Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Рейдерское самоубийство. Церковно-казачий налет на РГГУ оправдан традиционной методологией Московской патриархии, однако грозит ей дальнейшей растратой «символического капитала»


В середине дня 10 апреля 2008 года столичное управление Федеральной службы судебных приставов (ФССП) РФ высказывало свое возмущение в адрес СМИ. Высказывало, как делается это большинством государственных органов современной России, очень обиженно и не менее туманно. Когда пресс-служба управления ФССП заявила, что "никаких исполнительных действий, связанных с принудительным выселением" студентов и преподавателей Российского государственного гуманитарного университета в этот день не планировалось и не производилось", хотя имела место проверка "исполнения решения Арбитражного суда Москвы о выселении РГГУ из нежилых помещений", эта абракадабра кого-то вполне удовлетворила и успокоила. Телевизионщики и прочие репортеры от здания РГГУ на Никольской, что в 100 метрах от Кремля, разъехались.

Правда, ни студенты с преподавателями РГГУ, ни "продвинутая" общественность, знающая, откуда ветер дует и какие объекты в центре Москвы он уже сдул в широкие и темные карманы ряс, успокаиваться не собираются. Едва ли будут довольно и представители СМИ, которым постоянное сваливание режимом на их голову чужих грехов порядком поднадоело. Поэтому ни одну деталь очередного этапа отчуждения государственной собственности "охраняющими" ее же коррумпированными чиновниками в пользу крупнейшего олигарха современной России – Русской Православной Церкви Московского патриархата, сокрыть от сведения населения страны не удастся.

О том, что происходило сутками ранее "опровержения", распространенного ФССП, новостные агентства, сетевые и прочие СМИ опубликовали немало сведений. Вкратце прецедент напоминал что-то из дешевых американских римейков на гангстерские темы с поправкой на московский антураж. В помещения Историко-архивного института РГГУ на Никольской ворвались, сметая символическую охрану, ряженые в православно-красноармейское ретро казаки, которых много теперь расплодилось в монастырях и храмах Московской патриархии (по сути, это обычные ЧОПовцы, лишь переодетые по требованию заказчика в стилизованную архаичную форму). В данном случае "казаки"-ЧОПовцы обеспечивали проникновение в государственный вуз представителей государственной же ФССП (без посредства церковных силовиков две государственные организации вступить в контакт не могли!). Правда, неподдельность возмущения, звучащего в "опровержении" пресс-службы столичного управления ФССП, не исключает вероятности того, что ряжеными были все поголовно – и "казаки", и "судебные исполнители". Как бы то ни было, веселая вооруженная компания церковного происхождения потребовала от учащихся и педагогов немедленно освободить помещения, потому что приставы намерены их опечатать.

Спросите - угрожали? Само собой! В довольно-таки изысканной форме, насколько принято это в среде "людей советских, ко всякому свинству привыкших". Мол, мы блюдем закон, и если вы намерены "устраивать цирк" - то есть, звать журналистов, благодаря чему люди о том, что мы здесь блюдем, узнают, - то устроим вам "маски-шоу", а проще говоря - вызовем ОМОН и так далее. Говорить о том, что речь идет об очередном эпизоде отбирания Церковью помещений у государства, излишне – эта ситуация знакома в наши дни, увы, слишком многим гражданам России.

Юридическая сторона вопроса клерикализации государственного имущества и народного достояния, как ни странно, несмотря на многолетние ее обсуждения на разных уровнях и очевидную для юристов незаконность "реституции", упирается, в основном, в две позиции. Первая: насколько крупнейшая религиозная организация страны вправе претендовать на государственную недвижимость, выполняющую общественно полезные функции? (Факультативным подвопросом этого вопроса является несколько темное и запутанное происхождение этой религиозной организации, которая, например, не подчиняется большинству законов своего же, как она утверждает, Поместного Собора 1917-18 гг., не говоря уж о других церковных правилах.) Вторая позиция: каким образом намерена эта организация гарантировать содержание и эксплуатацию выбиваемою ею недвижимости за свой счет? Да-да, за свой счет, как делает это любая иная негосударственная частная структура, к разряду которых относятся и все культовые, учебные и производственные подразделения РПЦ МП. Ведь именно представители РПЦ МП – от Патриарха до семинариста – утверждают, что Церковь запредельно бедна, "все порушено", что государство обязано вернуть ей хотя бы частично стоимость изъятого и уничтоженного, что даже на преподавание ОПК в школах у Церкви денег нет, поэтому финансировать его должно государство, налогоплательщики.

Подождем еще немного, пока юристы окончательно не прояснят людям, что деления граждан на верующих и неверующих, а организаций – на религиозные и светские - в глазах государства не существует так же, как деления на "технарей" и "гуманитариев". Что игры с законом ради укрепления личного или корпоративного влияния - например, былого (Березовского) и нынешнего (руководства РПЦ МП) - друг от друга ничем, по сути, не отличаются. Потерпим, пока чуть подрастут школьники, усваивающие знания на основе учебников, которые появляются вместо "краткого курса" Александра Филиппова и региональных метастаз "долгого курса" Аллы Бородиной "со товарищи". А сейчас остается оценивать происходящее с точки зрения того, что у людей принято назвать моралью. То есть, с позиции, которая доступна всем и каждому, у кого есть совесть и глаза.

Время от времени общественный резонанс подобных событий сбивается на привычные реверансы, которые выражаются в несколько подобострастной форме. Историки, мол, спорят с Церковью насчет того, кому принадлежат или когда-то принадлежали те или иные здания и помещения. Или никак не могут, мол, поделить религиозные и государственные организации между собой помещения. Вот и происходят потому такие неприятные прецеденты, значимость которых раздувается "зловредными СМИ".

О, если бы все было так просто и хорошо! Только в наши дни насильственным отъем недвижимости в России происходит отчего-то почти исключительно по инициативе и с участием одной российской религиозной (!) организации, так как "братки", занимавшиеся в той же манере рейдерством в "темные" 90-е, давно подросли, стали респектабельными, получили депутатский мандат и от подобных способов "решения проблем" напрочь отказались. Поэтому особая роль РПЦ МП в формировании российской государственности, оговоренная аж в Преамбуле Федерального закона, отзывается в реальной действительности российской жизни как-то слишком странно. В самом деле - ведь все участники исторического процесса – большевики и раздавленная ими Церковь, былые диссиденты и глумившиеся над ними лагерные садисты, современный криминал и государственные органы борьбы с ним – все играют свою роль в истории, являя разные примеры в свете обретаемого опыта. Вопрос лишь в том, какую роль. Хотя любая из них, разумеется, неоценима и по-своему полезна. В том числе и роль специфического примера религиозной организации, считающейся у нас "самой традиционной".

Как ни печально говорить о том, что Московская патриархия подает россиянам и всему миру пример того, как не надо делать, констатировать сие приходится далеко не в первый раз, более того – все чаще и чаще. Конечно, много несправедливостей чинила людям советская власть, в том числе особо не церемонилась с собственностью, так что уважение к ее неприкосновенности напрочь изжита из и до того не склонного к этому уважению народа. Но при советской власти все, у кого оставалась голова на плечах, прекрасно понимали, что представляет собой тоталитаризм, а потому и не ожидали от власти ничего иного, кроме как препятствования общественному благу. Однако, когда сегодня, в условиях хоть и не демократического, но уже и не большевицкого режима, религиозная организация озвучивает знакомые по советским временам мотивы и воплощает ту же методологию, не ожидавшие от нее такого подвоха россияне поначалу испытывают шок. Историческая привычка иметь некую социально-психологическую опору в каком-то общественном или идеологическом институте – в царе, в общине, в партии, в церкви и т.д. – по мере приобретения опыта постепенно растворяется. Что же касается РПЦ МП, то она еще как-то держалась на мощной инерции "обретения веры" и реабилитации религиозных ценностей, открывшихся для многих людей благодаря "гласности и перестройке", но теперь начинает бездумно растрачивать этот свой "символический капитал", выданный ей, кстати, авансом, в ожидании определенного общественного блага. Точнее, растрачивает этот капитал даже не сам церковный институт, который не имеет единой, скажем так, экономической политики, а его "представители на местах", поставленные на эти места ради кормления собственного и своего руководства, которое, в конце концов, и оказывается "крайнем" в ряду ответственных за прожигание "символического капитала" русского православия.

Ну, где еще в современном "постхристианском" мире, в условиях кризиса духовности, можно столкнуться с таким феноменом, чтобы ничем не утесняемая Церковь последовательно игнорировала свое прямое призвание, добиваясь все новых и новых льгот, дотаций и иных атрибутов политико-идеологического института правящего режима!? Где еще религиозная организация, независимая по закону от государства, является одним из главных участников и катализаторов системы тотальной коррупции, инициирует антирелигиозные кампании в отношении иноверия, открыто стремится к контролированию светских институтов, отношение к которым у населения, кстати, далеко неоднозначное!? Само собой, подобное случается в истории не впервые, но эпоху инквизиции Средних веков цивилизация благополучно миновала, а рудиментарный клерикализм немногих одиозных режимов нашего времени неуклонно рассасывается под влиянием секулярной глобализации. Так отчего же Россия, теперь уже по милости Московской патриархии, снова должна выступать в роли чаадаевского "полигона", на горьких результатах испытаний которого будет продолжать учиться весь мир? Быть может, хватит!?

Между прочим, наша перспектива не утонуть в очередном тоталитаризме представляется не такой несбыточной. Ведь для благополучного разрешения ситуации – в РГГУ с налетчиками из РПЦ, в образовании вообще – с "новолысенковцами" от несостоявшегося "советского богословия", в России вообще – с ее богатейшими, но невостребованными по милости клерикалов духовными ресурсами, - нужно совсем немного. А именно: знания причин возникновения этой нелепой ситуации, признания о себе правды и обозначения некоторых исторических вещей (большевицкого переворота, коммунистической идеологии, Голодомора-геноцида, оккупации Восточной Европы, самого кровавого в истории человечества режима и созданной им витринно-выставочной религиозной организации) своими именами.

Но если мы находим парадоксальной политику рейдерского захвата патриархией недвижимости или стремления церковной администрации к увеличению своего политического влияния в светском государстве, то ошибаемся. Чтобы уразуметь это, достаточно вспомнить, на что были направлены все силы учрежденной большевиками Московской патриархии, начиная с 40-х годов ХХ века. Выжить, выжить и еще раз выжить – пусть даже лишь формально, без всякой проповеди Евангелия, без канонов и правил, место которых заменили инструкции Совета по делам религий. Когда подобная цель преследуется сменяющимися поколениями иерархов и других церковных чиновников, то возникающей при этом номенклатуре собственно церковное в Церкви начинает мешать, потому что оно, как не скрывали когда-то кремлевские "отцы-основатели" Московской патриархии есть "обман трудящихся" и "опиум для народа". Неудивительно, что эта система продолжает воспитывать внутри себя ту самую формацию "церковных людей", которая во время судилища над маститым архиепископом-исповедником Ермогеном в лице его 36-летнего "воспитателя" архиепископа Алексия (Ридигера), верующих православных могла еще ужасать.

Но сегодня, когда большинство номинально верующих подобному вовсе не удивляются, считая, что именно это и есть – православие, нет ничего удивительного и в рейдерстве ряженых в отношении крупного государственного вуза. Так же, как нет ничего удивительного в знаковом издевательстве митрополита Евсевия (Саввина) над церковными канонами, светскими законами, человеческой моралью и чудом сохранившимся в юрисдикции РПЦ МП верующим священником Павлом Адельгеймом – за то и митрополитом стал. Впрочем, все это настолько очевидно, что не скрывается и самой религиозной организацией, некоторые представители которой с гордостью констатируют, что "Церковь – единственное место, где сохранилась советская власть", а наместники крупных монастырей становятся кандидатами в депутаты от коммунистов.

Любая религиозная организация, как бы она ни именовалась, определяется той инерцией ее кадровой номенклатуры, которая определяет в данный момент ее истинные приоритеты. Вступать в споры с оппонентами в пределах общего для всех правового поля Московская патриархия, как любая другая общественная или частная организация, имеет полное право, но неправовые способы преследования корыстных интересов в соответствии с законом следует пресекать.

Поэтому абсолютно правильно поведение тех людей и организаций, которые в ответ на противозаконный произвол и игнорирование общественной морали обращаются в светский суд. Пусть даже в такой, как нынешний российский, которому сегодня очень трудно. Но перспектива есть только у этого пути, потому что в судебной системе работают люди, у которых есть уважение к закону, совесть и глаза. В последнее время это тоже становится все заметней.

Михаил Ситников,
для
"Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования