Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Кто справится с управлением, или Можно ли отменить раскол РИПЦ? Часть вторая


Начало – здесь.

3. Мечты и идеалы

Разбирая дорожно-транспортное происшествие, было бы странно рассматривать варианты действий водителя, при которых его машина могла бы взлететь и таким образом избежать столкновения. Но при анализе церковных "ДТП" это бывает полезно. У церковных организаций и на самом деле больше степеней свободы, чем об этом принято думать. Поэтому мы начнем наш разбор нынешней аварийной ситуации с таких вариантов действий водителя, при которых уже не сумевший вовремя затормозить Синод РИПЦ оказался бы способен взлететь.

Таких вариантов действий Синода РИПЦ теперь даже не один, как было еще в марте, а два.

Один был предложен епископами Дионисием и Иринеем в их знаменитой "Апологии", и мы соглашались с его разумностью в нашей мартовской статье. Это вариант цивилизованного развода: никто никого не судит, но все формулируют свои позиции, чтобы паства могла выбрать. Каждый решает за себя.

Человеку, не знающему правил дорожного движения, очень трудно поверить, что именно такой сценарий развода не обрушит оставшуюся структуру РИПЦ. Ему кажется, что для стабильности остальной РИПЦ необходимы страшные кары в адрес ушедших. История бесконечных делений ИПЦ таких людей ничему не учит, хотя, казалось бы, уже столько примеров, когда очередная группка архиереев пугает кого-то своими анафемами, а тем все равно не страшно.

Но ведь можно начать ездить по правилам, то есть управлять Церковью по канонам, а не по бюрократическим принципам. Тогда группке из трех архиереев не надо будет позориться перед всем православным миром, предпринимая неубедительные попытки сыграть роль Великого Церковного Начальства. Я уверен, что внутренне такая роль противна и самим членам Синода Архиепископа Тихона, но они просто не понимают, какая тут может быть альтернатива. Они знают в какой-то мере, как управлялась РПЦЗ, но уже плохо понимают, почему и до каких пределов эти принципы в РПЦЗ работали, и почему они не будут работать в условиях ее нынешних "осколков".

Но можно начать следовать канонам, а не бюрократическим традициям РПЦЗ и дореволюционного времени, даже и тогда, когда о канонических принципах церковного управления у тебя только самые общие интуиции. Эти интуиции могут ограничиваться тем, что твои действия как епископа должны быть убедительными и понятными для церковного народа, а суда над собратьями-епископами ты и твоя маленькая архиерейская группа произносить не могут ни при каких обстоятельствах. Если у тебя с другими епископами неразрешимый конфликт – то путь у тебя только один: обратиться за поддержкой к народу церковному, а тех епископов, если они неправы и не хотят исправляться, предоставить их совести и суду Божию, прервав с ними, в крайнем случае, каноническое общение. И это будет куда убедительнее церковных свар, которые обычно следуют за канонически несостоятельными церковными судами.

Трудно даже представить себе, насколько сильный благотворный пример это бы явило для всех православных христиан и даже для тех, кто не принадлежит пока к ИПЦ, но заинтересованно следит за ее жизнью откуда-нибудь из РПЦ МП…

Это один вариант достойного разрешения нынешнего конфликта в РИПЦ. Но теперь, как мне представляется, есть и другой вариант – еще лучше.

4. А нужно ли вообще раскалывать РИПЦ?

К концу 2008 года конфликт в РИПЦ уже обсуждался в терминах наличного раскола de facto, когда дело осталось лишь за тем или иным способом его оформления de jure. Но, к счастью, в Церкви нет такого догмата, чтобы каждый фактический раскол непременно доходил до официального оформления, а не уврачевывался.

События последних месяцев показали, что внутри РИПЦ еще возможен – теоретически – переговорный процесс, который дает шансы восстановить ее единство. Другое дело, что это не такое единство, которое удовлетворило бы тех, кто понимает только бюрократическое, а не каноническое церковное управление. Единство РИПЦ могло бы быть восстановлено лишь в той форме, в которой ему и быть надлежит: в форме свободного временного объединения части епископов Российской Церкви, ставящих своей целью, вместе с другими частями некогда единой Российской Церкви, восстановить ее утраченную поместную структуру.

Этот второй и самый лучший вариант выхода из нынешнего кризиса представляется мне возможным потому, что епископы Дионисий и Ириней продемонстрировали в последние месяцы свою принципиальную способность и даже готовность к переговорам. И поэтому наиболее естественным решением было бы, прежде какого бы то ни было с ними "развода", пусть и самого цивилизованного, провести переговоры, чтобы выяснить, не могут ли все епископы РИПЦ сохранить свое единство.

Конечно, если продолжать всерьез настаивать на обвинениях, выдвинутых в адрес двух епископов РИПЦ со стороны трех епископов РИПЦ, то перспектив у переговоров по-прежнему нет никаких. Ведь эти три епископа настаивают на своей административной власти над двумя, и именно на отказе двух епископов признать подобную власть этих трех строятся все нынешние официальные обвинения против епископов Иринея и Дионисия. Эти обвинения абсурдны в той же степени, что и те бюрократические принципы, на которых они основаны. Тут и на самом деле нет темы для переговоров.

Если смотреть с точки зрения канонов и догматов, то наиболее серьезной проблемой отношения епископов Дионисия и Иринея к Истинно-Православной Церкви как таковой являются их догматические взгляды, их открытые симпатии к греческому так называемому "Синоду Противостоящих" Митрополита Киприана, чье вероучение признано догматически ошибочным почти всеми "осколками" РПЦЗ. Именно такая позиция епископов Дионисия и Иринея не позволяла нам в нашем мартовском анализе ситуации в РИПЦ рассматривать варианты сохранения для РИПЦ этих епископов.

Но с тех пор произошел важный сдвиг. Епископ Дионисий (Алфёров) в нескольких публичных выступлениях коснулся темы киприанизма, дав понять, что готов к обсуждению этого вопроса по существу. Теперь уже не на нем будет вина в том случае, если это обсуждение так и не состоится.

Епископ Дионисий заявил, буквально, следующее: "Возможно, впрочем, что позиция митр. Киприана нуждалась бы в уточнении, и мы уважаем мнение тех, кому она не нравится. Но это повод для доброжелательного диалога, а не для обвинений в ереси". 

Это заявление о принципиальной готовности к переговорам по теме киприанизма. В своей пространной статье, опубликованной на "Портале-Credo.Ru" в июне, епископ Дионисий идет еще дальше, намечая, каким, по его мнению, могло бы быть конструктивное обсуждение этой темы: "Вообще, о границах Церкви полезной могла бы быть открытая и честная дискуссия, проводимая в спокойном и уважительном тоне, без преждевременного провозглашения догмата о безблагодатности кого-то и без навешивания ярлыка ереси на всех несогласных. Исходную позицию здесь лучше было бы выбрать "непредрешенческую" .

Этот подход весьма близко соответствует нашей (Временного Церковного Совета РПАЦ при епископе Севастиане) Справке "Предмет желательного богословского диалога РИПЦ (или любой другой истинно-православной Церкви) с "киприанитами", опубликованной еще 4 октября 2007 года. В части выводов там было сказано: "…Едва ли разумно заходить слишком далеко в требованиях к последователям учения Митрополита Киприана, заставляя их признать официально безблагодатность всех экуменических церквей. В отношениях с заблуждающимися Церковь должна искать пути максимальной икономии, и поэтому в данном случае было бы целесообразнее руководствоваться примером святителя Василия Великого в деле воссоединения македониан. В свое время, св. Василий Великий не был поддержан большинством православных, не исключая и святых, которые прервали с ним общение, заподозрив его в склонности к македонианству. Однако вскоре после кончины святого Второй Вселенский Собор принял именно его позицию. Она заключалась в том, чтобы не требовать от македониан исповедания Святаго Духа Богом, а требовать лишь анафематствования тех, кто считает Святаго Духа тварью. Как справедливо считал св. Василий, уклонившись от зла, бывшие македониане сами постепенно изберут благо. Отголоском принятия такого подхода Вторым Вселенским Собором остается поныне отсутствие в нашем Символе Веры прямого исповедания Святаго Духа Богом, хотя все мы понимаем слова Символа Веры как утверждение божественности Святаго Духа.

Если даже в вопросе о признании божественности Святаго Духа была возможна такая степень икономии, то тем более она возможна в вопросе о признании безблагодатными церковных образований экуменистов.

Поэтому в богословском диалоге с "киприанитами" представлялось бы более разумным не настаивать на принятии ими тезиса о безблагодатности конкретных экуменических сообществ, а лишь на исповедании принципиальной невозможности утверждать, будто в сообществах еретиков сохраняется благодать церковных таинств (На "осколках" Российской Церкви. Аналитический обзор, подготовленный Временным Церковным Советом РПАЦ при Епископе Севастиане, за июнь-сентябрь 2007 г.).

Едва ли можно сомневаться, что принципы, изложенные в нашей "Справке" 2007 года, дают возможность вести с епископами Дионисием и Иринеем вполне конструктивные переговоры по вопросу киприанизма. Возможно, теперь самым главным препятствием к таким переговорам осталась неопределенность самого Архиепископа Тихона в отношении к киприанизму, о чем мы подробно писали в мартовской статье.

Что же касается епископов Дионисия и Иринея, то, надеюсь, после чтения нашей "Справки" и у них сложится более адекватное представление о нашей, как они ее назвали, "совершенно новой идеологии, выработанной двадцать лет назад в Бостоне" ("Мнение" епископа Дионисия на "Портале-Credo.Ru", 25 июня). Епископ Дионисий совершенно прав, отмечая конфликт этой идеологии с традициями РПЦЗ, хотя забывает о роли Александра Каломироса, помимо Бостонского Свято-Преображенского монастыря, в ее выработке еще 40 (а не 20) лет назад и умалчивает об участии святого Митрополита Филарета в ее распространении. К сожалению, выступления Синода и Собора РИПЦ, выдержанные в этой идеологии, никогда не были последовательными, и мы писали в мартовской статье о все еще царящей в РИПЦ идеологической неразберихе. Но, возможно, наша "Справка" покажет уважаемым оппонентам, что наша "бостонская" идеология вовсе не настолько фанатична и непримирима, как ее часто пытаются представить.

Проявленная сейчас епископами Дионисием и Иринеем договороспособность заставляет нас поставить под сомнение неизбежность раскола РИПЦ.

Правда, чтобы избежать раскола, теперь и Синод Архиепископа Тихона должен суметь очень быстро перейти к совершенно непривычным для себя методам церковного управления и представлениям о церковном единстве.

5. Если перестать мечтать

Теперь все же обратимся к более грубой реальности – то есть к более вероятным прогнозам и к вариантам действий при катастрофической для РИПЦ ситуации. Предположим, что Синод РИПЦ не внял никаким увещаниям и совершил все ошибки, которые собирался совершить.

У епископов Дионисия и Иринея в этом случае имеется не один вариант поведения, а два: можно объявлять о своем разрыве с РИПЦ, а можно объявить только о непризнании решений Синода и о своем нежелании разрывать с РИПЦ.

В первом случае для РИПЦ будет запущен механизм пульверизации, то есть ее распыления. Во втором случае в ней возникнет альтернативный центр церковного управления, а процесс пульверизации будет блокирован.

Не буду пытаться гадать, какие в точности могут быть планы и желания у епископов Дионисия и Иринея, а опишу лишь кратко основные черты каждого из этих двух вариантов развития.

Вариант 1: пульверизация РИПЦ

Уже первое действие по этому сценарию будет выглядеть и со стороны, и для собственной паствы как распад: три епископа против двух при непонятной позиции еще одного (епископа Стефана в Америке) и, очевидно, серьезных смущениях его паствы в Америке, и без того в большой мере тяготевшей к ВВЦУ РПЦЗ Митрополита Агафангела. Греческие старостильники-хризостомовцы, уже дистанцировавшиеся от РИПЦ при нынешнем уровне ее внутренних нестроений, отойдут от Архиепископа Тихона на еще более безопасную, то есть еще более отдаленную дистанцию.

Но этим дело не ограничится. Три (а точнее, два – с учетом всегдашней пассивности архиепископа Вениамина) архиерея РИПЦ не смогут найти цивилизованных способов разрешения противоречий даже друг с другом, а тем более с епископом в Америке. Что такие противоречия существуют – ни для кого не секрет, да их и не может не быть. Секрет прочности церковных организаций вовсе не в том, чтобы между епископами не бывало противоречий, а в том, чтобы существовали разумные (то есть, по возможности, канонические) способы их разрешения. Но шансы научиться ездить по правилам у архиереев РИПЦ будут еще меньше, чем сейчас. Неканонический суд над двумя собратьями их "повяжет кровью": ведь в дальнейшем любое признание необходимости канонической процедуры заставит их вспомнить этот эпизод своих биографий – и нет уверенности, что воспоминания эти будут подталкивать к покаянию; чаще бывает наоборот: вспомнить, чтобы себя оправдать.

Поэтому наиболее вероятный прогноз – быстрая деградация и без того не идеального управления РИПЦ в случае неправедного суда над двумя епископами. Если при этом оба осужденных епископа уже будут находиться вне РИПЦ, то это означает для РИПЦ запуск процесса пульверизации.

Вариант 2: создание альтернативного центра церковного управления

Ближайшим последствием его будет всего лишь продолжение нынешнего статуса опальных епископов внутри РИПЦ, без какого-либо резкого ухудшения. Этот статус можно сразу же начать понемногу улучшать, выступая как с разъяснениями своей позиции в конфликте, так и по поводу многочисленных текущих церковных проблем.
Таким образом ситуация может быть законсервирована на несколько лет. За эти несколько лет можно, как минимум, собрать тот ресурс доверия, который обычно получает оппозиция при не справляющемся со своими задачами правительстве, но реально тут есть и более широкие перспективы. В условиях серьезных вызовов со стороны внешнего мира и необходимости консолидации "осколков" РПЦЗ просто для выживания, и, в то же время, на фоне всеобщей пульверизации того, что некогда было РПЦЗ, – будут востребованы церковным народом только те лидеры, которые проявят способность видеть меняющуюся реальность и умение договариваться с теми, с кем есть единство в вере.

***
Поэтому, даже перестав мечтать, мы все равно завершаем наш анализ на оптимистической ноте. Пульверизации РИПЦ все еще можно избежать. Если же все-таки избежать не получится – то постепенно общины из разных "осколков" РПЦЗ все равно найдут для себя дееспособных пастырей.

Но все же до последнего будем желать РИПЦ выздоровления.

Епископ Григорий (Лурье),
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования