православие или же нет, и кураевская логика призвана убедить его в том, что все можно объяснить.

Балансирование между этикой, светскостью и философией православной нравственности привело к тому, что учебник Кураева стал не светским, не детским, и вообще перестал быть пособием по православной культуре. Он может воспитать жесткое, логичное и циничное сознание, послушное интересам государства, полуправославные клоны Кураева, аватары. Никто не знает, как показывает опыт учебников, как написать о православии правильно и чтобы слова о вере поняли "православные", не знающие о религии и подозрительно к ней относящиеся. Кроме того, в общественной сфере православные авторы совсем не учат детей гражданским ценностям и жизни в демократическом государстве, поэтому православие легче всего ассоциируется то с фольклором, то с государственностью. Вне веры, основанной на ценностях, наши граждане так и останутся полуправославными аватарами - где-то между верой и миром свободы и культуры.

Роман Лункин,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования