Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Межконфессиональный конкордат во главе с "православным атеистом". Для белорусского президента совсем не так уж важно, состоится ли встреча Патриарха Московского и Папы. Главное, что он теперь – ключевая фигура в процессе


Итак, известный любитель экспромтов президент Беларуси Александр Лукашенко в очередной раз озадачил публику. На этот раз – в области церковно-государственных и межконфессиональных отношений. Впрочем, эту сферу и вообще нельзя назвать обойдённой вниманием "православного атеиста". Особенно облюбован им амвон минского кафедрального собора, откуда дважды в год на великой вечерне Рождества и Пасхи он обращается к народу в роли некоего подобия византийского императора,  "внешнего епископа Церкви", вещающего обычную и известную уже по телевыступлениям демагогию, но уже не от себя, а как бы от имени чуть ли не Самого Господа Бога. И вообще, где лучше, чем в стенах православного храма, зазвучит много лет эксплуатируемая тема "славянского единства", под которым следует понимать некоторые претензии на раздел советского, а ещё далее и имперско-российского наследия, как идейного, так и властно-экономического. В таком контексте отношение властителя к католиками носило, прямо скажем, если не холодный, то равнодушный характер. Близка Католическая Церковь к враждебному Западу, к ненавистной оппозиции.

Но вот вектор изменился, Запад стал желанным, и в поле этого вектора бренд Беларуси как "католической страны" заиграл новыми красками и пришёлся как нельзя лучше ко двору.

Сейчас-то европейские границы уже открыты для Лукашенко, а вот еще совсем недавно Ватикан рассматривался как весьма удобная дверка для проникновения в Европу. Так что всё уже было – и обещания конкордата, и приём на государственном уровне Государственного секретаря Святого Престола Торчизио Бертоне, и, наконец, приглашение Папе посетить Беларусь. Все это в сочетании со стратегией нового главы белорусских католиков архиепископа Тадеуша Кондрусевича, первейшим пунктом в которой идет всеобъемлющее сотрудничество с государством, обещало поначалу большие перспективы. Уже тогда, кстати, не совсем в полный голос, но прозвучала идея организации встречи Папы Римского и Патриарха Московского на белорусской земле. Теперь вот всё это прозвучало гораздо громче. Но многого ли следует ожидать в реальности?

Посмотрим хотя бы, что получили католики в результате пролившейся на них державной милости? Да можно сказать, ничего не получили. Хотя, даже не моргнув глазом, господин Лукашенко заявляет: "Сколько у нас было вопросов между властью во взаимоотношениях с Церковью и, прежде всего, с католической? Где эти сейчас проблемы? Их нет".

Нет пресловутого конкордата, а вот проблемы все, что были, те и остались. Одна из самых главных – статус иностранных священнослужителей, которых немало среди ксендзов и монашествующих в Беларуси. По-прежнему власти в произвольном порядке без всяких серьезных обоснований отказывают в продлении разрешения религиозной деятельности. Можно заметить, что изгоняются из страны преимущественно усердные и активные пастыри. То есть по-прежнему государство опасается расширения влияния Католической Церкви в Беларуси, которая более интересна властям как разменная монета для выхода на западные просторы.

Впрочем, и в отношении Православной Церкви хотя и гораздо больше благоволения, но всё же, несмотря на многочисленные соглашения, поле реальной деятельности Церкви искусственно ограничивается. В чиновничьих кругах, как правило, сохраняется настороженное отношение ко всему церковному как "чужеродному". И не последнюю роль здесь играет то, что в стране взят курс на реконструкцию "советскоподобной" идеологической системы. Так что пока слухи о клерикализации белорусского государства сильно преувеличены.

Но вот же, могут сказать, как активен президент Лукашенко в контактах с религиозными лидерами. С Патриархом Кириллом уже встречался два раза – при этом обе стороны остались довольны друг другом. И даже уже запланировали дальнейшие встречи. Тут нужно сразу обратить внимание на одно существенное обстоятельство – во всех этих встречах не нашлось места для участия главы Белорусской Православной Церкви митрополита Филарета (Вахромеева). При предыдущем Патриархе такого не наблюдалось. Были, конечно, и разговоры наедине, но в целом встречи проходили с обязательным участием белорусского митрополита. Сейчас же делается всё так, что его как бы и не существует. Более того, президент Беларуси, сообщая о своих планах на визит, просто так замечает, что, мол, намерен обсудить "дела нашей Белорусской Православной Церкви". Это что, может быть Лукашенко уже епископ Церкви? Или по византийской традиции – "внешний" епископ. Поневоле заговоришь о клерикализации. Но на самом деле, конечно, президента Лукашенко мало интересуют собственно церковные дела. Его интересует, на чём и с кем можно сыграть в его собственной политике. На данный момент – во внешней политике. Потому ему и не интересен митрополит Филарет, потому как все, что нужно, внутри страны на церковную тему уже отыграно. Это пройденный этап, и теперь перед белорусским режимом стоит нелегкая задача балансирования между Западом и Востоком, для чего нужен немалый кредит доверия и с той, и с другой стороны. Влияние церковных лидеров в этой ситуации трудно переоценить.

Правда, сами лидеры и с той, и с другой стороны находятся в несколько сложных отношениях. Есть сотрудничество в определенных областях, но есть и напряжение. В том числе, и в вопросе возможности встречи Папы Римского и Патриарха Московского и всея Руси. Входя в доверие одной стороны, неизбежно будешь терять доверие другой… Что же делать? Надо сыграть так, чтобы каждый подумал, что сближение с противоположной стороной делается для его же блага. И вот встает в полный рост идея встречи двух религиозных лидеров на белорусской земле. Мы не знаем, о чем говорил Лукашенко с Патриархом Кириллом. Согласовывал ли он с ним свои планы возможной встречи с Папой Римским? Не будем гадать. Пока ясно одно – идея родилась экспромтом. Скорее всего, напрямую разговора о встрече Лукашенко с Бенедиктом XVI не было. Но было что-то такое, что позволило представителю Московского патриархата с одобрением отозваться о предстоящей встрече, когда о планах на нее стало известно. При этом оправдывается целесообразность такой встречи довольно искусственно. Заместитель председателя ОВЦС протоиерей Георгий Рябых говорит, что "предстоящий визит Александра Лукашенко в Ватикан может способствовать мирному сосуществованию православных и католических общин Белоруссии". Но в Беларуси католики и православные и так весьма даже мирно сосуществуют. Более того, именно этот фактор и использует Лукашенко в качестве одного из главных аргументов, что историческая встреча должна состояться именно на белорусской земле. Обращает на себя внимание и такое обстоятельство, что все заявления белорусских церковных чиновников в поддержку идеи такой встречи озвучены не где-нибудь, а на "Интерфакс-Религия", агентстве, имеющем репутацию рупора Патриарха Кирилла.

Таким образом, мы можем констатировать, что пока экспромт Лукашенко развивается в удачном для него русле. Независимо от того, как отреагирует на действия Лукашенко Папа Римский, старт "мирным переговорам" дан. В конце концов, совсем не так уж важно для белорусского президента, состоится эта встреча или нет. Главное, что он теперь – ключевая фигура в процессе. И имеет широкое поле свободы для действий по сближению с той и с другой стороной, не теряя их доверия. Каждая из сторон будет считать его своим посланцем мира, действующим в её интересах.

Людмила Суходольская,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования