Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Православие, за которое не надо умирать. По сути, Патриарх Кирилл назвал раскол явлением значительно более страшным, чем ересь, и осудил готовых на смерть за православие


Первое "торжество православия" с Патриархом Кириллом (Гундяевым) во главе не могло остаться не почтенным с его стороны новым "историческим словом", коих этот чрезвычайно яркий церковный деятель уже немало произнес за свое месячное патриаршество. 8 марта, после литургии в храме Христа Спасителя, еще непривычный для многих чад РПЦ МП Патриарх-"менеджер" произнес проповедь о ересях и расколах. Тема, видимо, представлялась проповеднику очень острой и актуальной, поэтому говорил он с повышенной эмоциональностью.

Между тем, празднуемое в этот день событие – не что иное как восстановление иконопочитания после более чем тридцатилетнего перерыва в 843 году. "Иконоборцы отрицали правомерность почитания святых икон; называли тех, кто почитает святые иконы, идолопоклонниками, уничтожали святыни. Поскольку императорская власть поддержала это еретическое направление, то гонение на тех, кто почитал святые иконы, было поддержано силой византийского императора. Несчастные монахи скрывались в восточных областях империи, особенно в Каппадокии, где существовало и до сих пор существует множество подземных пещер. И там, глубоко под землей, они скрывали церковные сокровища, святые иконы и возносили перед ними горячие молитвы. По милости Божией опасная для Церкви ересь иконоборчества была преодолена. Иконоборцев осудили, и было принято решение в первую неделю Великого поста, в первый воскресный день, праздновать победу над иконоборчеством, а вместе с этим и победу над всеми ересями, сотрясавшими жизнь Церкви в первом тысячелетии. Велика была надежда отцов Седьмого Вселенского Собора, что отныне никакие ереси и отступления не поколеблют православной веры. Именно в знак этой надежды и был учрежден праздник, который мы сегодня празднуем", - сообщил Патриарх собравшимся в храме Христа Спасителя, которых оказалось почему-то не так и много.

Собственно Торжество Православия было учреждено не Св. Отцами VII Вселенского Никейского Собора в 787 г., а св. благоверной императрицей Феодорой и св. Патриархом Мефодием в 843 г., но мы охотно простим эту ошибку, а, точнее, неточность, Патриарху, сосредоточившись на других, более интересных, местах его проповеди. Так, Патриарх указывает, что иноки-иконопочитатели скрывались от гонений и официального "православия" (иконоборчества) исключительно на востоке Империи. Это не совсем так: иконопочитатели укрывались и на северных окраинах Империи (Крым и Таврия), и даже за их пределами, в соседних землях (на Нижнем и Среднем Дону, Тамани и т.д.). Понятно, почему Патриарх не упоминает этих исповедников: с точки зрения последнего императора-иконоборца Феофила и его патриарха Иоанна Грамматика, они были так называемыми "раскольниками". Но мы вернёмся к этой теме чуть позже, а пока что обратимся к другим интересным местам в проповеди.

Вот, Патриарх, говоря про еретиков и ересиархов, в качестве примеров таковых не раз упоминает Ария и Нестория, но ни разу не упоминает вождей яковитской (монофизитской) ереси - Евтиха, патриарха Александрийского, Диоскора и епископа Иакова Барадая. Почему? Всё очень просто: в России живут сотни тысяч (около миллиона ста пятидесяти тысяч только официально) армян. Кроме того, РПЦ МП участвует в диалоге "мирового православия" с постмонофизитскими конфессиями (Коптской, Сиро-Яковитской, Армянской, Сиро-Индийской, Эфиопской и Эритрейской, а также Британской (автономной от Коптской) Церквами).

Трудно сказать, насколько "велика" была надежда на отсутствие разделений между православными у непосредственных участников Торжества Православия, но раскол не заставил себя ждать: уже в ближайшие годы по этом событии Церковь разделилась на игнатиан, сторонников св. ПатриархаИгнатия, преемника св. Мефодия, и фотиан, сторонников следующего Патриарха, св. Фотия Великого - по мнению игнатиан, поставленного незаконно. Игнатий и Фотий дважды сменяли друг друга на патриаршем престоле.

Главным содержанием ереси, в полном согласии с экуменическими воззрениями, Патриарх Кирилл полагает не догматическое разномыслие, не разность в учениях, а само по себе административное разделение бывшей до того внешне единой конфессии. Вспомним о "расколе", Патриарх и заговорил чрезвычайно горячо и эмоционально: "Если мы встречаемся с человеком, который утверждает, что борется за чистоту Православия, но в его глазах опасный огонь гнева, ему везде чудятся еретики, он готов идти на бой и на разделение Церкви, он готов поколебать основы церковного бытия, якобы защищая Православие; когда в человеке, возглавляющем еретическое учение, мы не находим любви, а находим только гнев, то это первый признак того, что это волк в овечьей шкуре". Именно это, сам факт внешнего, организационного разделения, кажется нынешнему главе РПЦ МП самым опасным в ереси: "Если мы слышим горячие призывы к борьбе, к разделению, к спасению Православия даже до смерти, когда мы слышим такой возглас и такой лозунг: "Православие или смерть" — нужно опасаться этих проповедников. Никогда Господь не говорил: "Мое учение или смерть". Ни один апостол не говорил: "Православие или смерть". Потому что Православие — это жизнь вечная, это радость во Святом Духе, это радость жизни; смерть же — это тлен, это результат грехопадения и дьявольского действа. И сейчас у нас появляются, время от времени, лжеучители, которые соблазняют народ призывами спасать Православие, спасать его чистоту, которые повторяют этот опасный, греховный и внутренне противоречивый лозунг: "Православие или смерть". В глазах этих людей вы не найдете любви, там горит дьявольский огонь гордыни, стремление к власти, к разрушению церковного единства. А внешне все может рядиться в добрые одежды, прикрываться благочестивым обликом, пользоваться почитанием определенного круга людей".

Интересно также и то, что Патриарх Кирилл видит только лишь одну возможную мотивацию у раскольников (они же - еретики): это… борьба за Православие.

Характерно, что предстоятель РПЦ МП явно путает два понятия: ересь в собственном прямом значении обязательно выражается в заметном и значительном искажении, извращении православных учения и веры. Например, с точки зрения православных, ересью могут быть названы монтанизм, арианство, несторианство, монофизитство, католицизм, учение "жидовствующих" (московско-новгородская ересь), хлыстовство и т.д. Расколом же, по 1-му правилу св. Василия Великого, называются разделения, не связанные напрямую со значительными вероучительными несогласиями. Например, к их числу относились расколы новатиан, тертуллианистов, евстафиан (староникейцев, не признавших св. Мелетия), иоаннитов (не в меру горячих почитателей св. Иоанна Златоуста), аквилейский (не признавших V Вселенский Собор) и т.д. Иногда, как в случае со стригольниками (отвергавшими исповедь священникам и, судя по всему, духовный авторитет духовенства в целом) и/или царебожниками, ясно провести чёткую границу между расколом и в буквальном смысле ересью действительно не так-то и легко. Многие расколы и раздоры (евстафиан, тертулианистов, иоаннитов, аквилейцев) были вполне уврачёваны или же отчасти уврачеваны и постепенно сходили на нет, чего никак не сказать про ереси. Пожалуй, ни одна из ересей полностью не прекратила своего бытия, не исчезла. Даже те из них, которые не сохранили своих организационных структур - например, ариане и аномеи, - возрождаются под новыми именами социан, антитринитариев, унитариев, свидетелей Иеговы… Вырождающееся хлыстовство влияет на беседников, трезвенников (чуриковцев), иоаннитов (почитателей протоиерея Иоанна Кронштадтского как Божественной Личности), федоровцев, иннокентьевцев, богородичников и отчасти даже на "царебожников".

Почему же так актуален именно "грех раскола" для нового Патриарха? Неужели только лишь из-за довольно малочисленных диомидовцев? Не потому ли, что идейные и даже доктринальные (догматические) разногласия он считает при сохранении внешнего "единства" не столь опасными как открытое и явное разделение, имеющее организационные последствия? И не потому ли, что столь обличаемые им "ревнители православия", а проще сказать ортодоксы, могут при первой же возможности сравнить его с патриархами Несторием, Диоскором, Сергием, Иоанном Грамматиком, Никоном, Мелетием (Метаксакисом), Сергием (Страгородским), Афиногором? А ведь среди недовольных "ревнителей" есть интеллектуалы и достаточное число людей, готовых идти за Православие или за то, что они считают Православием, на смерть, чего никак не сказать про сторонников нынешнего Патриарха.

Для того, чтобы сего сравнения не произошло, на наш взгляд, недостаточно обличать потенциальных "раскольников". Для этого надо лишь стараться не уподобляться вышеперечисленным патриархам и стараться уподобляться… обличаемым новым патриархом ревнителям православия, ортодоксам. Впрочем, если верить Патриарху Кириллу, фанатизм свойственен именно еретикам (то есть раскольникам), а значит, стать новым Несторием или Диоскором ему не грозит.

Артём Русланов,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования