Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Подобаше ли нам диакон-архиерей? Белорусские православные хотят диакона Андрея Кураева в новые экзархи БПЦ МП


В белорусcком Интернете, на самом популярном его портале Tut.by, есть свой форум на всевозможные темы. Среди прочих имеется там и раздел, посвященный религии. Как ни странно, но тон на нем задают отнюдь не сторонники Московской патриархии. Создается впечатление, что за неимением ничего лучшего, именно эта площадка освоена местными "альтернативщиками" для своей посильной агитации.

Характер этот агитации, правда, носит слишком уж агрессивный и поверхностный характер. Все фактически сводится к лозунгам, большая часть которых направлена против митрополита Филарета, всего епископата Белорусской Православной Церкви Московского патриархата (БПЦ МП), да и вообще Московской патриархии как таковой. Акцент при этом делается не на концептуальных вопросах, а на муссировании личных грехов, якобы "всем известных". Альтернатива, правда, чаще всего предлагается в виде Белорусской Автокефальной Православной Церкви (БАПЦ) и других аналогичных структур.

Однако в последнее время тон на форуме значительно изменился. Как ни странно, но вся эта безапелляционно критическая публика необычайно благосклонно приняла нового Патриарха РПЦ МП, к которому в российском сообществе, напротив, как мы знаем, выставляется немало претензий. Разумеется, не автокефалии ждут от новопоставленного Патриарха. Тогда чего же?

По всей видимости – заурядных кадровых изменений в руководстве Белорусским экзархатом. Неприятие митрополита Филарета и некоторых других епископов достигло такой точки, что это заслонило неприятие РПЦ МП в целом. Но еще более интересным является то, какая кандидатура предлагается на место предстоятеля белорусской части МП.Это выражено таким незамысловатым слоганом:

"Голос народа единый, простой -
Филарета Вахромеева – на покой!
Андрея Кураева – в Минск владыкой!"

На страницах форума предлагается даже собирать и отсылать в пользу заявленной кандидатуры письма в Чистый переулок. Чем же так приглянулся популярный дьякон в качестве желаемого главы БПЦ МП?

"Дьякон Андрей Кураев – самая подходящая кандидатура. Дьякон против содомии, образован и миссионер. Лучшего не найти", – вот такое простое, но, конечно, и слишком общее объяснение. Наверняка здесь задействованы какие-то более глубинные механизмы, связанные с представлением, каким же все-таки должен быть епископ.

Интересно при этом, что эти представления в России и Беларуси явно не совпадают. Как можно видеть по настроениям в том же интернете, для русского православного – идеал ближе к образу епископа Томского Ростислава (Девятова). В белорусском же сообществе подобные кандидатуры даже не обсуждается, хотя такого типа епископ ("верующий и простой") есть и в Беларуси. Это Софроний (Ющук) Могилевский. Почему же он не избран в качестве образца, а избран какой-то далекий и не очень, мягко говоря, благоволящий ко всему белорусскому Андрей Кураев?

Здесь, как видно, ряд факторов, и немаловажный из них – не столь безграничные просторы, как в России. Здесь все рядом, на расстоянии, образно говоря, "вытянутой руки". Поэтому и представления о существующих епископах, в основном, построены на опыте, если не своем личном, то близких знакомых или даже родственников. Слишком уж белорусские епископы на виду, чтобы это способствовало культивированию романтических мифов о любом из них. Неразвитость мифологии создает, в свою очередь, удобные предпосылки для того, чтобы оценивать епископа в свете более рациональных качеств. Возможно, именно здесь агитация за "антикризисного менеджера" встретила гораздо большее понимание, чем в России, где отношение к епископу носит традиционно более патерналистский характер. При всем при том, подобного типа епископов и нет в Беларуси. Такое ощущение, что они, напротив, ориентируются именно на патерналистские механизмы, подражая в этом Экзарху. Но ориентироваться и играть определенную роль – это одно, а быть действительно отцом, пекущемся о пастве, – это несколько иное.И, как говорилось выше, в белорусских масштабах суть открывается довольно быстро.

Все это способствует, в конце концов, тому, что епископы в качестве бездействующих марионеток и напыщенных молчаливых фигур начинают, мягко говоря, приедаться. Маргинальные вопли на форумах далеко не так маргинальны, как кажутся. Белорусская нация вообще отличается тем, что не торопится, терпит, но при этом, вопреки внешним проявлениям, может вынашивать нечто такое, что может дать внезапный взрыв при благоприятных условиях.

Белорусов, кажется, все удовлетворяет. Тот же политический режим по статистике пользуется подавляющей популярностью. Но именно по статистике. В доверительной беседе чаще слышишь нечто совсем отличное от того, что показывает статистика. Особые исторические условия, в которых веками существовала Беларусь, выработали у народа склонность к терпению и выжиданию. Имеется такое терпение и выжидание и в отношении нынешнего епископата.

Показательно в этом смысле отношение большинства белорусов к крайне тесным отношениям церковного руководства с президентом Лукашенко. Даже при сравнительно лояльном отношении к президенту, многие не одобряют слишком сервилистское отношение Церкви к государству. Есть желание, чтобы Церковь являла в своем лице хоть какую-то альтернативу. Разумеется, не в политическом смысле, а в качестве неформального авторитета, с которым должна была бы считаться и власть. Быть может, это явление и чисто психологического характера, когда задавленность и слабость оппозиции уравновешивается желанием хоть какого-то реального оппонирования власти.

Должно быть теперь понятным, почему Патриарх Кирилл так благосклонно принят даже в тех слоях белорусского общества, где любого другого автоматически ждала бы обструкция. Его активность, которая в России многими с испугом интерпретируется как "клерикализация", в Беларуси видится иначе. Он способен реально оппонировать власти. Где нужно – даже надавить, чтобы получить результат. На фоне осторожного заискивающего попрошайничества, которое мы слышим из уст белорусского церковного руководства, это вызывает чуть ли не восторг. Вот бы и нам похожего! Среди действующего епископата такого нет. Зато есть тот, кто безудержно, выходя даже за рамки приличия, агитировал за избранного патриарха. При этом во многом стал его, чуть ли не "альтер эго", готовым на своем уровне воплощать все то, что делает или говорит патриарх. Вот тут и возникает мысль – а не взять ли его к нам? Может быть, это будет наш белорусский Кирилл?

Так что шансы у Кураева есть, как видим, не только на сан епископа, ради которого, как утверждают злые языки, он так старался, но даже и на пост митрополита и экзарха. Шанс, конечно, при условии, если бы церковный народ действительно имел голос в таких делах. Вообще, если задуматься, сколь иной могла быть Церковь, если бы должность епископа была выборной. Сразу видится – Ростислав в Москве, Андрей Кураев в Минске... А чего нам еще не видится, а то и представить трудно?

Людмила Суходольская,
для "Портала–Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования