Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Собирание "осколков": идея приходит в действие. Часть первая


Всякое плавание состоит из двух одинаково важных частей очень не одинаковой длины: само плавание и высадка с корабля на берег. Если берег новой страны дикий, не имеющий удобных причалов, то высадиться на него – проблема. Корабль приходится останавливать на большом расстоянии и дальше добираться на шлюпках. Нечто подобное происходит сейчас в деле собирания "осколков" РПЦЗ.

1. Победа идеологии собирания

Когда в сентябре 2006 г. собирание достаточно умножившихся к тому моменту в процессе распада исторической РПЦЗ "осколков" было поставлено на повестку дня, ближайшей задачей была победа самой идеологии такого собирания. Об этом — о той идеологии собирания, которая должна победить, — была наша первая публикация на тему "осколков". Чтобы у самих "осколков" исчезло чувство собственной исключительности, а точнее (так как такого чувства по-настоящему ни у кого и не было) — чувство страха, будто от признания своей собственной неисключительности они развалятся и потеряют даже то малое, что имеют.

Наши временные церковные организации — не только нынешние "осколки", но и Катакомбная Церковь, и дораскольная РПЦЗ, — обладают большим внешним сходством с кораблем Поместной Церкви, сконструированным по канонам. Но, в отличие от корабля Поместной Церкви, такие временные корабли не рассчитаны на долгую эксплуатацию. На них можно только один раз доплыть до цели, причем нужно это сделать, не замешкавшись. В отличие от канонических церковных организаций, все эти временные организации потому и временные, что долго плыть в них нельзя. Они не собраны по тем чертежам, которые предписаны в священных канонах, а наскоро сколочены из подручных материалов, при серьезных нарушениях требований надежности и безопасности. Об этом сегодня напоминает со дна пучины "мирового православия" РПЦЗ МП, утонувшая именно потому, что ее кормчие захотели плавать на временном кораблике РПЦЗ вечно.

До сих пор в некоторых "осколках" находятся люди, которые приходят в ужас от мысли о том, что их епископы, "оказывается", не считают только их фрагмент исторической Российской Церкви единственно истинным. Но такие люди, в каком бы сане они ни были, уже ни на что не повлияют, кроме своей личной судьбы. Да и из них многие, хотелось бы верить, еще будут иметь возможность переменить свое мнение.

Как бы то ни было, к концу 2009 года пора констатировать: идеология собирания победила. Никто из влиятельных церковных деятелей не смеет ее оспаривать публично. Даже те шаги некоторых Синодов, которые предпринимаются всецело в русле прежнего стремления к исключительности и патологической страсти к абсолютному контролю, теперь приходится маскировать примиренческой риторикой. Теперь по вопросу объединения как такового у нас "все за" — по крайней мере, на словах.
Для нынешней полной победы собирательной идеологии потребовалось три года. Должен признаться, что это где-то в полтора раза больше, чем я надеялся три года назад.

2. Почему осуществить требования уже победившей идеологии бывает трудно

Мы приплыли к вожделенному берегу, на котором должны будем восстановить чаемое единство Российской Поместной Церкви. Но мы приплыли к нему каждый на таких кораблях, которые должны будут встать на якорь вдали, так как причала для них нет, — на временных кораблях разрозненных юрисдикций ИПЦ. Теперь эти корабли отслужили свое, и пытаться плыть на них дальше просто некуда. Близкий берег вновь оказывается далеким: малое расстояние оказывается большим, когда его нужно преодолевать не на корабле, а на шлюпках — а то и вовсе на чем попало.

В собирании "осколков" выработка общей идеологии перестала быть главным делом, и поэтому главным делом теперь стало собственно собирание: высадка с корабля своей юрисдикции на берег, где будет строиться поместная Российская Церковь.

Юрисдикции ("осколки") изначально были временными образованиями, которые на этом берегу так же не нужны, как и корабли. Какие-то из этих юрисдикций смогли — или еще смогут — подойти к берегу ближе, какие-то дальше. Но на берегу все они не нужны одинаково.

Но что мы будем делать на берегу, как мы будем воссоздавать разрушенное здание поместной Российской Церкви — это следующая задача, по отношению к которой всё наше собирание "осколков" лишь предварительный этап. Поэтому о ней пока что говорить совсем рано. То, о чем самое время поговорить сейчас, — это процесс высадки с наших тяжеловесных юрисдикционных кораблей на берег.

Когда мы только начинали наше трехлетнее плавание, да и вообще, пока берега не было видно, мы могли плыть с разных сторон к общей цели и не думать о том, что будет дальше. Но теперь, когда почти что приплыли, думать приходится. Многие воспринимают эту трудность как непредвиденную, и она кажется им едва ли не заключительной неудачей всего процесса объединения. А некоторые уже увидели правильное решение, хотя бы интуитивно, и уже начали его осуществлять. Приятно видеть, что такие деятели есть едва ли не во всех наших юрисдикциях: по крайней мере, можно точно сказать, что они есть в РПАЦ, РИПЦ, РПЦЗ(В) и РПЦЗ(А). Но теперь надо сделать так, чтобы это правильное решение увидели все.

Оно, разумеется, состоит в том, чтобы теперь изменить сам способ движения к цели.

Тот способ, которым мы двигались до сих пор, себя, в основном, исчерпал. Он годился для преодоления основной части разделявшего нас друг от друга расстояния. Но непосредственно для осуществления нашего объединения он не годится. Ведь все мы хорошо понимаем, что можно исповедовать одну и ту же веру, даже придерживаться одной и той же идеологии — и все равно оставаться в разделении из-за каких-нибудь слишком земных факторов, например, психологических.

Теперь для собирания "осколков" на повестке дня у нас стоит преодоление тех барьеров, которые не дают объединиться даже тем, кто уже достаточно сблизился. Не так давно мы описывали эти препятствия довольно подробно — и тогда сформулировали для наших "осколков" необходимость "капитального ремонта". Более наглядно, пользуясь нашей нынешней метафорой, надо сказать о том, что теперь пора пересаживаться с кораблей на шлюпки. Долгое плавание закончено, начинается высадка на берег.

3. Каким может быть объединение на самом первом этапе?

Для непривычных к морю людей пересаживаться с корабля на шлюпки настолько страшно, что начать их успокаивать лучше с чего-то более легкого, то есть более понятного. Рациональные аргументы вроде того, что, мол, только на шлюпке можно высадиться на берег, обычно действуют слабо: человеку, которому стало страшно, психологически легче утонуть, не покидая свой обреченный на гибель корабль, нежели самому выйти навстречу стихии и пересесть в шлюпку. Если так бывает даже при очевидных признаках кораблекрушения, то тем более это так в случае наших самодельных корабликов-юрисдикций, где еще со времен дораскольной РПЦЗ если чему-то и научились настоящим образом, то только коллективному пению мантр "мы не тонем—мы не тонем—мы не тонем…".

Поэтому я не буду прямо сейчас говорить о страшном, а начну с более понятного и успокаивающего — с того, для чего нам плыть на берег, если заранее ясно, что в ближайшее время никакого Поместного Собора у нас не будет. Точно ли в таком случае мы там, на берегу, оказавшись лицом друг к другу, друг друга не загрызем окончательно?

Еще год назад я бы ответил на этот вопрос: "Не точно. Но мы постараемся". Но уже сегодня я, пожалуй, отвечу: "Точно". Совершенно незаметно в деле объединения "осколков" совершилась еще одна, неприметная внешне, но очень важная победа: у нас установилось согласие относительно того, как мы будем жить в период после объединения, но прежде воссоздания структуры Поместной Церкви.

Это согласие уже начинает находить себе путь в официальные церковные документы. Недавно Богословская комиссия РПЦЗ(А) предложила "найти общий язык с бывшими частями РПЦЗ, примириться и установить евхаристическое общение без создания единой административной структуры".

Впервые это предложение было выработано в неофициальных переговорах между отдельными частями РПАЦ и РПЦЗ(В) в 2008 году, на основании которых было написано майское 2008 года "Обращение епископа Челябинского Севастиана и Временного Церковного Совета РПАЦ к Архиерейскому Собору Русской Православной Церкви Заграницей". Это Обращение стало первым официальным церковным документом, содержащим такой план объединения, и вообще первой публикацией этого плана. Затем уже этот план стал обсуждаться широко (в частности, здесь  и в уже упоминавшейся нашей октябрьской статье 2009 года).

Про догматические разногласия между РПЦЗ(А) и остальными "осколками" я всё помню, и еще вернусь к этой проблеме ниже. Но, независимо от этих разногласий, предложение Богословской комиссии РПЦЗ(А) важно как свидетельство востребованности именно такой формы первоначального объединения осколков. Никакой общей для всех еще одной временной административной структуры создавать не надо. Из неудачного опыта единой структуры РПЦЗ для Зарубежья и России — бюрократического церковного чудовища 1990-х годов — делаются необходимые выводы.

Итак, на берегу никто никого не собирается захватывать и порабощать. Напротив того: все сохранят ту степень самоуправления, которая была у них раньше. Формирование административных структур Поместной Церкви должно быть естественным процессом, всё должно созреть. Пусть сначала зачатки этих структур вырастут сами, а потом уже будет иметь смысл Поместный Собор, который их узаконит и оптимизирует. Только тогда эти структуры будут отражать действительные потребности Церкви и будут прочными. Но это — не задача сегодняшнего дня. Сегодня мы все еще заняты разбором завалов после церковной катастрофы 1917 года. Пока что нам не до стройки.

4. Почему пересаживаться с кораблей на шлюпки и должно быть страшно

Но теперь все-таки придется поговорить и о том, что уже происходит, но пока не стало привычным и остается весьма пугающим. — Об ослаблении административных связей внутри каждого из "осколков". Сначала мы поговорим о том, почему этого и на самом деле надо бояться, а потом — о том, что нужно делать, чтобы результат такого ослабления оказался добрым.

Опасность этого процесса не приходится отрицать. Он может приводить к образованию мельчайших стеклышек с острыми гранями, к которым опасно даже подойти близко, и которые ни на какой берег не поплывут, а просто утонут.

За последние три года особенно богата такими "осколками" была РПЦЗ(В), и процесс подобного дробления внутри этой юрисдикции все еще продолжается. Потенциал дробления там будет исчерпан не раньше, чем рукоположенный в 2008 году епископ с большими административными дарованиями Алексий (Пергаменцев) станет главой самостоятельного церковного образования с центром в Киеве, в которое может как входить, так и не входить церковная организация на Дальнем Востоке во главе с епископом Анастасием (Суржиком). Судьба единичных приходов этой юрисдикции в Северной Америке и Европе вместе с двумя тамошними епископами определится случайными факторами: какая-то часть (возможно, с епископом Виктором (Парбусом)) окажется в фактическом подчинении епископа Алексия, а остальные, по-видимому, распылятся аналогично распылившейся в 2008 году "жуковской" части РПЦЗ(В). В любом случае, "распылившиеся" (в числе которых едва ли не окажется архиепископ Владимир (Целищев)) не смогут влиять на ход сближения остальных "осколков".

Пример РПЦЗ(В) 2006-09 годов — другим "осколкам" наука. Пример этот показывает, что бывает с людьми, которые действуют в крайнем ослеплении собственной "истинной зарубежностью" и при крайне малой способности посмотреть на себя со стороны, особенно с позиций других "осколков". Действительно, зачем смотреть на себя "их" глазами, если все "они" — жалкие раскольники? — В церковной среде такое рассуждение совершенно обычно, но столь же обычны и плачевные результаты, которые нам сейчас являет РПЦЗ(В).

Фантазии о собственной исключительной правильности оборачиваются обесцениванием всего, что не входит в "свою" группу. Но при этом понятие "своего" имеет тенденцию сужаться, а степень агрессивности к "чужому" имеет тенденцию увеличиваться. Возникает групповая психопатология, получившая название "группы нападения-бегства" ("fight-flight group"). Нам уже случалось отметить движение нынешней РПЦЗ(В) по пути именно такой патологии (в обзоре, посвященном итогам 2008 года для русских ИПЦ). Потребность в отыскивании врагов увеличивается настолько, что внешние "враги" уже не в состоянии удовлетворить ее полностью. Лидеры таких групп вынуждены переключаться друг на друга, и это ведет к дальнейшему дроблению группы. Складывающаяся при этом психологическая обстановка внутри группы получила в психологии название "паранойагенезиса" (paranoiagenesis): это всеобщая подозрительность и склонность объяснять любую случайность чьим-то злым умыслом — в общем, так хорошо знакомое всем церковным людям "конспирологическое" мышление.

Пример РПЦЗ(В) уже и сейчас действует на другие "осколки" отрезвляюще. Еще не так давно на месте РПЦЗ(В) с большой вероятностью мог бы оказаться каждый из них, но сегодня для них вероятность такого развития резко уменьшилась. Пожалуй, главный из уже извлеченных уроков — стремление поменьше подозревать других в неискренности. Если человек делает не то, что мы от него ожидаем, то причины могут быть не только в неискренности и лживости этого человека, но и, например, в его добросовестных заблуждениях (а очень часто – и в нашем собственном непонимании ситуации).

В обществах, не зараженных паранойагенезисом, должна существовать презумпция доверия к партнерам. Если мы видим, что наши партнеры действуют как-то не так, как мы ожидаем от них в соответствии с их собственными декларациями или нашими с ними общими договоренностями, то, скорее всего, они делают это по какому-то добросовестному заблуждению, а, может быть, и вообще это мы неправильно оцениваем смысл их поведения. Предположение о злонамеренном обмане с их стороны должно становиться рабочей гипотезой в последнюю очередь – не ранее, чем десятки альтернативных гипотез будут проверены и отвергнуты. Если же гипотеза о недобросовестности нашего партнера по переговорам приходит нам в голову первой, то это верный признак неблагополучия у нас самих.

Все эти психологические методы самоконтроля нам необходимы, но они еще не дадут нам понимания цели нынешнего повсеместного ослабления внутри "осколков" административной власти епископата. А понимание смысла того, что происходит, — это уже половина победы. Поэтому теперь поговорим о смысле.

продолжение следует

Епископ Григорий (Лурье),
для "Портала-Credo.Ru"

[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования