Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Рекомендации для организации сельского прихода, или Откровения Тверской епархии. Экономические условия заставляют епархии РПЦ МП менять устоявшуюся инфраструктуру, сворачивая деятельность на селе


На днях Тверской епархиальный совет РПЦ МП выдал ржевскому благочинному той же Церкви протоиерею Олегу Чайкину необычное в практике нынешней РПЦ МП предписание. Смысл его сводится к тому, что отец благочинный должен провести разъяснительную работу с несознательным главой Степуринского сельского поселения, который без должного уважения к церковной субординации обратился прямиком в епархию с просьбой назначить священника на местный приход. Благочинному предписано объявить "зарвавшемуся" главе муниципального образования, чтобы тот впредь свои сношения с церковным священноначалием осуществлял через уровень благочинного, и никак не выше.

Собственно, в таком стиле взаимоотношений епархии, которая занимает весьма солидное положение в иерархии современной российской власти, с органами управления низового уровня нет ничего необычного. Одно дело – губернатор, спикер законодательного собрания, или, на худой конец, мэр крупного райцентра, совсем другое - то, что в советские времена называлось председатель сельсовета.

Больше обращает на себя внимание вторая часть епархиального предписания, которое отцу благочинному надлежит довести до сведения сельского старосты. Вот ее ключевая формулировка: "Кадров священнослужителей в епархии не хватает, и искать священников надо не среди действующего духовенства, а подбирать кандидатов для рукоположения и обучения среди мирян, готовых служить тем, кто их рекомендовал".

Особенно интересна последняя часть формулировки, весьма далекая от православного вероучения, – "готовых служить тем, кто их рекомендовал". Ни больше, ни меньше - классическое средневековое требование строить социальные отношения и, соответственно, иметь юридические и моральные обязательства в соответствии со схемой "сюзерен-вассал".

Несмотря на свою подчёркнутую социальную архаичность, данное решение Тверской епархии весьма показательно и ещё в одном отношении. Оно демонстрирует динамику реальных церковно-социальных процессов, протекающих "на местах". Сами эти процессы обычно остаются в тени в силу замкнутости клира как корпорации, которая, в свою очередь, определяется общими условиями функционирования современной РПЦ МП. Поэтому современный священник вряд ли станет особенно распространяться о разных сторонах своего служения (при этом совершенно не касающихся тайны исповеди!), т.е. о вещах, по идее, вполне открытых для обсуждения.

Итак, в центре внимания одной из епархий оказались проблемы сельских приходов, которые считаются и поныне едва ли не "становым хребтом" РПЦ МП. Рост или, как минимум, сохранение сельской храмовой инфраструктуры (часто новые храмы по своему виду и обустройству, скорее, напоминают скромные молитвенные комнаты) необходимы нынешней РПЦ МП. Именно сёла и малые города дают показатели количественного доминирования "титульной Церкви" государства Российского в религиозном пространстве современной РФ и позволяют её священноначалию говорить о чуть ли ни природной и врожденной православности населения страны. Если посмотреть ежегодную статистику Росрегистрации по регионам за последние годы, то прирост числа местных религиозных организаций у РПЦ МП наблюдался преимущественно в малых населённых пунктах. Есть и другой источник – сообщения епархиальных сайтов. Они также подтверждают эту закономерность.

Постсоветская Церковь, с одной стороны, стремится максимально охватить инфраструктурой именно село и в современных российских условиях мало отличающиеся от него по образу, стилю и качеству жизни малые города. Подобный сценарий не требует особых усилий и затрат со стороны епархиальных структур. Этому способствует действие двух взаимосвязанных факторов. Первый из них – преимущественно пожилое население сёл и малых городов. В подавляющем большинстве оно довольно консервативно в своём религиозном выборе и с лёгкостью воспринимает риторику РПЦ МП о "врожденном" православии, верности "вере предков", особом типе русской святости, о Святой Руси...

Конечно, человек, никогда не слышавший о том, что у "Святой Руси" есть отслужившие свое аналоги, как-то "Трижды христианнейшая Франция" или "Верная Германия", легко поверит мифам о почти всеобщей святости предков, никак не совместимой с русской катастрофой прошлого столетия. Население сёл и малых городов России не видит и не ищет альтернативы этим идеологемам - как внутри самой церковной организации, так и вне её. Бывают, конечно, какие-то особые случаи проявления индивидуальных религиозных поисков, способных стать притягательными для целых групп. Возникают организованные попытки церковного миссионерства (Белгородская епархия), встречаются и особые территории, население которых довольно активно, давно и упорно реализует иные версии вероисповедного выбора. Но в целом ситуация "на местах" именно такова, какова она есть, и это прекрасно понимают иерархи и администраторы РПЦ МП. Второй важный фактор - именно на уровне сёл и малых городов легко мобилизуется так называемый "административный ресурс" местной власти, что позволяет представителям епархий быстро и весьма успешно добиваться своих целей (зачастую вполне коммерческих, но далеко не самых амбициозных).

С другой стороны, начиная с 1992 года, обнаружилась экономическая убыточность большинства сельских приходов. Эта тенденция год от года продолжает набирать обороты, если, конечно, поблизости от сёл не появляются оживлённые автобаны, успешные агрофирмы, размещаемые за пределами городов промышленные предприятия, свободные экономические зоны или загородные посёлки "новых русских". В малолюдных местностях Нечерноземья (Костромская, Ярославская, Вологодская области) даже всерьёз встал вопрос, что делать с восстановленными или восстанавливающимися церквами в сёлах, где через 10-15 или 20 лет после открытия церквей осталось всего несколько человек жителей? При сложившейся и остающейся неизменной системе "кормлений" священника с прихода, а архиерея - со священников, в такие места батюшки сами не слишком стремятся. Такие приходы сохраняются нередко лишь как инструмент дисциплинарно-воспитательного воздействия, связанного с переводами "проштрафившихся" попов в "гиблые места", "для исправления".

Между тем, непосредственно в недрах самой РПЦ МП в последние годы произошло немаловажное событие, может и исподволь, но подталкивающее к формированию нового отношения к сельскому приходу как к основной единице измерения и точке отсчёта религиозной жизни. Если не подавляющее большинство, то половина из принявших в перестроечные и постсоветские годы сан священнослужителей являются горожанами по происхождению. Значительная их часть имеет при этом крайне смутные представления о сельской жизни. Об этом в РПЦ МП, идеологически и культурно ориентированной на архаические (прежде всего, сельско-патриархальные) образцы социальных отношений, обычно говорить не принято, но от этого факт не перестаёт быть фактом. Косвенно его подтверждает анализ биографий представителей епископата, изложенный Николаем Митрохиным в статье с говорящим названием: "Социальный лифт для верующих парней с рабочих окраин: епископат современной Русской православной церкви" (Новые церкви, старые верующие – старые церкви, новые верующие. Религия в постсоветской России. М.; СПб.: 2007, сс. 260-324). Весьма показательно, что даже оказавшись на сельском приходе, священник не оставляет своё городское жильё. И заставить его поступить иначе никто не в силах. Впрочем, и применять принуждение в таких вопросах, которые вроде бы считаются неотъемлемой частью личной жизни немонашествующих клириков, церковные администрации тоже не стремятся. Представившийся Церкви в 1990-х гг. реальный шанс организовать привлекательные для "большого общества" образцы жизни в соответствии со своими идеалами на селе с участием воцерковленных верующих (общины-коммуны), иерархия, кажется, безнадёжно упустила и, в общем, понятно почему. Для этого она должна была демонстрировать потенциал гетто, что явно шло вразрез с общей установкой нынешнего "митрополитбюро" на демонстрацию многомиллионной, монолитной, не вникающей в тонкости церковной жизни и вероучения паствы "захожан", включающей не то 80 %, не то все 100 % этнических русских, уже родившихся православными. Попутно в эту орбиту включают чувашей, мордвинов, карелов, коми, марийцев, удмуртов, хакасов, якутов, нагайбаков etc. К тому же именно в тот период иерархи активно боролись с младо/псевдостарчеством, братствами, "протестантизмом восточного обряда", "филокатоликами" и прочими "соблазнами", которые якобы несёт с собой неофитство. О какой организации поселенческого движения могла идти речь в таких условиях?

В свете обозначившихся изменений, как в структуре "большого" российского общества, так и в самой церковной жизни, можно прогнозировать в ближайшие годы переформатирование кадровой и инфраструктурной политики РПЦ МП, проводимой непосредственно на епархиальном уровне. Согласно перспективной экспертной оценке, к 2030 г. 96 % населения России будет проживать в городах и уже сейчас города, особенно миллионники, становятся точками экономического роста российских территорий.

Вырисовывается следующая картина: не менее 50 % приходов РПЦ МП в ближайшее 5-10 лет сосредоточатся в городах и экономически благополучных населённых пунктах. Похоже, такой сценарий начинает уже реализовываться в разных епархиях. В Санкт-Петербурге объявлено о кампании массового строительства новых храмов РПЦ МП в "спальных" районах. В Воронеже, имеющем три десятка церковных долгостроев, закладываются всё новые и новые церкви. Здешний губернатор предложил было законсервировать все подобные стройки и бросить силы на завершение многострадального кафедрального собора, но, что интересно, его инициатива не нашла поддержки у руководства местной епархии.

Для бедного села остаётся паллиатив, который предлагает муниципалитетам Тверская епархия, или ноу-хау из арсенала епархии Курской. Здешний архиерей Герман (Моралин), насколько позволяет судить появившееся в светских СМИ изложение отдельных положений годового отчёта епархиальному собранию, преподносит фермерские упражнения сельских батюшек в качестве большого социального достижения.

Другой вариант, уже применимо к условиям вестернизирующегося села, которое сохраняет при этом демографический потенциал, предлагают светские власти Белгородчины посредством включения сельских храмов как имеющихся, так и новостроек (вместе с банями, библиотеками, детсадами, клубами, школами), в состав имеющих бюджетное финансирование так называемых "социальных комплексов".

Таким образом, РПЦ МП, пережив "возрождение" собственной инфраструктуры в 1990-2000-е, вновь оказалась, определённо того не желая, в условиях выбора стратегии собственного выживания. Ставка на село и сельский приход оказалась неперспективной.

Михаил Жеребятьев,
для "Портала-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования