Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Кирилл Московский и Калининградский. Патриарх-государственник на страже рубежей родины


Калининградская область, видимо, навсегда останется любимым викариатством Патриарха Кирилла. Несмотря на то, что будущий глава РПЦ МП никогда постоянно не проживал в этом кафедральном городе и не мог сам постоянно контролировать развитие церковной жизни и отношения с властями самого западного региона России, тогда еще митрополит Кирилл методично посещал Калининград, открывал новые храмы, рукополагал священников, выступал в местных СМИ. Значение Калининграда как уникального российского эксклава всегда подчеркивалось в проповедях Кирилла, где тема Калининграда звучала, пожалуй, более ярко, чем тема Смоленской земли – основной кафедры митрополита Кирилла.

Сторонник сильного национального государства и идеологии русской цивилизации, Патриарх видит в этом регионе в каком-то смысле воплощение своих идеалов евразийства, силы русского духа и православия, бросающих "цивилизационный вызов" всему западному и европейскому. Именно в Калининграде Кирилл наиболее четко ощущает себя защитником интересов российского государства и государственных границ от явных и скрытых посягательств западных "агентов". Ни в одном другом регионе России русская государственническая идеология не реализуется в столь чистом виде и с чистого листа.

Естественно, что и руководство Калининградской области связывает становление православия, прежде всего - первые шаги по организации приходской жизни в регионе, с именем Кирилла (Гундяева). Иерарх впервые приехал в Калининград в 1985 году для того, чтобы открыть здесь первый приход. Поначалу он служил в частном доме в Калининграде, пока 22 мая 1987 года не был освящен кафедральный Никольский собор (отреставрированное к тому времени здание Юдитенкирхи). Постепенно большинство исторических кирх области было передано под православные храмы. В Черняховске, Светлогорске, Гвардейске, Краснознаменске и других городах богослужения также стали проходить в восстановленных и освященных лютеранских кирхах. Со временем кирхи перестали устраивать православных священников, они совсем не подходили под образ российского православия, который в Калининграде еще предстоит построить. Патриарх Алексий II впервые посетил Калининград лишь в 2006 году, тогда предстоятель РПЦ МП приехал на освящение храма Христа Спасителя в центре города, который строился 10 лет.

По прошествии более 20 лет с момента официальной регистрации первой общины в Калининградской области сформировалось 72 прихода РПЦ МП. Однако до сих пор численность лютеранских, католических, пятидесятнических, баптистских, методистских и других христианских церквей превосходит количество приходов РПЦ МП. На протяжении всего постсоветского времени руководству калининградских благочиний с этой ситуацией приходилось считаться.

Начиная с 1989 года, когда Калининград вошёл в состав Смоленской епархии, митрополит Кирилл (Гундяев) был открыт к диалогу с пасторами и священниками разных Церквей, а также рукополагал в область либеральных клириков. Большую роль в формировании образа "европейского православия" в анклаве сыграл епископ Пантелеимон (Кутовой), служивший викарным епископом Балтийским в Калининграде с 1995-го по 2001 г. Пантелеимон стал активно общаться с лютеранами, католиками, неоднократно высказывался о своем уважении к баптистам и пятидесятникам. Лютеранам епископ Пантелеимон даже обещал, что когда у православных будет достаточно православных храмов, то кирхи им будут возвращены. После образования в Калининграде филиала католического колледжа Фомы Аквинского, его дипломы стал подписывать епископ Пантелеимон. Эта практика прекратилась с назначением епископа Серафима (Мелконяна), но отношение местных православных к другим конфессиям, по существу, не изменилось.

Сложившуюся в Калининградской области и не типичную для РПЦ МП в целом ситуацию можно объяснять разными причинами – историческим и культурным влиянием самой земли Восточной Пруссии, окружающих ее соседей, и тем, что изначально сюда приезжали люди без корней, которым было легче выбрать то, что больше похоже на европейскую веру (католицизм и лютеранство). Очевидно, что мировоззрение калининградского православного духовенства и само отношение церковного руководства к обществу и другим конфессиям прямо противоположно даже Смоленску, которым руководил один и тот же архиерей – митрополит Кирилл. В Смоленске Кирилл фактически проводил более жесткую политику – резко высказывался по поводу прозелитизма других конфессий и необходимости влияния православия, издал учебник о православии на Смоленской земле, где есть целый раздел, посвященный "сектам" и их вреду, через своего викарного епископа Игнатия "ставил на место" слишком высоко поднявших голову баптистов и методистов.

Однако и в Калининграде, как показывают последние выступления Патриарха Кирилла 23 марта, во время визита в эксклав, новый глава РПЦ МП постепенно формирует то же самое оборонительное сознание, которое в большей степени отвечает задачам государственнического православия и реализуется через борьбу с "сектами". Как обычно отмечая потребительский характер западной цивилизации (как будто бы россиянам вообще чуждо потребительское чувство, воспитанное советской экономикой), Патриарх требует, чтобы Калининград не был похож на окружающую его Европу. Выступая перед представителями власти в Калининграде, Кирилл отмечал: "Здесь, на западном порубежье, в российском эксклаве, эта тема особенно актуальна и важна для всех, особенно же для тех, кто несет высокую ответственность за развитие региона. Здесь мы живем на стыке различных культур, являясь органичной частью России. Мы находимся в инокультурном, иноцивилизационном окружении, и для того, чтобы в рамках свободного и открытого общества наш диалог с соседями и миром не был обречен на поражение в результатеоскорбительных для нашего народа заимствований ценностей, что сейчас, к сожалению, происходит, для того, чтобы мы остались самими собой, мы должны быть очень сильными".

В разговоре со студентами Университета имени И. Канта Патриарх Кирилл сделал особый акцент на "опровержении" европейского образа жизни и мыслей, на противопоставлении "нравственной" России европейским соседям калининградцев. При том, что в России напрочь отсутствует правовая культура, Патриарх попытался внести сомнения в сознание студентов по поводу ее ценности в принципе: "Никакая правовая культура, развитое законодательство не способны ежечасно регулировать человеческое поведение… это подвластно только внутреннему голосу совести". Патриарх по существу сознательно упростил и иронично осмеял демократические ценности окружающих Калининград стран: "Когда нам говорят: "Живи как хочешь, только других не обижай, а сам делай все, что хочешь" - а такова сегодня философия современного либерализма, - то подобное приглашение… провоцирует, в первую очередь, жить по закону инстинкта. Вот почему именно в современной либеральной философии отсутствует понятие греха. Есть плюрализм поведенческих моделей: одному чай с сахаром, другому – с лимоном; один живет так, другой – эдак, то есть как хочешь, так живи. Нравственность превращается в условное понятие". Более того, Патриарх Кирилл ставит позорное клеймо на всем Западе: "Эта философия, которая является не отвлеченной, но инкорпорированной в законодательство многих стран и которая формирует контуры современной массовой культуры, является убийственной для человеческой цивилизации".

"Государственный интерес" для Патриарха Кирилла – радикально и бесповоротно отвратить молодежь эксклава от европейских ценностей, и тем самым изменить сознание самого западного региона России. Кирилл не говорит о принципах гражданской жизни, он не дает твердой опоры – лишь проповедническая терапия яркого миссионера. Но опора есть – это государство.

Однако для калининградского общества антизападная истерия, жесткое центрально-российское государственничество – это уже нонсенс, а для многих и дикость, принесенная из "большой" России, связью с которой молодые калининградцы не так уж безумно и дорожат. В Калининграде в 1990-е годы сформировалась и особая политическая культура - с местными партиями и критикой действий губернатора, а также культура относительной веротерпимости, которая не нарушается до сих пор. Православие укрепляет свои позиции в регионе, но, судя по социологическим опросам, главным символом Калининграда его жители по-прежнему называют лютеранский Кафедральный собор на острове Канта, а не новодельный храм Христа Спасителя.

Общество здесь иронично, по-европейски, относится к своим властителям. В частности, показательно, как популярная еженедельная калининградская газета "Тридевятый регион" описала избрание Патриарха Кирилла почетным гражданином области. В статье отмечается: "Одним из них (кандидатов в почетные граждане) был избранный накануне Поместным собором Русской Православной Церкви Патриархом Московским и всея Руси митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. Учитывая такое обилие заглавных букв, он мог бы быть и единственным". Помимо Патриарха, на это звание претендовали также две многодетные семьи. Обсуждение этих кандидатур происходило так: "Атаман Балтийского отдельного казачьего округа Сергей Данилевский неожиданно вспомнил о детях. Казалось, что вспомнил он сразу обо всех 32 детях Елены Стрельцовой и Натальи Аршинниковой. "Эти две семьи — заслуженные люди, — молвил господин Данилевский. — Но надо смотреть с позиций общественного и политического резонанса". По какой-то причине ему, вероятно, казалось, что в случае со званием и миллионом резонанс общественный будет идентичен политическому".

Описание славословий в адрес Патриарха Кирилла заслуживает особого упоминания, поскольку ни в одном печатном издании в России поток восхвалений нового Патриарха прервать никто не посмел бы: "Он заслужил, чтобы стать первым!" — одухотворенно произнес председатель комиссии по регламенту. К этому моменту, кстати, члены палаты совершенно перестали упоминать имя избранного патриарха. Общественные деятели оперировали лишь местоимением "Он". Финальным аккордом стало выступление фиолетовоглавой Нины Митрофановны Изофатовой. Она совсем уже не скупилась на возвышенные эпитеты. "Мы все с вами единодушны, мы счастливы быть причастными к тому, что такой легендарный человек становится почетным гражданином, — все глубже погружалась в религиозный экстаз заместитель председателя Общественной палаты. — Я тоже отдаю свой голос с великим удовольствием и верой". Члены совета смотрели друг на друга со смешанными чувствами. Было очевидно, что кто-то должен положить происходящему конец".

Пожалуй, вполне можно при поддержке региональных властей начать действовать и в Калининграде так же, как в Смоленске. Однако в данном случае стоит бояться быть осмеянным обществом, и тогда православие будет держаться, как и в "большой России", в основном, на государственном принуждении.

Роман Лункин,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования