Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Скромное обаяние Московской патриархии. От Патриарха Кирилла ждут великих потрясений, но он зажат рамками матрицы


Патриарх Кирилл сразу и без каких-либо споров стал исключительной фигурой и уникальным Патриархом, который все делает "впервые". Первый раз глава РПЦ МП будет вести регулярную программу на телевидении, присутствовать на мероприятиях молодежного рок-движения, регулярно общаться с единороссами и коммунистами, верующими и "православным по культуре". Парадоксально, но чрезмерные ожидания, связанные с этим "беспрецедентным" Патриархом, груз церковных проблем, которые невозможно решить характерными для Кирилла методами, будут постепенно подтачивать образ идеального предстоятеля.

Несмотря на дискуссии о слабых позициях Кирилла в среде церковной бюрократии, он был избран именно представителями церковного аппарата. Архиерейскому и Поместному Соборам РПЦ МП предшествовали бурные дискуссии в церковной среде по поводу того, кто более достоин стать Патриархом и, главное, какими качествами должен обладать церковный деятель, чтобы решить проблемы, стоящие перед Церковью. И те, кто хотел видеть на патриаршем престоле консерватора и "молитвенника", и те, кто видел в новом предстоятеле, прежде всего, миссионера и "менеджера", фактически называли один и тот же набор проблем, которые придется решать Патриарху. Наверное, не без страха и опасений за свою судьбу епископы, зная его властный характер, вручили Кириллу "карт бланш" на управление Церковью. Технология спринтерского проведения Соборов подтвердила опасения многих священнослужителей, что жесткий характер владыки Кирилла, его умение любой ценой добиваться своих целей являются хорошей основой для построения современной Церкви и решения неотложных задач, стоящих перед ней.

Диакон Андрей Кураев справедливо замечает, что среди делегатов Поместного Собора почти не было представителей интеллигенции и известных культурных деятелей именно из-за того, что интеллигенция все еще далека от Церкви. Тогда как на знаменитом Поместном Соборе 1917-18 годов, избравшем святого Патриарха Тихона, в числе делегатов-мирян были известные философы, богословы и профессора университетов.

Впрочем, по данным самых разных социологических опросов, большинство населения России также воспринимает православие как традицию и символ, а не как живую реальность богообщения. Как заявил митрополит Кирилл, выступая с докладом на Поместном Соборе 27 января, "сегодня большинство граждан России, Украины, Белоруссии, Молдавии, а также многие жители сопредельных стран называют себя православными, хотя подчас остаются малоцерковными людьми. Такое состояние общества было и остается серьезным вызовом для нашей Церкви".

Патриарху придется решать проблему оживления приходской жизни, превращения прихода в реальную сплоченную общину, где верующие имеют право голоса, активно участвуют в социальной и культурной работе прихода. Решения предстоит принимать парадоксальные, потому как видно, что Патриарх Кирилл совсем не симпатизирует "церковной демократии". Московский патриархат объединяет 29 263 прихода по всему миру, из них около половины действует на территории Российской Федерации. Однако в каждой из 68 епархий, которые располагаются на российской территории, лишь несколько приходов можно назвать субъектами гражданского общества, средоточием общественной жизни, где есть и воскресная школа, и социальные проекты, и клубы для молодежи и интеллигенции.

Однако все эти проблемы – миссии, открытости для общества, общинной жизни – тесно взаимосвязаны между собой, и их нельзя решить без демократизации церковного управления, тенденции к которому отнюдь не продемонстрировал самый короткий в истории РПЦ МП Поместный Собор 2009 года. Как Патриарх в Москве, так и архиереи в своих епархиях обладают абсолютной властью, а священники бесправны, и их могут произвольно перемещать с одного прихода на другой. Кроме того, нет традиции приобщения мирян к организации приходской жизни – более того, духовенство нередко видит в таком приобщении серьезную опасность для себя. Однако реформа церковного устройства, приходская реформа – самая болезненная, и вряд ли новый Патриарх осмелится взяться за нее в ближайшее время (если вообще возьмется).

Отношения РПЦ МП и власти, несмотря на внешнюю их стабильность, также могут претерпеть значительные изменения при Патриархе Кирилле. Представители власти как защитники светского государства крайне осторожно высказывают свою поддержку Церкви и, уж во всяком случае, не разделяют патриарших проектов "симфонии". В таком сдержанном духе написано и послание президента Дмитрия Медведева, которое на Поместном Соборе зачитал глава администрации президента Сергей Нарышкин. В нем отмечается, что "избрание нового патриарха происходит в условиях, когда между церковью и государством сложился открытый и конструктивный диалог, наполненный совместными делами и заботами, постоянным вниманием к судьбам людей". Поздравляя избранного Патриарха, президент Медведев высказал надежду "на дальнейший диалог между церковью и государством в деле развития страны и укрепления духовно-нравственных ценностей".

Вместе с тем, Патриарх Кирилл известен именно как сторонник более четкого определения отношений Церкви и государства, законодательной поддержки РПЦ МП как совершенно особой для России структуры. В своей речи на Соборе нареченный Патриарх перечислил то, чего Церковь будет добиваться от власти, еще более определенно и целенаправленно, чем ранее: "В России до сих пор не удается поставить на прочную правовую основу практику преподавания в светских школах "Основ православной культуры", а также систематической работы военного духовенства. Ждет окончательного урегулирования проблема возврата церковного имущества". Безусловно, многих чиновников в центре и в регионах подобные слова Кирилла скорее испугают, чем настроят на спокойное сотрудничество с Церковью. Это связано не только с трудностями, которое встречает внедрение ОПК со стороны министерства образования, но и со чрезмерно агрессивным стремлением духовенства присутствовать во всех сферах общественной жизни. К церковным инициативам часто не готовы ни школы, ни вузы, ни власти разных уровней, ни чиновники высшего и среднего звена, которые формально призваны защищать принципы светского государства. Особенно это касается множества российских регионов, где РПЦ МП не является безусловно доминирующей конфессией.

Для той части общества, которая воспринимает Церковь только как часть традиции и истории, политика нового Патриарха будет казаться более энергичной и, возможно, даже более агрессивной по сравнению с периодом "архаичного" правления Патриарха Алексия.

Владыка Кирилл – церковный деятель, который известен своими яркими идеологическими высказываниями, в том числе на политические темы. Это отличает нового Патриарха от предыдущего 15-го предстоятеля РПЦ МП, всегда сдержанного, не позволявшего себе занимать какую-либо сторону в политике. Патриарх Алексий любил повторять, что Церковь должна быть принципиально отделена от государства, но не от общества.

Для российского государства чрезвычайно важна роль Кирилла в сохранении единства Московского патриархата. Речь идет о собирании "русского мира" (о необходимости которого говорил еще Владимир Путин, будучи президентом), диаспоры во всех странах мира от Западной Европы до Африки и Латинской Америки, под покровительством русского православия. Кроме того, во многом благодаря усилиям митрополита Кирилла после распада Советского Союза РПЦ МП в большинстве новых государств не образовала автокефальные структуры, а осталась административно единой от Владивостока и Ашхабада до Калининграда, Минска и Киева. Был создан гибкий институт самоуправляемых Церквей в лоне Московского патриархата — Украинской, Молдавской, Латвийской, Эстонской, наконец - РПЦЗ. В своей речи на Поместном Соборе Кирилл это подчеркнул: "Было сохранено единство… самой Святой Руси — нашей общей цивилизации и духовной культуры, нашего общего исторического выбора, восходящего к святому равноапостольному князю Владимиру". Однако центробежные тенденции не дают расслабиться и до сих пор наблюдаются в государствах, растущих на руинах бывшего СССР, – в Украине несколько юрисдикций пытаются создать единую поместную Православную Церковь, независимую от Московского патриархата, в Молдове Румынский патриархат возродил Бессарабскую митрополию без согласия Русской Церкви, а в Эстонии Церковь под своей юрисдикцией параллельно с Московским патриархатом восстановил Константинопольский патриархат. Государственный подход в поддержке единства и влияния русского православия будет одним из приоритетных направлений деятельности Патриарха Кирилла.

Уже 10 февраля состоялся телефонный разговор президента Украины Виктора Ющенко и Патриарха Кирилла. В тот же день Патриарх встретился в Москве с лидером украинской "Партии регионов" Виктором Януковичем. Украинские политики и предстоятель РПЦ МП обсудили тему церковного раскола в Украине и предстоящий визит Кирилла в Киев, который должен резко ослабить позиции "раскольников".

Внутри России прагматичная политика Патриарха Кирилла уже не подразумевает никакой дипломатии по отношению к "альтернативному" православию. Первым шагом нового патриаршества стало блокирование на все время проведения соборных мероприятий "Портала-Credo.Ru" и некоторых других сайтов, которые кто-то счел оппозиционными Московской патриархии. Естественно, что доказательств участия Кирилла в этой акции нет, но и без согласия патриархии эта спланированная акция обойтись не могла. Затем, уже 5 февраля Арбитражный суд Владимирской области постановил изъять в пользу государства 13 храмов Российской Православной Автономной Церкви (РПАЦ). Суд лишил крупнейшую из "альтернативных" православных юрисдикций ее основных храмов. Таким образом, был удовлетворен иск территориального управления Росимущества, поданный еще осенью 2006 года. Как утверждают в Росимуществе, в результате обследования церквей, занимаемых РПАЦ, были отмечены "нарушения в эксплуатации". Кроме того, Росимущество заявляет о том, что "сама РПАЦ образовалась позднее, чем заключались договоры на безвозмездное пользование — они заключались с несуществующими ныне организациями". А поскольку на часть госсобственности у РПАЦ нет договоров с Росимуществом, она и могла быть изъята из пользования Церкви по решению суда. Политическая подоплека судебного решения состоит в стремлении изъять храмы у Церкви, даже не допуская мысли о том, что РПАЦ может доказать свое правопреемство и провести ремонтные работы в соответствии со всеми строительными нормами и правилами. О причинах столь пристального внимания Росимущества именно к храмам РПАЦ, а не Владимирской епархии РПЦ МП, можно только догадываться. Однако несамостоятельность в действиях Росимущества очевидна. На ранних стадиях судебного разбирательства представителям РПАЦ намекали на то, что у них отберут храмы, поскольку они не состоят в Московской патриархии, и что соответствующая команда была дана из аппарата полномочного представителя президента РФ в Центральном федеральном округе, а кто посоветовал полпреду дать такую команду – осталось за кадром.

Нужно заметить, что новый Патриарх никогда не скрывал своих антидемократических взглядов и принципиального противопоставления России Западу и Европе в частности. Для Кирилла Россия не является органичной частью европейского культурного мира, она – часть "восточно-христианской цивилизации". Митрополит Кирилл открыто выступал за формирование особого русского представления о демократии как соборности (то есть доминировании "общественных" интересов над частными), при его активном участии была принята Декларация прав человека на Всемирном русском народном соборе, в которой основой прав человека были провозглашены "традиционные нравственные ценности".

Трудами митрополита Кирилла РПЦ МП стала заявлять об актуальных проблемах современности, позиционироваться как субъект политического процесса. Так, на Всемирном русском народном соборе представители РПЦ МП призывали к социальной ответственности предпринимателей, указывали на необходимость справедливого распределения национальных богатств и поддержки государством наиболее уязвимых слоев населения. На Поместном Соборе митрополит Кирилл подчеркнул: "Особенно актуальным этот призыв Церкви стал сегодня, когда последствия глобального экономического кризиса затронули огромное количество людей, большая часть которых имеет скромный достаток".

Чего будет больше в политике Кирилла – либерального или консервативного? Легче всего ответить на вопрос о том, будет ли РПЦ МП развиваться по пути большей открытости по отношению к обществу. За последние 20 лет эта Церковь превратилась в сильную общественную корпорацию, где есть люди разных взглядов. Сама практика гражданской жизни, социальные, образовательные и культурные акции сделали РПЦ МП более транспарентной. Более сложно ответить на интересующий многих вопрос о возможной модернизации Церкви при новом Патриархе. Внешне новый глава РПЦ МП будет казаться более "модерновым", хотя бы потому, что Кирилл выступает за современные методы миссии и благословляет церковных деятелей, выступающих на рок-концертах – игумена Сергия (Рыбко) и диакона Андрея Кураева. И сам владыка Кирилл также выступал в июле 2008 года с речью на рок-концерте во время празднования юбилея Крещения Киевской Руси в Киеве. Однако будет ли яркость идеологии, ораторское искусство и публичная открытость владыки Кирилла означать реальную модернизацию Церкви – это большой вопрос.

В своих первых выступлениях и проповедях Патриарх Кирилл говорил о Святой Руси, о сотрудничестве с государством, о необходимости миссионерства и обращения к молодежи. Но при этом развитие церковной демократии не входит в планы Патриарха – на Поместном Соборе было окончательно закреплено положение Устава РПЦ МП, по которому Поместный Собор вообще необязательно собирать, и все могут решать Архиерейский Собор и Священный Синод, то есть епископы. В РПЦ МП окончательно утверждается замкнутая архиерейская система управления, подотчетная Москве – Патриарху и Синоду. Унитарное централизованное управление, которое постепенно наладит Патриарх Кирилл, будет, безусловно, препятствием на пути развития низовой общинной демократии и независимых околоцерковных движений. Вместе с тем, РПЦ МП как мощная общественная корпорация сможет стать еще более близким политическим и идеологическим союзником российского государства.

Политизированная в русле идеологии русской государственности и самобытности, четко структурированная Церковь будет итогом эпохи "модернизации" Патриарха Кирилла. А яркие инициативы, начинания, проекты и проповеди будут сменять друг друга, не прекращаясь. Никого не минует магическое обаяние Патриарха Кирилла, но всякое очарование постепенно рассеивается, как туман.

Роман Лункин,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования