Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Тень Великого Инквизитора. Для неоправославной идеологии образцами смирения оказываются палачи и убийцы, уничтожавшие миллионы людей в годы господства тоталитарных режимов


События в Русской Православной Церкви Московского патриархата в последнее время разворачиваются так, что волей-неволей внимание наблюдателей привлекает "личностный фактор". Пост Патриарха сам по себе имеет глубоко личный характер, а тут еще его занял человек, резко выделяющийся на общем иерархическом фоне. Не без оснований мы ожидаем какой-то существенной коррекции курса РПЦ МП в связи со сменой ее предстоятеля. Но все же, не слишком ли мы преувеличиваем эту самую пресловутую "роль личности в истории"?

Послушаешь некоторых пиарщиков избирательной кампании Кирилла (Гундяева) - и создается впечатление, что в январе РПЦ МП стояла на таком перепутье, где возможные направления расходились в прямо противоположные стороны. Однако не стоит забывать, что церковная структура, тем более такая сложная и многочисленная, как РПЦ МП, имеет свои внутренние тенденции и законы, под которые, хочет того или нет, должна подлаживаться даже самая яркая и самобытная личность.

Поэтому неспроста звезда предвыборного ажиотажа диакон Андрей Кураев не устает повторять: "Мы знаем митрополита Кирилла, а патриарха Кирилла мы пока еще не знаем". Можно было бы добавить: мы знаем митрополита Кирилла, еще узнаем Патриарха Кирилла, но вот человека Кирилла (то есть Владимира Гундяева, известного также в некоторых кругах под псевдонимом "Михайлов") мы не узнаем никогда. И все потому, что чем выше должность, тем более занимающий ее зависит от внутренней динамики саморегулирующейся системы. Притом личность подчиняется именно тому функциональному назначению, которое ожидается от нее в зависимости от занимаемого поста. Уже не раз подмечено, что Патриарх Кирилл нарочито заявляет значительно более фундаменталистские позиции, чем те, которых он придерживался до сих пор. И вызвано это далеко не только и даже не столько тем, что новый Патриарх пытается заручиться доверием и поддержкой консервативной части Русской Православной Церкви. Он просто примиряет новый мундир новых для него функций. Он должен выполнять то, что запрограммировано для этого поста внутренними законами системы.

Конечно, все это не означает, что мы имеем дело с какой-то марионеткой. Поле для личного маневра у Патриарха РПЦ МП сохраняется, есть даже возможность скорректировать внутренние тенденции церковного развития, но для успеха подобной корректировки может не хватить даже человеческой жизни. Как ни поворачивай штурвал – а еще большой вопрос, будет ли вообще желание его поворачивать, –огромный корабль еще долго будет двигаться преимущественно по тому курсу, который был задан раньше.

И в современной РПЦ МП немало таких законов и принципов, которые зрели веками, а заложены были при самом зарождении русской православно-церковной традиции. Речь здесь не идет об особенностях русской святости, но о тех тенденциях, которые с неизбежностью оборачиваются внутренним динамитом, способным, в силу прямого противоречия самым базовым принципам христианства, разорвать и саму Церковь, и все, что с ней связано.

При этом сами эти тенденции страдают меньше всего и, разрушив собственное обиталище, на время переселяются в стан врагов, где царствуют до нового подъема и возрождения Церкви, где снова находится место для всего того, что в свое время нанесло смертельный удар изнутри.

В чем же суть этого неискоренимого зла, уничтожающего Церковь и живущего в ней?

Христианство, по своему существу, глубоко персоналистская религия. В центре внимания проповеди Христовой, как нетрудно заметить по Евангелиям, - человек, личность. И распят Иисус Христос за то, что Его борьба за личность нисколько не перерастала в борьбу за коллектив и тем самым уязвляла существующий коллектив безразличием к нему, что было разценено как самая большая для него опасность. "Если оставим Его так, то все уверуют в Него, и придут Римляне и овладеют и местом нашим и народом.... лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб" (Иоан.11:48-50).

Сам Христос, поставивший ценность личности выше ценности коллектива, готовый оставить девяносто девять овец ради одной заблудшей, Он Сам становится той Личностью, которая поднимается превыше всех народов и коллективов, а потому и способна искупить все личности вместе, всех времен и народов.

Эта истина Христианства со времен Христа подвергается постоянным испытаниям. Именем Христа умудрялись действовать угнетатели всего живого, неповторимого, созидая величественные империи и авторитарные общества. Вся эта метаморфоза с учением Христовым необычайно убедительно описана Ф.М. Достоевским в "Легенде о Великом Инквизиторе"...

Беда Русской Церкви, что в ней как будто застыло средневековье, Великий Инквизитор не желает сдавать свои позиции. Все всегда делается не ради человека, а ради "общественного блага", ради "государства", но, в конечном счете, поскольку страдает человек, страдает и общество, и государство, которое из людей состоит и людьми формируется. Великий Инквизитор пересаживается из кресла радетеля за веру в кресло отчаянного богоборца и обратно. Не поэтому ли самые полярные в идеологическом плане течения так легко понимают друг друга, а порой и выступают совместно против ненавистного "западного гуманизма", в центре которого личность и человечность?

И это "смирение" личности перед "общественным благом" все более агрессивно проповедуется в современной РПЦ МП. Нельзя было, например, не поразиться словам маститого протоиерея Димитрия Смирнова, регулярно вещающего на "православном" телеканале. На днях он как раз и объяснял, что же такое смирение и христианская любовь. Взяв в качестве образца благоверного князя Александра Невского, он задался вопросом: как же, мол, святой рассекал рыцарей надвое до седла? Ведь он знал, что у них есть семьи, дети... Ответ же таков – он это делал "по смирению". Надо было - и он убивал. Но делал это с миром в душе и с любовью. Точно так же и современный воин. Видит противника, берет его на прицел и стреляет. Стреляет "по смирению". Пух – противник упал. И тут главное, как утверждает Д. Смирнов, сохранить мир в душе, убивать с любовью. Мол, надо так, прости, брат.

Вся эта душещипательная картина напоминает почему-то приевшуюся фразу из современных кинолент: "Это бизнес, ничего личного". В перспективе такого понимания образцами смирения и примерами для подражания православной молодежи оказываются палачи и убийцы, уничтожавшие миллионы людей в годы господства тоталитарных режимов. Ведь делали они это "по смирению" - потому что так было надо, в соответствии с требованиями, господствовавшими в обществе, ради "интересов государства".

"По смирению" эсэсовцы уничтожали миллионы евреев, цыган, социальных маргиналов. Напротив – противящийся этому порядку поступал как не должно. Согласно суждениям упомянутого проповедника – по гордости. К счастью, мы знаем, что среди таких поступавших "не должно" были и православные священники, подвиг которых, как и подвиг новомучеников, пребывает теперь в глубокой тени...

Так случилось, что в тот же день, когда прозвучала эта проповедь "смирения", по одному из телеканалов был показан всемирно известный киношедевр Спилберга "Список Шиндлера". Обыкновенный и даже поначалу алчный предприниматель становится праведником, спуская все свое богатство для спасения от смерти в лагерях уничтожения как можно большего числа людей. В концентрированном виде идея фильма выражена в эпиграфе, взятом из Талмуда: "Тот, кто спас одну жизнь, спас все человечество". Слова глубоко христианские, тем более что мы знаем о Том, Кто ценой одной Своей жизни действительно спас все человечество. Пока мы не осознаем эту высокую цену человеческой жизни, цену, превыше которой не может быть цена никакого "общественного блага", мы не станем христианами. А для РПЦ МП, озабоченной победами "христолюбивого воинства", сохранением смертной казни и прочих атрибутов "смирения" перед механизмом авторитаризма, эта задача из задач – будет ли она Церковью Христовой или гвардией Великого Инквизитора.

Людмила Суходольская,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования