Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Мы наш, мы новый храм построим... Развитие скандала вокруг гонений на православных верующих во Владимирской области может преподнести сюрпризы


Когда-то мировоззрение рядовых советских людей, одержимых верой в то, что настоящее благо можно получить только за чужой счет, держалось на краеуголье из слов: "Каждому - по потребностям, от каждого - по труду". Гипнотическое воздействие абсурдного обещания торжествующего паразитизма объяснялось тем, что каждая из двух частей этого обещания, взятая в отдельности, отображала совершенно справедливые чаяния человека. Почему бы и не "каждому по потребностям", и отчего бы не "от каждого – по усердию"? Однако, соединенные в одну императивную "нужду", эти две "справедливости" обернулись большой ложью. В несбыточную модель большевицкого "рая на земле" рядовые советские люди верили с той же слепой одержимостью, с коей крушили все, связанное с верой своих отцов – неважно, с которой из них - православной, мусульманской, иудейской или какой-то иной.

Четырнадцать исков, которые предъявлены в Арбитражный суд Владимирской области региональным подразделением Федерального агентства по управлению федеральным имуществом (Росимущество) на предмет изъятия у Суздальской епархии Российской Православной Автономной Церкви (РПАЦ) всех храмовых зданий, стали образцом того, какого фантастического масштаба может достигать хамство – не в ругательном, а в библейском смысле. Напомним: Хам – он, как и Дурак, по словам покойного генерала Лебедя, не плохой или хороший, а – вот такой, данный. В отношении Сима – он другой, как тень от свечки. И пока свеча бытия горит, так и будут всегда на земле шагать бок о бок – Сим и Хам. Поэтому появление абсурдных претензий – и это при существовании в России Федерального закона "О свободе совести и о религиозных организациях" со всеми его гарантиями – на то, чтобы отобрать у верующих православных Владимирской области всего материального отображения их "традиционной" веры, было заведомо предопределено. В конце концов, разве не естественно было Церкви, которую большевики уничтожили 70 лет назад и которая не согласна была "возродиться" по их новым правилам, ожидать от тех же самых большевиков, прославляющих ныне "подвиги" своих предшественников-чекистов, продолжения их богоборческой деятельности?

Почему так жестко? Да потому что иначе о таком откровенном беспределе даже на фоне привычного всем избирательного "уважения" к вере, когда одно исповедание кого-то устраивает, а другие - нет, говорить как-то неудобно. То, что целая армия недурно оплачиваемых вольнонаемных "сектоборцев" осложняет жизнь массе верующих по всей стране, не для кого в России не новость. Причем, гарантом "неприкасаемости" становится всего лишь отношение к юрисдикции фаворитствующей ныне Московской патриархии. Если собрать всех гонимых в России, к примеру, только баптистов, то таковых набралось бы не меньше, чем православных во Владимирской области. Однако, в данном случае, посредством Росимущества заявлено о намерении буквально под корень ликвидировать один из уникальных и самобытных очагов российского православия. Того самого, кстати, о важности возрождения традиций которого с недавних пор ежедневно вещают все центральные российские СМИ устами священнослужителей, журналистов, политработников и разного ранга государственных мужей.

Понятно, что ни руководитель Федерального агентства, ни его многочисленные сотрудники и эксперты просто так, из любопытства посмотреть, чем все это кончится, никогда не посягнули бы на то, чтобы отобрать у своих же православных соотечественников их святыни. Подобное выглядело бы так же, как беспричинное бросанье камней в чьи-то случайные окна. Поэтому даже совсем непосвященному тут нетрудно догадаться, что суздальских верующих кто-то, как выражаются теперь даже первые лица государства, "заказал". Посвященные же в историю РПАЦ не станут мучиться догадками, а скажут прямо: заказчиком Владимиро-Суздальского административного антицерковного погрома может быть только Московская патриархия (РПЦ МП). То есть та самая религиозная организация, которая, помимо памятных молебнов о ядерном вооружении и прочих подвигов, совершенных на одной из сторон в "духовном поле брани", контролирует практически весь туристический бизнес в городах, входящих в небезызвестное "Золотое Кольцо". Она тоже, как и РПАЦ, заявляет о том, что является хранительницей традиции российского православия, которое бывший президент, как-то, на голубом глазу по степени значимости для россиян отождествил с ядерным комплексом.

Такие "лавры", понятное дело, никому ни с кем делить не захочется. Поэтому присутствие в самом центре Владимирской земли множества православных верующих, оказавшихся каким-то чудом до сих пор неохваченными "спасением" в лоне "ядерной МП", да еще и нашедших приют в одной из независимых православных Церквей, не позволяет РПЦ МП чувствовать себя комфортно.

В этом плане понять заинтересованность функционеров Чистого переулка в гонениях на РПАЦ несложно. С одной стороны, в том же Суздале, кроме туристического бизнеса, существуют и действующие храмы, входящие в юрисдикцию Московской патриархии, куда местные верующие предпочитают не заходить. С другой стороны, тут же и другие - буквально переполненные во время богослужений - храмы "анафематствованных раскольников", как настойчиво именуют своих единоверцев чиновники РПЦ МП. У "раскольников" и приходы, и храмы, и доверие к ним верующих, а тут – одна коммерция и десяток прихожан в храме на праздничной службе. Нетрудно понять, насколько подобное может казаться обидным.

Так почему бы тогда не воспользоваться неразберихой, которая царит сегодня в администрировании и самих умах администраторов всех уровней, чтобы не попытаться извлечь из нее выгоду? Ведь, когда чиновники заняты исключительно угадыванием того, что может означать то или иное слово или взгляд каждого из партнеров по двоевластию, их бдительность заметно притуплена. Вот и подтолкнули – благо, коррупция в РФ цветет, - "кто надо кого надо где-то там", чтобы Росимущество "наехало" на неугодных Московской патриархии верующих. В вероисповедных вопросах чиновники у нас не очень разбираются, и вовремя понять, на что их подбивают, не успели, а потому и учудили, прижав Церковь, которая в России вышла из "государствообразующей" юрисдикции.

С чиновников, как всегда, взятки гладки: люди они государевы - что прикажут, то и сделают. Потом кого-то, конечно, пожурят, кого-то передвинут, а, может быть, даже и накажут. Зато тем, кто поумней, удастся в нужный момент снять, что называется, сливки. Но для того, чтобы во всей этой нелепице сами чиновники разобрались, требуется время, которое в период любого "междувластия" всегда ценилось в нашем отечестве дорого. Ведь именно сейчас можно успеть ухватить свое, а что потом обнаружится, так это когда еще будет! Приблизительно так же, как делалось это сразу после введения частной собственности, для обретения которой достаточно было грабежа, а потом – уже по факту обладания ею – узаконения. Правда, тогда тех, кто поскромней, грабили еще бездуховные, не помышлявшие о нынешнем "возрождении" граждане, а теперь этим занимаются и сами "хранители" законности, духовности и традиций. Но суть остается прежней, так как истинная причина позорных событий во Владимирской области та же, что и у первой кампании по приватизации: очередной передел собственности.

Симптомы заинтересованности РПЦ МП принять непосредственное участие в таком переделе бывают не только кричащими, вроде приватизации народного достояния – всемирно известных музеев-кремлей, но и едва заметными из-за своей обыденности и массовости. Например, никто уже не обращает внимания на огромное количество так называемых "требных храмов", которые ставятся в массовом порядке везде, где есть для того клочок земли, – на перекрестках, на территориях государственных учреждений, вдоль автомагистралей. В этих храмах, вмещающих разве что несколько человек, не совершаются положенные богослужения, в праздничные дни не устраиваются даже молебны, не говоря уж о том, что слово "приход" звучало бы по отношению к ним просто нелепо. Их назначение выражается в работе киоска, служении бойким священником из соседнего прихода (в то и вовсе "заштатным") панихиды или крещения младенца. Вероятно, такие храмы и в самом деле необходимы в районах массовой застройки, в спальных массивах больших городов, где и вправду может возникать нужда в культовых учреждениях "шаговой доступности". Но, скажите, зачем Московской патриархии создавать подобные объекты во Владимире или Суздале, где даже посещение ее крупных соборов оставляет желать лучшего? Или в Киеве, где в связи со сложностью выделения под подобные нужды земли для, фактически, "иностранной религиозной организации", священники-риэлторы отслеживают и "окормляют" пожилых и желательно одиноких владельцев земельных участков в частном секторе? Что бы там ни говорили, но в этой ситуации возникают ассоциации не с миссионерством или христианским просвещением, а с периодом "золотой лихорадки" XIX века в США, когда главным для старателя было застолбить участок, вкопав на нем свой знак.

Казалось бы, парадоксально, что тенденция к целенаправленному овладению Московской патриархией как можно большими объемами недвижимости, включая бесценные памятники древнего зодчества, не привлекает вполне естественного в такой ситуации внимания государства. Ведь какой бы мощной ни была эта фактически религиозно-государственная корпорация, в юридическом плане РПЦ МП от государства отделена, а значит – независима. Являясь, таким образом, негосударственной организацией, возглавляемой собственным руководителем (Патриархом), управляющим при помощи группы лиц (Св. Синода), Московская патриархия по структуре и по сути в экономическом и правовом плане должна ничем не отличаться от любой негосударственной "империи" недавнего прошлого, вроде ЮКОСа. Так почему же при всей определенности нынешней государственной политики "неразбазаривания" народного достояния, отношение власти к "олигархам" остается таким же избирательным, как у "антикультистов" к верующим?

О наиболее серьезных уровнях риска пока говорить не будем. Зато было бы нелишне привести в данном контексте опасение, высказанное одним верующим ученым в связи с возможным переходом суздальских церковных памятников в руки московских дельцов. "Но что они там делали бы? Ведь местные православные в эти храмы не пойдут, содержать их можно только на доходы от туризма. А это значит, что потребовалось бы наращивать инфраструктуру – строить гостиницы, рестораны, магазины, автоцентры и так далее. Как они относятся к памятникам, мы знаем – ломают и строят заново. Так, не придет ли в голову какой-нибудь собор XV века, чтобы не мучиться с ним, просто заново перестроить? Или гостиницу на его месте поставить?..."

А, знаете, ведь может придти! Вполне. Земля нынче дорога, живем один раз… Поэтому - возрождать, так "с музыкой"! Как ту же Марфо-Мариинскую обитель в центре Москвы, где замечательный храм в стиле модерн, согласно проектным изысканиям, конечно же, никто не снесет, потому что его выгоднее оставить во дворе будущей гостиницы "имени Марфо-Мариинской обители". В свете последних событий вокруг этого исторического уголка Москвы становится как-то понятней и абсурдная кампания по изгнанию из Марфо-Мариинской богадельни ее былой настоятельницы – монахини Елисаветы (Крючковой). Ведь то обстоятельство, что московская земля крайне дорога, планирующие "возрождение" церковные бизнесмены и их светские компаньоны учли, уж наверное, намного раньше, чем не понимающая тогда, в чем она могла провиниться, усердная мать Елисавета. Поэтому сегодня, в полном соответствии с тем, что "нет ничего тайного, что не стало бы явным", выглядит понятной и логичной причина экзекуции, которой подвергли настоятельницу, заменив ее "случайной" светской дамой. Монахиня Елисавета по своим личным качествам и христианскому настроению в качестве настоятельницы планируемого бизнес-проекта просто никуда не годилась. Ведь к ней не липли ни грехи, ни деньги – разве что дети. А это не тот масштаб – на дорогой элитной земле бездомных девчонок-сирот на ноги ставить. Тут требуются иные перспективы и иной размах - госфонды, высокие гости, гостиницы, крупные бизнес-проекты, пёрья и блестки "духовности нового поколения". В таких делах препростые православные, вроде матери Елисаветы и нынешнего Митрополита РПАЦ, сильно "отстали от жизни".

Правда, с Владимирской областью получается некоторая осечка. Это понятно, что при выстроенной за восемь лет "вертикали" в регионах ею "все схвачено", и в суде, где боятся приступать к открытому рассмотрению исков Росимущества, спешно ищут хоть что-то, что могли нарушить православные верующие "неположенной" юрисдикции. Например, гоняют адвоката РПАЦ по кабинетам, где задают ему снова и снова одни и те же вопросы, требуют новые справки и свидетельства, проводят новые экспертизы. Быть может, правда, нашелся там какой-то сообразительный чиновник, который понял, что, давая ход подобному развитию событий, власть несколько поторопилась и теперь рискует серьезно попасть впросак? А вдруг вся эта общероссийская шумиха насчет борьбы с коррупцией обернется на сей раз не пустым звуком? Вдруг кто-то там наверху встрепенется и сделает для себя открытие, что православие – не дежурная этническая самоидентификация, а вера, которую не должно и нельзя оскорблять, даже если делать это из самых лучших побуждений, вроде "рука руку моет"?

Ведь, суздальские православные свое слово уже сказали

Михаил Ситников,
для "Портала-Credo.Ru


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования