Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Не их святой. Очевидным скандалом выглядит отсутствие каких-либо юбилейных мероприятий, проводимых официальными структурами РПЦ МП в связи с 500-летием со дня преставления преп. Нила Сорского


Сегодня, 20 мая 2008 г., т.е. 7 мая по юлианскому календарю, исполняется 500 лет со дня преставления преподобного Нила Сорского, одного из самых известных в христианском мире русских святых. Мимо этого имени не проходит никто из тех, кто интересуется восточно-христианской духовностью и судьбами русского православия. Давно уже стали классикой написанные более 40 лет назад работы о нём крупнейших западных знатоков восточного христианства проф. Фери фон Лиллиенфельд и о. Джорджа Мэлони (О.И.). Если же обратиться ко всемирной паутине, то окажется, что число работ о преп. Ниле и его духовном наследии на различных языках с каждым годом растёт, и интерес к нему не ослабевает.

Самым показательным свидетельством этого является тот факт, что в прошлом году Папа Бенедикт XVI, совершая традиционный крестный путь возле Колизея в Великую пятницу, включил в свою молитву фрагмент из покаянной молитвы преп. Нила, на что имеется особая ссылка и в чём легко удостовериться, обратившись к официальному сайту Ватикана.

Преподобный Нил (1433-1508) - фигура воистину вселенского масштаба. Будучи отпрыском старинного боярского рода (при этом смиренно именовавшим себя "поселянином"), он от юности избрал путь христианского подвижника, для чего решил прикоснуться к истокам православного монашества. С этой целью он посещает Святую Землю, Константинополь и, наконец, надолго поселяется на Афоне, где проникается учением исихастов. Уже в зрелом возрасте (ок. 1485 г.) Нил возвращается в родную Московию, чтобы в Белозерских лесах попытаться воплотить увиденный им на Святой Горе нестяжательный идеал скитского жития.

И вот сегодня, при известном пристрастии различных структур Московского патриархата к разного рода (вплоть до смехотворных "десять-двадцать") юбилеям, мы видим, казалось бы, необъяснимое невнимание к столь очевидной и значительной юбилейной дате, которая даёт повод для проведения и представительных международных научно-церковных конференций, и для соответствующей медийной, издательской и выставочной активности. Но ничего этого нет. Точнее, почти ничего. Поелику если обратиться к центральным интернет-ресурсам РПЦ МП, то можно найти информацию о имевшей место 12 мая с.г. в Санкт-Петербурге Международной научной конференции "Нил Сорский в культуре и книжности Древней Руси". Но что интересно, эта скромная (всего 11 докладов) конференция оказалась чисто светской. И организатором её, а равно приуроченной к ней выставки древнерусских рукописей, выступила Российская национальная библиотека (РНБ). И, судя по фотоотчёту, помещённому на сайте РНБ, людей в рясах на ней не было ни среди выступавших, ни среди слушавших. Хотя уверен, что инициатор этой конференции, многолетний исследователь жизни и творчества преп. Нила Сорского Гелиан Михайлович Прохоров, ещё с советских времён имеющий связи с Санкт-Петербургской духовной академией, известил её руководство о предстоящем мероприятии.

Я, конечно, могу представить собственные соображения по поводу как минимум странного невнимания со стороны официальных структур Московского патриархата к такой фигуре, как преподобный Нил, учитывая то, что его имя и подвиг известны даже самому нерадивому семинаристу, вынужденному сдавать экзамен по истории Русской Церкви. Однако, отыскивая на официальных и официозных интернет-ресурсах какое-либо упоминание об авторе "Устава скитского жития", не где-нибудь, а на "Православии.Ру" - портале московского Сретенского монастыря, главным редактором которого состоит небезызвестный архимандрит Тихон (Шевкунов), - я нашёл два весьма репрезентативных ответа на мучающий меня вопрос. Причём даны эти ответы были аж шесть лет тому назад. Первый принадлежит профессору Московской духовной академии Алексею Ильичу Осипову, известному своей способностью на некоторую независимость суждений. Вот что он сказал на прочитанной в Сретенской духовной семинарии в декабре 2001 г. лекции "Куда идёт христианство?", где попытался дать историческую ретроспективу такого явления, как "обмiрщение" Церкви. В связи с преп. Нилом Сорским по этому поводу им тогда было сказано буквально следующее:
"Один из выпускников МДА начала ХХ века, Тарасий Кургановский, написал работу "Перелом в древнерусском богословии" [это сочинение было издано в 2003 г. в Москве издательством Патриаршего Крутицкого подворья – И. П.]. Это небольшая работа, но она стала знаковой, ей бы надо заняться, расширить ее, дополнить фактами. Сама идея ее очень важна. Автор пишет, что в Русской Церкви в XIV, XV веках было серьезное обращение к существу христианской жизни, к духовной ее стороне, было понимание того, что главным является исполнение заповедей Евангелия, а внешние формы благочестия, богослужебный Устав, обряды рассматривались лишь как средства, способствующие достижению цели.

Но постепенно форма и содержание стали меняться местами. Об этом очень сильно пишет Иван Васильевич Киреевский в своей замечательной статье "О характере просвещения Европы и о его отношении к просвещению России". Его мысль такова, что в нашей Церкви постепенно уважение к преданию, которым стояла Россия, нечувствительно для нее самой перешло в уважение более наружных форм его, чем его оживляющего духа. Это духовное изменение проявилось уже на Соборах 1503 и 1505 годов (на которых присутствовал и преподобный Нил Сорский), но особенно резко выразилось на Стоглавом Соборе 1551 года.

Преподобный Нил Сорский выступил с вопросами, касающимися монастырской и монашеской жизни. Он видел, какие стали происходить изменения, и призывал к тому, чтобы монастыри были бедными, ризницы их, облачения, сосуды и т.д. - скромными, чтобы монахи питались только трудами рук своих. Одежда их должна быть самой простой, бедной. Никакой роскоши, никакого злата и серебра не должно иметь ни монахам, ни монастырю. Вспоминаются слова святителя Филарета Московского: "Если бы надлежало объявить войну какой одежде, то, по моему мнению, не шляпам священнических жен, но великолепным рясам архиереев и священников. По крайней мере, это, во-первых, но сие-то и было забыто. Священницы Твои, Господи, да облекутся правдою".

На это Нилу Сорскому было сказано: "Ты, Нил, ошибаешься. Если такая жизнь будет в наших монастырях, то кто же из бояр пойдет в монахи? Никто, потому что они не смогут жить по твоим правилам. А если никто не пойдет, то откуда же мы будем ставить епископов? А если епископов не будет, то и Церкви не будет. Ты, Нил, ошибаешься".
В это время, как раз в начале XVI века, сталкиваются два направления, названные впоследствии иосифлянством и нестяжательством. Здесь произошел, если хотите, последний открытый бой за подлинное монашество и, следовательно, за судьбу самого православия на Руси. Победило иосифлянство. И процесс обмирщения в Церкви пошел свободной стезей. Монастыри и храмы стали превращаться в замечательные и богатейшие произведения искусства, просто игрушки, красавцы. (Дети играют в маленькие игрушки, взрослые - в большие игрушки.) Ризницы стали богатейшими. В Лавре в музее, например, есть митра, которой цены нет, она вся в драгоценных камнях.  Монастыри стали богатейшими землевладельцами и крестьяновладельцами. Карташев пишет, что, например, у Троице-Сергиевой Лавры Екатерина II изъяла 106 тысяч душ. К чему привело это? Вы прекрасно понимаете".

Что же касается реального отношения к преп. Нилу и его духовному наследию патриархийных структур, то лучше всего полгода спустя после публикации лекции проф. Осипова его выразила ревностная пропагандистка теперешних идеологических установок РПЦ МП некая Анна Гальперина, осуществлявшая некогда на том же "Православие.Ру" ругательный обзор публикаций СМИ на религиозные темы. Дело было в июне 2002 г., когда российский политический класс всерьёз обсуждал вопрос о передаче в собственность РПЦ МП якобы принадлежавших ей земель. Любопытно, что гнев Гальпериной вызвала хоть и не слишком квалифицированно написанная, но доброжелательная по отношению к патриархии заметка исторического характера, опубликованная на безвременно почившем сайте "Религия в России". Но самое показательное, что из-за этой заметки весь обзор Гальпериной получил название "Приторные вздохи о нестяжателях". Видать, дело преп. Нила по устроению монашеского жития в истинно-христианском духе больно задевало тогда (и, очевидно, теперь) патриархийных борцов за стяжание всякого рода "церковной" собственности. Но вот, что писала в связи с этим шесть лет назад Анна Гальперина:  "Публикации, касающиеся передачи монастырских земель в право собственности, в основном, носят информационный и нейтральный характер". На этом фоне иначе выглядит публикация от 14 июня на сайте "Религия в России" под названием "Иметь или не иметь". Хотя на первый взгляд статья не имеет отношения к событию: в ней ни слова не сказано о предложении Московского патриархата, не дается никаких оценок проблеме владения землей монастырями. Нет, в ней рассказывается об "одном очень показательном споре" в истории православия. Автор Ирина Рыжкова имеет в виду историю "принципиального спора между преподобными Нилом Сорским и Иосифом Волоцким". Она утверждает, что "до сих пор эта дискуссия не завершена и вряд ли в ближайшем будущем завершится". Далее излагается история "спора" для непосвященных читателей с комментариями вроде: "В этом сугубо теоретическом споре оказалось завязано так много практических, политических интересов, что исход Собора повлиял на весь дальнейший путь развития Руси. Победили стяжатели, иосифляне, земли и имущество остались при монастырях. Крепко стоявший ногами на земле Иосиф добился осуждения заволжцев. На вопрос иметь или не иметь был дан однозначный ответ: иметь. После смерти Нила Сорского скиты были закрыты, а последователи святого осуждены". Из всей этой истории, рассказанной как бы без всякой связи с происходящим, будто сказка на ночь, делается вывод: "Русская Православная Церковь по сей день, невзирая на пережитую трагедию, организация богатая и активно преумножающая свое состояние... Но суть одна: православные монахи занимаются предпринимательством, мотивируя это нуждами веры... Мы до сих пор вспоминаем и обсуждаем детали спора нестяжателей с иосифлянами, а среди наиболее активной части православных есть ярые поклонники тех и других. В основном, конечно, святого Нила. Романтической философии нестяжания больше всего жаль, даже если понимаешь, что в реальной жизни ей бы в любом случае места не нашлось. Отшельник Нил с его сухой корочкой и книгами до сих пор восхищает воображение. Иосиф с его кипучей энергией скорее видится прототипом акунинских персонажей из "Нового Арарата" (это не батюшка, а ядро, которым выстрелили из пушки!), обаятельным по-своему, но все-таки чужим". "Ненавязчивость", с которой автор погружает читателей в проблему "нестяжания", на самом деле имеет не "просветительскую цель" (мол, вот, дорогие читатели, какие казусы случались в прошлом), а идеологическую - сформировать у читателей "осуждение" стяжателей. Чтобы затем, уже с именно с этой точки зрения, они могли оценить заявления Патриархии о передаче земель во владением монастырям. Как продолжение политики "все-таки чужого" Иосифа".

Что к этому добавить? Важнейшим для сегодняшнего православия заветом преподобного Нила является поставление им выше всего авторитета Священного Писания, на основе которого и следует устроять духовную жизнь христианину, а наипаче иноку. "Писания многа, но не вся суть Божественна", - сквозь мглу веков предостерегает преподобный любителей всякого рода апокрифики и конъюнктурных измышлений, ставших подлинным мейнстримом для нынешних потребителей "духовной пищи", предлагаемой под "православными" брендами. Да и любителей всяческого церковного "велилепия" явно смутит категорическое требование преп. Нила скромности в обряде и церковной утвари, приоритет духовного делания. Наконец, не забудем, что он был первый (на Соборе 1490 г.), кто выступил против фабрикации обвинений в "ереси", когда преследуются "слишком человеческие" цели, далёкие от Божественного.

И последнее. Обитель преподобного Нила в одном из красивейших мест Болозерья продолжает пребывать в запустении. Нет для её восстановления ни должной церковной инициативы, ни подобающих спонсоров. Вот как описывает её нынешнее состояние один из современных ревнителей отечественной церковной старины:

"Над входом [в Нило-Сорскую пустынь – И.П.] сохранились очертания надвратной церкви, но из-за ограды не видно ни одного креста. От Тихвинского собора остались лишь стены, главы срублены, притворы разрушены. Могила преподобного Нила Сорского у юго-восточного угла храма никак не отмечена. Место, где стоял скит преподобного, поросло кустарником. Пустынь - довольно уединенное и оторванное от цивилизации место. Вокруг бывшего монастыря теплится крохотная деревенька, куда дважды в день - утром и вечером - приходит автобус из Кириллова. Белье полощут в сильно обмелевшей Соре, превратившейся с годами в узкий заболоченный ручек. А ведь когда-то она давала большие уловы, вращала мельничные жернова... Да и неудивительно, что место, называемое в народе без особого пиетета "психушкой", не пользуется особой популярностью. Ни жители Кириллова и Ферапонтова, ни экскурсоводы не укажут вам туда дороги. Эта обитель скорби и безысходности - не место для туристов".

Иннокентий Павлов,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-16 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования