Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Патриарший Совет во главе с президентом. Как и предлагал Патриарх Кирилл, российская власть начинает формировать «антикризисные» формы совместного государственно-церковного управления страной


В нынешней религиозной жизни России чрезвычайно мало определенности – она развивается спонтанно – так, как ей подсказывает жизнь. У государства при этом нет четко выверенной религиозной политики – у каждого губернатора она своя. А значит и формы взаимодействия епархий РПЦ МП и других религиозных объединений с властями везде разные. В каком-то смысле эта неопределенность позволяет развиваться РПЦ МП, протестантам, мусульманам, буддистам и некоторым другим религиозным традициям естественным образом, без особых вмешательств извне, хотя, конечно, власти поддерживают и финансируют по преимуществу православные инициативы, и лишь в мусульманских регионах, на местном уровне – ислам. Однако жесткая идеологическая позиция Патриарха Кирилла (Гундяева) не терпит неопределенности – он пришел, чтобы не только встать рядом с руководителями государства, но и чтобы говорить с народом и действовать в качестве одного из самых могущественных политиков страны и мира.

Патриарх Алексий IIне раз повторял, что он против воссоздания Совета по делам религий, по образу той структуры, которая существовала в советское время. Предыдущий глава РПЦ МП отмечал, что пока он жив, такого Совета не будет. И вот Алексий IIпочил. Совместное заседание президиума Госсовета и Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ, прошедшее 11 марта в Туле, подняло на новый уровень идею религиозного Совета при высшей власти. Формально никаких решений принято не было, но впервые президент возглавил заседание, и столь незначительный совещательный орган как Совет по религиозным объединениям был вдруг приравнен к Госсовету. Из Кремля прозвучал отчетливый сигнал. В интервью газете "КоммерсантЪ" источник в Кремле сообщил: "Подобный формат мероприятия беспрецедентен. Так, до сих пор религиозный совет подчинялся главе президентской администрации — в пору президентства Владимир Путин проводил встречу с советом лишь однажды, в 2004 году. Дмитрий Медведев решил взять эту функцию на себя. Возглавить совет, то есть поднять его уровень, сделав его не формальным, а действующим, регулярно собирающимся консультативным органом. Впервые Дмитрий Медведев проведет совмещенное заседание в качестве председателя".

Очевидно, что советский формат Совета по делам религий в современной России уже никогда не будет возрожден и не приживется. На уровне субъектов РФ вполне достаточно отдельных "уполномоченных" – специалистов по связям с религиозными организациями. Но Совет по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ в своем новом формате – эффективная и яркая замена Совету по делам религий.

Стремление стать вровень с государством, занять новые позиции во власти и, как минимум, не потерять старые – последовательное воплощение идеалов самобытной "русской цивилизации" митрополита Кирилла. Поэтому и Патриарх Кирилл не мог уйти из Совета при президенте РФ из-за того, что он стал предстоятелем РПЦ МП и изменил свой статус. Кирилл поступил иначе – он с помощью личного участия Медведева изменил "под себя" статус Совета.

Поэтичные образы, которые можно найти в речах Патриарха об отношениях власти и Церкви, воплощаются в укреплении связки "Патриарх-президент" на самом высоком официальном уровне. На торжественном приеме, который президент Дмитрий Медведев устроил в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца в честь Кирилла, новоизбранный Патриарх говорил: "Государство заботится о земном. Церковь заботится о небесном. Невозможно представить небо без земли и землю без неба. И земля и небо образуют гармонию божественного бытия, божественного творения… В современной светской России, конечно, невозможно возродить то, что существовало в средневековой Византии или Московском царстве. В новых условиях мы сознаем невозможность осуществления этого идеала, который родился в первом тысячелетии. Но, с другой стороны, мы, как Церковь, сознаем необходимость, чтобы дух симфонии направлял наши мысли и дела в построении модели церковно-государственных отношений".

Патриарх выдерживает уровень и темп церковно-государственных отношений – он и президент впервые рука об руку выступают на совместном заседании Госсовета и Совета по религиозным объединениям, они вместе решают вопросы государственной важности – молодежной политики и нравственного воспитания, особенно значимого во время экономического кризиса, который грозит социальными потрясениями.

Новый формат Совета при президенте, нехарактерное для русской традиции внимание Патриарха к проблемам экономики, бизнеса, ко всем острым социальным вопросам, готовность энергично требовать от государства всемерной поддержки делают Кирилла "государственным человеком". Патриарх Алексий II, безусловно, был политической фигурой общероссийского масштаба, но он всегда избегал чересчур плотных и четко обозначенных отношений с властью. После советских лет чиновничьего гнета в этом был залог относительной независимости Церкви при неформальной поддержке со стороны "православных" политиков. Патриарх Кирилл привык живо реагировать на сигналы, исходящие из Кремля, комментировать политико-экономические события и проблемы – если не для того, чтобы понравиться президенту, то чтобы его позицию заметили и учли. Идеологические пассажи Кирилла явно никогда не противоречили власти и, наоборот, он высказывал симпатии по отношению к кремлевской концепции "суверенной демократии".

Став Патриархом, Кирилл развивает и наполняет практическим содержанием свои идеи. Как отметил глава РПЦ МП во время проповеди во Всехсвятском кафедральном соборе Тулы, пришло время более широко развивать диалог Церкви, государств и общества. Периодические консультации с президентом в рамках Совета по взаимодействию с религиозными объединениями заставят всех чиновников в центре и на местах считаться с церковной властью, а не рассматривать Патриарха как представительное лицо без особо сильных рычагов влияния. Для Патриарха Кирилла принципиально важно преодолеть архаичный образ Патриарха, сложившийся при Алексии II, который воспринимался как только лишь символическая фигура в государственной политике.

Приближая Патриарха к реальной политике и власти, президент Медведев также действует вполне последовательно. Он и раньше выступал за "социальное партнерство" с РПЦ МП и с другими религиозными объединениями, с тем, чтобы они поддерживали социально ориентированный статус российского государства и исполняли функции социальной помощи и умиротворения населения. С проблемой недостаточного уровня взаимодействия чиновников и властей Медведев, скорее всего, столкнулся, уже будучи главой администрации президента РФ и председателем Совета, и будучи вице-премьером и, соответственно, главой Комиссии по взаимодействию с религиозными объединениями при правительстве РФ. Действительно, самым очевидным способом развития его деятельности в этом направлении и на новом посту было повышение статуса Совета при президенте. В противном случае РПЦ МП в Совете представляли бы митрополиты Климент и Ювеналий, ничего не решающие в нынешней Московской патриархии и даже подозреваемые в некоторой "оппозиционности" Кириллу или обиде на него.

Новый формат Совета значительно расширяет возможности главы РПЦ МП и по продвижению своих законопроектов и предложений, и по представительству. Так, на тематическое заседание Совета в Туле Патриарх взял с собой целый ряд помощников и архиереев – кроме Климента и Ювеналия, это формально ответственный за молодежное движение в РПЦ МП архиепископ Костромской и Галичский Александр, председатель Учебного комитета РПЦ МП архиепископ Верейский Евгений, епископ Бронницкий Феофилакт, а также представитель принимающей стороны – архиепископ Тульский и Белевский Алексий.

Голос лидеров других религиозных объединений на таком Совете вряд ли будет услышан – протестанты, мусульмане, иудеи смогут поднять вопросы о поддержке своих социальных проектов, списков экстремистской литературы или о высылке раввинов-иностранцев лишь кулуарно, вне основной повестки дня. Именно поэтому в реальности Совет при президенте будет Советом по делам Русской Православной Церкви, который существовал с 1943 года вплоть до реоргиназации его в Совет по делам религий.

Позиции всех религиозных организаций России, кроме РПЦ МП, будут значительно ослаблены, а некоторых - даже потеряны. На протяжении последних 20 лет относительной религиозной свободы инославные христиане, прежде всего, протестанты (баптисты, евангелисты, пятидесятники, харизматы, методисты, лютеране и т.д.), и мусульмане старались повысить свой статус в обществе и укрепить позиции, в том числе и в президентском Совете, поддерживая идею создания единого, "равноудаленного" Совета по делам религий. В условиях абсолютной монополии епископов и священников Московской патриархии на контакты с чиновниками, советы и комиссии разных уровней стали единственным каналом связи протестантов и мусульман с властью.

Изменение статуса Совета при президенте, конечно, повлечет за собой повальную мимикрию местных аналогов Совета под федеральный орган. Но если на столичном уровне власть еще как-то настроена договариваться с неправославными, то на местном уровне все неправославные (а также и православные вне РПЦ МП) пострадают весьма существенно. С конца 1990-х – начала 2000-х годов на региональном уровне муфтии, имамы, раввины, пасторы и протестантские епископы входят в советы и комиссии по религиозным вопросам при губернаторах и администрациях, а также в советы по социальным вопросам (протестанты часто намного активнее работают с наркоманами, бомжами, беспризорными и т.д., чем представители РПЦ МП и мусульмане). Включение в такие советы лидеров крупных протестантских Церквей, в отличие от лидеров "традиционных" религий, почти всегда сопровождалось сопротивлением местных епархий РПЦ МП. Архиереи РПЦ МП обычно присылают на такого рода плюралистичные, толерантные советы своих представителей, игнорируя их личным присутствием, но власть это вполне устраивает. Новый формат Совета при президенте будет диктовать новые условия – федеральные поручения будут касаться преимущественно РПЦ МП.

Но отношения Патриарха и президента не смогут до конца воплотить идею вертикальной системой по исполнению государственно-православных решений. Этому помешают светский характер государства, бюрократическая машина и сопротивление чиновников на местах, недовольных вмешательством Церкви в политику и, особенно, в распределение бюджетных средств. Между тем, усилия, влияние и энергия Патриарха Кирилла позволят ему с большей легкостью продвигать свои инициативы и, в том числе, с помощью власти оказывать давление на строптивых архиереев в регионах. Взамен Церковь неизбежно потеряет часть своей независимости, поскольку Патриарх будет жестко встроен в общегосударственную игру, в которой его роль также будут корректировать, как он собирается откорректировать роль государства в поддержке РПЦ МП.

Роман Лункин,
для "Портала-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования