Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Гражданин Святой Земли. Памяти Андрея Шилкова


Над входом на иерусалимское кладбище "Гиват Шауль" висит электронное табло, напоминающее железнодорожное. Только вместо времени отправления поездов оно показывает время похорон.

В понедельник, 1 декабря, на нем появилось имя Андрея Шилкова. Во время похорон кто-то грустно пошутил, что он всегда мечтал быть похороненным в пещере с видом на дорогу, и вот, его мечта осуществилась: на кладбище "Гиват Шауль" из-за нехватки места уже не роют могил, но выдалбливают узкие пещеры в склоне горы, откуда открывается вид на главное шоссе, соединяющее Иерусалим с Тель-Авивом.

Шилков родился в 1952 году. В СССР жил, говоря словами Семакова, "непочтенно и растленно" - в юности хипповал, в более зрелом возрасте - участвовал в правозащитном движении: распространял самиздат и даже издавал небольшую подпольную газету (с помощью шрифта из армейской типографии, который он "приватизировал", будучи призван на резервистские сборы). Разумеется, в какой-то момент имя Шилкова оказалось в списке советских политзаключенных.

Но и после освобождения Шилков взялся за старое: участвовал в издании и распространении "Гласности" Григорьянца, стал ответственным секретарем "Демократической России". Параллельно – женился на девушке из "приличной еврейской семьи".

В 1993-м вместе Шилков вместе с женой эмигрировали в Израиль. По его словам, решение было принято в первую очередь женой: "Перебрав все более-менее реальные на тот момент возможности (Штаты, Финляндия, Франция и Израиль), мы остановились на Израиле. Не в последнюю очередь из-за того, что почти все друзья моей жены к тому времени были уже тут. Ведь с 14 лет она жила в окружении отказников". Однако Шилков никогда об этом решении не жалел и, более того, был очарован Святой Землей, и особенно Иерусалимом, где поселился вместе с семьей.

Очарование Иерусалимом было для него не просто вопросом ощущения. Довольно быстро Шилков приобрел репутацию одного из лучших русскоязычных знатоков Вечного города. В этом автору этих строк довелось убедиться лично – собственно, наше знакомство состоялось после того, как Андрей предложил поводить меня по Иерусалиму. К тому времени Старый город был исхожен мною вдоль и поперек, так что ничего нового я от этой прогулки не ожидал. И оказался в корне неправ! Как выяснилось, Андрей знал такие уголки, куда не ступала не только нога туриста, но даже и многие местные краеведы.

Еще в России Андрей находился в сложном духовном поиске. По его собственному признанию, он много общался со священниками-диссидентами (о. Глебом Якуниным, о. Георгием Эдельштейном, литовским ксендзом Сигитусом Тамкявичусом), а после освобождения даже "собирался попроситься пожить при Псковско-Печерском монастыре, где когда-то, в хипповской юности своей, гостил у архимандрита Алипия, был очарован ночными беседами с ним". В Израиле поиски продолжились: одно время Шилков даже учился в иешиве и, по слухам, подумывал о переходе в иудаизм. Однако в конечном итоге – остался верен православию. Причем не только формально. Шилков стал причетником в церкви св. Николая – небольшой иерусалимской церкви, куда по субботам на несколько часов пускали служить небольшую русскоязычную общину во главе с о. Александром Виноградским (церковь формально принадлежит грекам).

По субботам общественный транспорт в Иерусалиме не работает, а машины у Шилкова не было. Поэтому он отравлялся на службу пешком, тратя на дорогу несколько часов.

В нашу задачу сейчас не входит писать биографический очерк об Андрее. Поэтому упомяну лишь о двух эпизодах его израильской биографии. В течение длительного времени Шилков принимал участие в реставрации Александровского подворья, долгое время закрытого для посетителей из-за аварийного состояния здания, однако недавно вновь открывшего двери для паломников и туристов. А несколько лет назад – создал сайт "Христиане Святой Земли" (где, среди прочего, поместил несколько материалов автора этих строк).

Израильские православные в большинстве своем арабы. Поэтому в арабо-израильском конфликте их симпатии, естественно, находятся на палестинской стороне. Однако Андрей, как и большинство русскоязычных христиан, был искренним патриотом Израиля, горячо любившим эту страну.

Несмотря на искреннее православие, Андрей много лет прожил с женщиной, соблюдавшей еврейские традиции. Его дети одно время учились в религиозной еврейской школе, праздновали бар-мицву и бат-мицву (еврейские церемонии религиозного совершеннолетия для мальчиков и девочек).

Незадолго до смерти Андрея мы последний раз были у него дома, где встречались с ним и его старинным московским другом В. – евреем по национальности и протестантом по вероисповеданию. Как водится, ветераны принялись вспоминать минувшие дни (после освобождения Андрей несколько лет прожил в доме у В.). И в частности – о том, как Андрей был крестным у детей В., а тот, в свою очередь – сандаком на обрезании его сына!

Думаю, что многим подобный "суперэкуменизм" мог бы показаться по меньшей мере странным. Однако, кажется, в какой-то момент мне удалось понять, в чем секрет. Просто душа Андрея целиком принадлежала Святой Земле. Только не нынешней, а той, где в иешиве рабана Гамалиила на одной скамье сидели Шауль из Тарса, ставший впоследствии Павлом, и р. Йоханан Бен Закай, заложивший основы раввинистического иудаизма.

Те, кто пришли на похороны Андрея, было поражены, насколько разные люди собрались проводить его в последний путь. Израильские экскурсоводы и краеведы. Бывшие отказники и диссиденты, знавшие Андрея и его семью еще по Москве. Прихожане церкви св. Николая. И, наконец, просто друзья.

Андрей был похоронен на еврейском кладбище, на специальном участке для неевреев. Захоронение осуществило ортодоксальное похоронное братство. А когда его сотрудники удалились, несколько православных друзей пропели около могилы панихиду (официальное отпевание было днем раньше, причем одновременно в двух церквях: в Париже и Иерихоне). На панихиду остались все присутствующие – евреи и русские, православные и иудеи.

Кто-то справедливо заметил, что если бы Андрей это видел, ему бы, безусловно, понравилось…

Евгений Левин,

Иерусалим,

для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования