Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Не в минаретах дело. Если Запад не может предложить альтернативы радикальному исламу, то увлекаться запретом минаретов, как это сделали швейцарцы, бесполезно


Маленькая Швейцария – одна из немногих стран, где решающее слово принадлежит не законодательной, исполнительной или судебной власти, но самому народу. В конституции страны записано, что высшей законодательной властью в Швейцарской Конфедерации обладает народ, выражающий свою волю посредством всенародных голосований-референдумов. Впрочем, так написано во многих конституциях мира, но, пожалуй, нигде это положение не имеет столь прямого действия, как в альпийской стране.

С 1848 г. в Швейцарии прошло более пятисот референдумов на федеральном уровне. Последний из них состоялся 28 ноября 2009 г., в последнее воскресенье осени. Причем на этот раз гражданам впервые за очень много лет было предложено высказаться по религиозному вопросу: нужно ли запретить строительство в стране новых минаретов?
Накануне народного волеизлияния правительство и все крупнейшие партии призывали швейцарцев не голосовать за это неполиткорректное предложение. К политикам присоединились и духовные лидеры швейцарских конфессий. Однако все усилия пропали даром – по сообщениям СМИ, около 59 процентов швейцарских избирателей высказались против новых минаретов на земле древней Гельветики.

В настоящий момент правоведы гадают, какие юридические последствия будет иметь это волеизлияние швейцарского народа. В частности, эксперты не сомневаются, что против результатов референдума вскоре будет подана жалоба в Европейский суд по правам человека в Страсбурге, который, возможно, отменит эти результаты как явно противоречащие Европейской конвенции о правах человека. Но при этом, кажется, никто не вспомнил, что швейцарский референдум – совсем не первая антиисламская акция европейских законодателей. Еще в 2004 году во Франции запретили мусульманкам ходить на занятия в школах в хиджабе. Правда, хитроумные французы оформили это решением политкорректно, одновременно запретив школьникам-иудеям носить в школе кипу, а христианам – слишком большие кресты поверх одежды. Однако этот политкорректный декорум никого, кажется, не обманул.

Пример Франции оказался заразителен. Осенью того же 2004 года около 700 школ бельгийской провинции Фландрия запретили ученицам-мусульманкам приходить на занятия в исламских головных уборах. Как было сказано в коллективном заявлении школьных директоров, "это решение порождает чувство единства и предотвращает групповое обособление и отделение части учащихся на основании внешних символов жизненной философии".

Что стоит за подобными законодательными мерами, объяснять, полагаю, никому не надо. Ислам сегодня ассоциируется у многих "коренных" жителей Запада с терроризмом, подавлением свободы, дискриминацией женщин и прочими подобными ужасами (российскому читателю все эти фобии хорошо известны по скандальному роману "Мечеть парижской богоматери", и другим подобным опусам разного жанра). Поэтому, как простодушно заявил один из инициаторов швейцарского референдума, следует запретить в стране минареты как символ  исламской власти, дабы не допустить исламизации страны.

Однако бросается в глаза, что в Швейцарии, равно как во Франции и Бельгии, решили пойти по наиболее простому пути – запретить наиболее впечатляющие внешние проявления ислама. Между тем, сила радикального исламизма, очевидно, заключается не во внешних проявлениях, но в стройном учении, привлекающем как осевших в Европе выходцев из традиционно исламских стран, так и многих европейцев. И победить это учение запретами внешних проявлений не удастся. Скорее наоборот. Во-первых, подобные меры, направленные против всех мусульман купно, безусловно озлобят умренные элементы исламских общин, сделав их более податливыми к доводам радикальных пропагандистов. А во-вторых, самим этим пропагандистам гораздо легче будет обосновывать свой тезис о том, что современное западное общество является врагом ислама, а потому долг правоверных – бороться с ним вплоть до окончательной победы.

Идею можно остановить только идеей. В случае с радикальным европейским исламом этой идеей мог бы стать либо умеренный, "либеральный" ислам, либо, в первую очередь, возрожденное христианство. Однако что касается первого, то меры вроде швейцарского референдума бьют по нему куда сильнее, чем по радикалам, да и не только в исламе, но и в других религиях (например, в иудаизме) сегодня куда охотнее слушают не "теплохладных" либералов, но их суровых противников-фундаменталистов, проповедующих "чистую веру" без всяких уступок и компромиссов. Что же до Церкви (неважно, католической или любой из протестанских), то сегодня она пользуется не слишком большим влиянием даже среди исконно христианских народов. Так что подозреваю, что о массовом обращении "неверных" нынешние пастыри даже не мечтают.

В общем, реальной религиозной альтернативы воинственному исламу, которого (вполне справедливо) боятся многие европейцы, в сегодняшней Европе нет и не предвидится. А потому в борьбе с этой угрозой приходится ограничиваться запретительными мерами, эффективность которых более чем сомнительна. Да еще надеяться на то, что соблазны "общества вседозволенности" смогут отвлечь если не всех, то хотя бы большую часть европейских мусульман от мрачных проповедников джихада. 

Евгений Левин,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования