Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Собственнический инстинкт. Передача земли и зданий в собственность Московской патриархии создаст новую экономически независимую корпорацию, которую и обещал своим избирателям Патриарх Кирилл


Рождение РПЦ МП как крупнейшего собственника в России не является и не может быть реституцией, возвратом к прошлому, хотя во многих случаях именно так и хотят представить этот процесс церковные деятели. Управделами РПЦ МП митрополит Климент и многие другие иерархи часто упоминали о "возвращении долгов" со стороны государства, которое долгие годы разрушало храмы. Парадокс в том, что в России никогда не было и не будет полной ясности с церковной собственностью, с тем, что Церковь имеет и как она этим пользуется за высокими, непроницаемыми церковными стенами.

Всем известно, что до революции 1917 года Православная Греко-Российская Церковь была государственной, ее делами управлял Святейший Правительствующий Синод, который существовал за счет казенных средств, но он не был отдельным от государства собственником земель и зданий. То есть Церковь в целом не была собственником. Большинство церковных земель со времен Екатерины Великой принадлежали государству. Однако монастыри, приходы, епархии и архиерейские дома обладали правами юридического лица и собственностью на земли и здания. Официальная реституция на практике не справилась бы с запутанной системой церковных владений и их законных собственников, а также аутентичных правопреемников дореволюционной Церкви.

Все же странно получается: реституции в России не было, но есть в стране единственная организация, которая вернула в огромном масштабе свою дореволюционную собственность, – Московская патриархия. Старообрядцы, католики, лютеране, иудеи, баптисты всегда сталкивались с трудностями в получении своих дореволюционных зданий. Неправославные христиане оставили надежду на получение своих церквей, костелов, кирх, синагог и Домов молитвы. Более того, даже землю под строительство своего помещения власти выделяют годами.

Нынешний законопроект Минэкономразвития, призванный отдать на содержание РПЦ МП все, чем она фактически пользуется, в реальности лишь оформляет сложившееся положение вещей - статус Московской патриархии как крупнейшего экономического института. Дело в том, что процесс превращения РПЦ МП в богатейшую корпорацию идет полным ходом уже с начала 1990-х годов. Патриархии передавалось все имущество и все здания, которые власти были в состоянии отдать, а в некоторых случаях епархии отнимали у музеев их законные помещения, как в случае с Рязанским кремлем и Ипатьевским монастырем. Наконец, настал момент, когда земля и здания, и до революции, и в советское время бывшие собственностью государства, будут собственностью Московской патриархии. В России возникнет государство в государстве, но интересы светского и церковного переплетутся так, что сложно будет разобрать, где листья, кроны и ветки одного, а где другого дерева.

Сама РПЦ МП и Минэкономразвития вели дело к упорядочению владения землей и собственностью. В сентябре 2004 года Госдума РФ приняла закон, который разрешал религиозным объединениям оформлять землю в бессрочное пользование, причем землю не только под церквями, но и сельхозугодья (в основном, монастырские). Концепция нынешнего закона о передаче зданий в собственность была принята за основу еще 25 октября 2005 года на заседании Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве РФ. Главным лоббистом его можно назвать управляющего делами Московской патриархии митрополита Калужского и Боровского Климента. Этот иерарх чаще всех других представителей РПЦ МП выступал с подробным изложением "неурегулированности" вопроса о передаче имущества Церкви. И как член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ, и как член Общественной палаты РФ, митрополит Климент отмечал абсурдность ситуации, в которую попали приходы и монастыри. По словам митрополита Климента, "православный приход должен предпринять неимоверные усилия, затратить большие материальные средства – чтобы в результате получить в дар от государства разрушенные или полуразрушенные здания храмов и монастырей. А в том случае, когда приход уже восстановил на свои собственные средства (редко когда эти средства бывают значительными – обычно на храм собирают "всем миром") и затем решил оформить, наконец, передачу здания общине, – этот приход оказывается в роли одариваемого государством. И в дар преподносится плод трудов членов самого же прихода. Ситуация, по меньшей мере, вызывает недоумение" (Интервью митрополита Климента сайту "Патриархия.ru", 24 июня 2005 года).

Возникает вопрос – будут ли переданы Церкви в собственность недавно построенные за счет бюджетных средств кафедральные соборы и простые храмы по всей России. Цена вопроса заключается также далеко не только в передаче самих храмов. Епархии и приходы РПЦ МП смогут также стать собственниками земли и движимого имущества – "внутреннего убранства культовых зданий и сооружений или предметов, предназначенных для богослужебных и иных религиозных целей". На основании заявлений приходов им будут переданы те здания, которые находятся в их пользовании. Это так называемые "непрофильные" объекты, такие как дома причта, пекарни и воскресные школы, которые обеспечивают архитектурную или территориальную целостность уже построенного или взятого в бессрочную аренду у государства религиозного комплекса. Именно на это жаловалась юрист патриархии Ксения Чернега. Комментируя проект, она отметила, что в нем дается очень узкое определение имущества религиозного назначения: "Мы надеялись, что это определение будет расширено и включит не только храмы и здания духовных семинарий, но и, в частности, здания воскресных школ, монастырских келейных корпусов, бывших церковных детских приютов".

Конечно, МЭРТ стремится сделать государство эффективным собственником, которое не платит за то, чем оно не владеет и не пользуется. Это значит, что Церковь отныне будет содержать все объекты, находящиеся в ее пользовании, сама. При этом пока остается открытым вопрос, а будет ли Церковь платить налоги за ту часть своей собственности, которая не имеет прямого религиозного назначения (культовые здания освобождены от налогообложения). Вместе с тем, содержание любой собственности – это большие расходы.

Определенные серьезные проблемы, которые возникнут в связи с передачей такого массива собственности, прекрасно сознают в патриархии. Ее пресс-секретарь священник Владимир Вигилянский, комментируя закон, отметил, что, например, сдача собственности в аренду, что часто практикуется, полностью зависит от архиерея (Патриарх Алексий разрешал это делать лишь в исключительных случаях). Отец Владимир справедливо подчеркнул, что, получив имущество в собственность, Церкви придется произвести экономическую реформу: "Если в крупных городах Церковь готова принять храмы в собственность, то в селах очень много приходов, которые не смогут самостоятельно содержать храмы. Все это побудит пересмотреть экономику Церкви, чтобы помочь бедным регионам содержать здания в надлежащем виде". Однако практически в каждой епархии частично сдаются помещения семинарий, архиерейских домов, подворий, перестроенных церквей и т.д., полученные от властей. Возникает и другой непраздный вопрос: а что будет в РПЦ МП через 10 лет, ведь по закону новый собственник не имеет права в течение лишь десяти лет изменять назначение возвращенного имущества и передавать его третьим лицам.

В отличие, к примеру, от Италии, где четко прописаны отношения музеев и Ватикана по совместному использованию культурных ценностей, в России этот порядок зависит от личного характера и воспитания директора какого-либо музея и местного архиерея. В проекте отмечается лишь, что культурные объекты будут передаваться в безвозмездное пользование. Но Церковь рассчитывает также на получение музейных ценностей именно в собственность. Юрист Московской патриархии Ксения Чернега сетовала, в частности, на то, что "законопроект не устанавливает порядок безвозмездной передачи РПЦ МП музейных предметов и коллекций". Представителей Церкви обижает то, что государство якобы не доверяет РПЦ МП как хранительнице ценностей, но на то оно и национальное культурное достояние, чтобы за ними был общественный контроль. Также естественно, что вряд ли общество, музейные работники и прихожане, смогут узнать, что происходит с переданной патриархии церковной собственностью. Так, отец Владимир Вигилянский приводил в своих интервью примеры сохранения Церковью святынь, но как тогда относиться к уничтожению местной епархией иконостаса архимандрита Зинона во Пскове и к тому, что в Рязанском Кремле сворачивается экспозиция, так как туда хочет переехать архиепископ? Архиереи, подобные Псковскому и Рязанскому, будут пользоваться статусом собственника как настоящие приверженцы "дикого капитализма".

Очевидно, что РПЦ МП ждет не только переоформление, но и передел собственности, особенно самой дорогой и в хороших местах, конфликты вокруг имущества и средств, получаемых от него. Для того, чтобы общество не осудило Церковь и не выступило против нее в какой уж раз, а также для того, чтобы бедные храмы не разрушились окончательно, Патриарху Кириллу придется проявить всю свою волю. Но на этот раз, в отличие от скандалов 1990-х годов, его деятельное участие в разделе и управлении собственностью в РПЦ МП будет более чем очевидно и даже оправдано. В ключевых епархиях понадобятся менеджеры, которых Патриарху Кириллу надо будет назначать своей жесткой волей. Перемещения архиереев и упорядочивание системы финансовых поступлений в патриархию потребует от Патриарха мужества, закулисных интриг, давления (в том числе с помощью властей) и хитрости, которые у Патриарха Кирилла, безусловно, есть. Стремление РПЦ МП получить в собственность то, чем она владеет, приведет к беспрецедентному в истории России факту – к созданию независимой от власти имущественно и идеологически общенациональной корпорации. Это знаменует собой окончательное отделение Церкви от государства в России. Конечно, связь РПЦ МП с чиновниками в Москве и на местах, созвучие идей самобытной Святой Руси Патриарха Кирилла государственной идеологии, православность политиков и президентов – останутся и никуда не уйдут. Но спонсоры, политики и идеологии не вечны. Значительная часть епархий, монастырей и приходов РПЦ МП будет постепенно учиться жить именно за счет пожертвований обычных прихожан.

Церковь уже не в состоянии, как до революции 1917 года, быть средоточием православной империи, она не может владеть нынешним светским государством, а поэтому Московская патриархия по своему историческому праву становится на путь испытания самостоятельной экономической жизнью.

Роман Лункин,
для "Портала-Credo.Ru"


 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования