Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Приходи к нему лечиться… Представители ультраортодоксальной израильской партии «Дегель а-Тора» ожесточенно боролись за то, чтобы… не возглавить Министерство здравоохранения


Kак мы и предполагали в предыдущем комментарии дня, на прошлой неделе лидер "Ликуда" Биньямин Нетаньяху закончил формирование правящей коалиции. 4 апреля новый кабинет был приведен к присяге.

Последними к правительству присоединились ультраортодоксы из партии "Еврейство Торы" (Дегель а-Тора). Мы уже писали, что коалиционные переговоры между Нетаньяху и этой партией протекали весьма нелегко. Духовный лидер ультраортодоксов, р. Эльяшев, несколько раз решительно возражал против тех или иных пунктов коалиционных соглашений между "Ликудом" и другими партиями национального лагеря. Однако все понимали, что рано или поздно компромиссная формула будет найдена: в условиях острого экономического кризиса, больно ударившего, в том числе, по системе еврейской благотворительности, ультраортодоксы не могли позволить себе роскошь остаться в оппозиции, лишившись тем самым доступа к бюджетному пирогу. В конечном итоге, так и произошло.

Как уже говорилось, последний раз недовольство р. Эльяшева вызвало соглашение с партией "Наш дом Израиль", в соответствии с которым городским раввинатам должны были вернуть право принимать прозелитов, желающих перейти в иудаизм. По требованию ультраортодоксов, этот пункт был существенно переработан. Во-первых, право принимать прозелитов будет возвращено не всем раввинатам, но лишь тем, кто получит соответствующее разрешение от главного раввина страны р. Шломо Амара. А во-вторых, из трех судей раввинского суда, уполномоченного заниматься приемом новообращенных, минимум двое так же должны быть утверждены главным раввином.

Судя по всему, подобный вариант наконец-то устроил духовных лидеров ультраортодоксов, и они соизволили войти в правительство. И тут выяснилось, что поезд уже практически ушел – в процессе коалиционного строительства Нетаньяху уже успел раздать практически все хлебные места. И не хлебные, кстати, тоже – нынешнее правительство оказалось едва ли не самым большим в истории страны. Причем для того, чтобы удовлетворить всех претендентов на портфели, Нетаньяху пришлось изобретать самые фантастические должности. К примеру, для депутата от "Ликуда" Юлия Эдельштейна (сына известного российского священника о. Георгия Эдельштейна) придумали новое Министерство пропаганды (которые, во избежание ненужных ассоциаций, политкорректно назвали Министерством информации). Тем не менее, некоторым известным политикам назначений все равно не хватило, и они вошли в правительство в качестве министров без портфеля.

Так что на долю ультраортодоксов осталось совсем немного – Министерство здравоохранения. Кроме того, в соответствии с коалиционным соглашением представитель "Еврейства Торы" должен был возглавить влиятельнейшую Финансовую комиссию Кнессета.

По количеству мандатов "Еврейство Торы" вполне могло претендовать на министерский пост. Однако в соответствии с собственными идеологическими установками ультраортодоксы принципиально не желают становиться министрами – чтобы не участвовать в правительственном голосовании, и не нести ответственность за политику "сионистского государства", которое они не очень хотят признавать де-юре. Поэтому представители ультраортодоксальных партий традиционно занимают пост замминистра. Министра при этом не назначают, так что его заместитель оказывается в министерстве за главного.

С точки зрения политического веса, пост министра или даже товарища министра считается гораздо более влиятельным и престижным, нежели место руководителя любой, пусть даже самой влиятельной, парламентской комиссии. Тем не менее, между первыми номерами "Еврейства Торы", Яаковом Линцманом и Моше Гафнии, развернулась ожесточенная борьба за то, чтобы, не дай Бог, не занять министерский пост. Партийный лидер Линцман проиграл – в результате сложной подковерной борьбы между ультра-ортодоксальными группировками, входящими в "Еврейство Торы, финансовая комиссия досталась второму номеру в партийном списке, Гафни. Обидевшийся Линцман отказался занять пост замминистра. В результате распоряжаться в Министерстве здравоохранения станет парламентарий-дебютант Менахем Мозес. Возможно, что это не самый худший вариант – в своей допарламентской жизни Мозес имел отношение к строительству медицинских центров.

Однако почему же лидеры партии, извините за каламбур, всеми силами открещивались от Министерства здравоохранения? Ответ на этот вопрос вполне очевиден. Несмотря на то, что медицина в Израиле находится на очень высоком уровне, система здравоохранения находится в перманентном кризисе. Не хватает больниц, а так же "койкомест" в существующих учреждениях. Не хватает медперсонала. Врачи, по западным меркам, получают не слишком много, и вынуждены, чтобы существовать на достойном уровне, работать сразу на нескольких работах (один из моих знакомых врачей трудится сразу в пяти местах; не исключено, что это не рекорд). То и дело возникают конфликты вокруг дорогостоящих лекарств, необходимых при некоторых болезнях – больные и их родственники требуют включить их в "корзину", субсидируемую государством, а денег на это обычно нет. И т.д., и т.п. В общем, в израильской политике Минздрав имеет репутацию советского Министерства сельского хозяйства, т.е. своего рода политического кладбища. Так что не удивительно, что знающие политики бегут от этого министерства, как черт от ладана, и депутата Линцмана можно понять. Если бы не одно "но": с точки зрения иудаизма, забота о больных считается одной из важнейших заповедей. Согласно Талмуду, помощь страждущим является одним из дел, "плоды которых человек вкушает в этом мире, а главную награду получает в Мире Грядущем". Каждый верующий еврей ежедневно произносит эти слова во время утренней молитвы.

Так что, казалось бы, представители религиозных партий должны были отталкивать друг друга локтями, чтобы занять должность, на которой они могли бы помочь десяткам тысяч больных. Однако у ортодоксальных политиков оказались другие приоритеты. Скучным и многотрудным заботам о страждущих они предпочли "распил" государственного бюджета, который в значительной степени и происходит в Финансовой комиссии Кнессета.

Ну, и еще пара слов об ультраортодоксах и правительстве. Вскоре после создания нового кабинета газеты опубликовали его фотографию. На которой, естественно, оказались и новоназначенные женщины-министры, Лимор Ливнат и Софа Ландровер. Этот факт решительно не понравился ультраортодоксальным блюстителям нравственности – в соответствии с нормами "скромности", принятыми в этой общине, фотографии женщин, да еще в окружении мужчин, считаются неприличными. Поэтому при перепечатке в ультраортодоксальной газете "Ятед Неман" фото было подвергнуто цензуре – все женские фугуры были заменены мужскими!

Естественно, как только этот факт стал достоянием гласности, его начали вовсю обсуждать в Интернете. Некоторые высказывались о подобном "благочестии" в рамках приличия. Но, разумеется, не все. Так что израильские религиозные политики в очередной раз доказали старую общеизвестную истину – никто не может опорочить религию так, как это удается некоторым не по разуму ревностным верующим.

Евгений Левин,
Для "Портала–Credo
.Ru",
Иерусалим


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования