Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Отсутствующая вертикаль, или Почему церковные инициативы регионов не получают поддержки на российском федеральном уровне? Размышления в День России


У социологов стало уже традиционным задавать накануне Дня России вопрос о названии государственного праздника, приходящегося на 12 июня. И точно так же, из года в год, даже несмотря на почти десятилетие нынешней эпохи стабильности, вытеснившей острые споры по разным историческим, политическим и символическим темам из публичного пространства, исследователи получают ответ, не позволяющий однозначно утверждать, что россияне приняли один из главных символов своей страны. Это довольно удивительный факт на фоне формирующегося в России с самого начала 2000-х "склеенного" массового сознания с очевидно фиксируемой этатистско-прагматической доминантой (ее символ – образ главы страны как "эффективного государственного менеджера").

В нынешнем году очевидную идеологическую лакуну попытался заполнить глава РПЦ МП, имеющий, к слову, репутацию антикризисного управленца. Патриарх Кирилл предложил персонифицировать непонятный народу праздник, увязав его с именем Александра Невского – полководца, государственного деятеля и одновременно святого, как раз победившего в конце прошлого года в общенациональном конкурсе "Имя Россия". Правда, светские власти пока не проявили интереса к предложению Патриарха - то ли по причине нежелания отдавать лидерство от тандема светских правителей чересчур харизматичному Патриарху, то ли из-за неясности экономической обстановки, когда власти просто не до новых смыслов, то ли в силу слишком непривычного звучания этого предложения первоиерарха для массового сознания. Как известно, нынешняя власть решается на конкретные действия символического характера лишь тогда, когда массовое сознание уже склоняется к определённому решению. История с мавзолеем в этом отношении самая показательная.

Если важнейший символ государства не распознаётся гражданами (сравнивать 12 июня с 7 ноября не вполне корректно, поскольку советский государственный праздник был прежде всего воспоминанием о мифологизированном событии), в таком случае фиксируемые социологами оценки "Дня России" вполне поддаются истолкованию с точки зрения качественного состояния самого общества. За объяснением приходится прибегнуть к уже набившему оскомину выводу об отсутствии в России влиятельного гражданского общества. В таких условиях функции "гражданской религии" - непременного атрибута современных "открытых" обществ - принявшая демократическую риторику власть пытается закрепить за религиозной организацией, ритуальными услугами которой пользуется большинство населения. "Хорошо то, что служит укреплению властной корпорации", - откровенно рассуждают чиновники. Но вот только вертикаль религиозной политики в пользу РПЦ МП в общегосударственном масштабе с самого верха и до самого низа, несмотря на пропатриархийную риторику, откровенные нарушения закона, стремление нижних вассалов подражать поведению больших сюзеренов, отчего-то не выстраивается...

К тому же, поле деятельности федеральной власти в целом остаётся более свободным от повседневного контроля со стороны церковных групп. Федеральный уровень скорее реализует политику негласного сдерживания РПЦ МП, при этом не отказывая ей в неофициальном статусе "титульной" Церкви, что проявляется в символическом представительстве иерархов на церемониях с участием высших должностных лиц государства, редко и несопоставимо разбавляемых присутствием хорошо узнаваемых лиц от иных вероисповеданий. В свою очередь, принцип простого сложения "воцерковившихся" регионов положения дел на федеральном уровне не меняет. Скажем, с нескрываемым сожалением смотрят на происходящее на федеральном уровне, например, в Белгородской области – на родине многих постсоветских начинаний РПЦ МП, что подтвердил и недавний белгородский круглый стол по вопросам преподавания ОПК. Там искренне надеются, что опыт всеобщей ОПКизации Белгородчины должен быть принят абсолютно всей Россией. Так, регионов, пожелавших исправить по белгородским лекалам собственные антимиссионерские законы, нашлось, раз-два и обчёлся, а сама "православная" инициатива региональных властей не преодолела федеральный "барьер".

"Воцерковление" федерального уровня власти, если бы оно началось, несёт в себе значительную долю непредсказуемости, причём вполне очевидной для чиновников этого масштаба, вынужденных по роду своей деятельности заниматься проблемами страны в целом. При этом, разумеется, нужно учитывать, что на местах представители федеральных структур реализуют обычно принятую в том или ином регионе модель религиозной политики местных властей. Скорее всего, не изменит религиозную политику федерального уровня и присутствие на должностях в общероссийских властных структурах всё большего числа приходящих туда православно ориентированных чиновников, хотя, несомненно, таковое уже сейчас обострило многие проблемы (вспомним казус экспертного совета при минюсте).

Но, как говорится, "нет худа без добра": наличие пропатриархийных чиновников рано или поздно заставит федеральную власть чаще задумываться о "генеральной линии" в вопросах религиозной политики, которую не сможет уже игнорировать ни один столоначальник, как и выводить возникающие проблемы в плоскость публичных обсуждений, т.е. избегать непубличных способов реализации административно-волевых решений по типу упразднения регионального компонента школьных программ.

Природа религиозной политики современного российского государства определяется тем, что федеральный и местный уровни власти очень по-разному понимают цели и ценности этой политики, часто мешая друг другу. И с этим ничего сделать уже невозможно, как с размером Золушкиной ножки.

Михаил Жеребятьев,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования