Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Протокольный и запоздалый. Таким может остаться ответ Алексия II на письмо 138 исламских богословов, если за ним не последует полноценного диалога православных и мусульман


Ответ предстоятеля РПЦ МП Патриарха Алексия II на письмо 138 авторитетных исламских богословов уже одним фактом своего появления дал некий импульс надеждам на то, что христиано-мусульманский диалог из реалии академической и зарубежной станет, в конечном итоге, и реалией российской, доступной и интересной простым верующим. Ведь влиятельнейший отечественный религиозный деятель ответил от имени православных на послание, под которым, среди 138 подписей, есть и росчерк пера главы Совета муфтиев России шейха Равиля Гайнутдина.

Послание исламских богословов и ответ на него первоиерарха крупнейшей по численности последователей православной Церкви последовали в тот момент, когда вызовы эпохи требуют не просто межрелигиозного диалога, но практического и ответственного подхода к нему. Поэтому представляется необходимым анализ послания Патриарха в контексте, что называется, текущего момента. Анализ беспристрастный и религиоведческий, не связанный с религиозной принадлежностью того, кто этот анализ проводит.

Иоанн Павел II лет восемь назад очень хорошо сформулировал принципы участия христиан в межрелигиозном диалоге, одним из которых является невозможность фундаментальных теологических компромиссов и использование трибуны диалога для проповеди Евангелия. Текст патриаршего послания красноречиво свидетельствует о том, что Алексий II однозначно придерживается подобного принципа, прежде всего - второй его части, касательно проповеди Евангелия. "Не думаю, что нам стоит определять некий минимум, который якобы фиксирует совпадения в нашей вере и богословски достаточен для религиозной жизни человека. Каждое вероучительное положение в христианстве и исламе нельзя рассматривать в отрыве от его уникального места в целостной богословской системе. Иначе происходит размывание собственной религиозной идентичности и возникает опасность движения по пути смешения вер. Поэтому более плодотворным видится путь изучения целостного вероучения каждой из сторон и их сравнения", - указывает Патриарх, излагая далее в довольно значительном объеме, занимающем большую часть послания, христианское церковное учение о Божественной Любви, ее воплощении в личности Иисуса Христа, а также о понимании свободы.

Вызывает вопрос утверждение Патриарха о том, что не следует искать какого-то общего доктринального минимума между обеими религиями, потому что, по его словам, приведет к "смешению вер", а следует сосредоточится лишь на целостном представлении друг другу наших религиозных доктрин. Во-первых, представляется, что это уже прошедший этап в мусульмано-христианском и вообще межрелигиозном диалоге, имевший место быть с десяток и более лет назад. Во-вторых, подобный формат взаимодействия, представляющего собой совокупность монологов, в которых их участники развернуто повествуют о своих вероубеждениях, есть характерная черта не диалога, а несколько другого, ныне также популярного жанра - диспута. А диспут, как известно, конечной целью имеет не поиск общей почвы и согласия хоть в чем-то, но доказательство безусловной правоты точки зрения только одного из его участников. Поэтому от послания возникает, быть может, и очень субъективное впечатление, что его автор пытается представить (несмотря на имеющиеся вводные замечания-реверансы в сторону ислама) Божественную Любовь как исключительную черту христианского учения. Здесь остается лишь вспомнить, что среди имен Аллаха есть имена "ар-Рахман" и "ар-Рахим" - Всемилостивый, Всемилосердный. Трудно не согласиться, что в основе этих понятий не может лежать иного импульса, кроме беспредельной Божественной любви.

"Минимум" общих точек необходим, конечно же, не для "смешения вер", а для конструктивного диалога, целью которого, в отличие от диспута, является дальнейшее совместное сосуществование и деятельность. Именно на таком принципе построено учение II Ватиканского собора Римско-Католической Церкви об отношении к нехристианским религиям. Именно в подобном духе выдержан и появившийся несколькими месяцами ранее ответ протестантских и католических богословов на "письмо 138".

Между прочим, на основе не совсем адекватного английского перевода "послание 138" вошло в обиход под названием "Общее слово для вас и нас". В арабском же названии текста присутствовало еще и слово "фадль" – "справедливое". И это четкая аллюзия, указывающая на то, что в диалоге, предпринятом двумя религиями, есть еще Третий арбитр, устанавливающий высшую справедливость. И наверное, из этого следует, что не только нам скудным человеческим разумом определять, к чему такой диалог приведет.

Второй аспект, о котором следует поговорить, касается того, что мусульмано-христианский, или, точнее, мусульмано-православный диалог является не красивой академической абстракцией. Он проходит в конкретное время в конкретном месте и в конкретном историческом контексте. Для современной России это означает, что высказанные Патриархом в письме общие пожелания о взаимодействии мусульман в деле защиты роли религии в общественной жизни, борьбы с диффамацией религии, противостоянии нетерпимости и ксенофобии, совместных инициатив и т.п., сколько бы верны они ни были, явно недостаточны для преодоления усиливающейся межконфессиональной напряженности. В православно-мусульманском взаимодействии в России в последние годы обозначились довольно серьезные проблемы, требующие совместного и незамедлительного решения. Это и разногласия по поводу преподавания религии в учебных заведениях, и задевающие мусульман высказывания и действия как представителей РПЦ МП, так и тесно связанных с ней политических кругов, при том, что имеют место действия и некоторых мусульман, также негативно воспринимаемые православным сообществом. И это все происходит в стране, в которой широко распространяется мысль о том, что она представляет собой уникальный пример христианско-исламского культурного симбиоза.

Поэтому, если незамедлительно, здесь и сейчас, в заявлениях и действиях, православно-исламский диалог в нашей стране не получит дальнейшего продолжения, то ответное слово Патриарха на послание мусульманских улемов не отзовется никак, оставшись протокольным жестом, пусть и самого высокого уровня. Даже несмотря на то, что это слово архипастыря.

Валерий Емельянов,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования