Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Бухарест смиряет Московскую патриархию... Государственная Церковь - это анахронизм. Карфаген «канонических территорий» должен быть разрушен!


Проводить уходящий год священноначалие Московского патриархата вполне могло бы с чувством удовлетворения. Проблема, которая после падения советской власти доставляла немало беспокойства иерархам, наконец, после нескольких лет напряженных переговоров и уговоров, получила свое разрешение – Русская Православная Церковь Заграницей получила к свое традиционной аббревиатуре - РПЦЗ - твердое окончание "МП". Но, как оказалось, московским церковным политикам рано почивать на лаврах. Впереди замаячила проблема, которую уговорами разрешить вряд ли удастся.

В конце июля скончался Патриарх Румынский Феоктист. Отношения между РПЦ МП и Румынской Православной Церковью (РумПЦ) в правление почившего Патриарха нельзя назвать безоблачными. Главным камнем преткновения в этих отношениях, как известно,была Молдова, на территории которой в 1990 году восстановилась существовавшая до Второй мировой войны Бессарабская митрополия.

Ситуация, развитие которой имело вялотекущий характер, в последние годы жизни Патриарха Феоктиста стала обостряться. В 2005 году по указу митрополита Бессарабского Петра (Пэдурару) было создано Московское благочиние митрополии. Таким образом, была самым вопиющим образом нарушена целостность "святая святых" для церковных функционеров из Чистого переулка – "каноническая территория" Московской патриархии (хотя и само существование Бессарабской митрополии интерпретировалось в Москве как подобное нарушение). Создание благочиния вызвало яркую переписку между двумя Церквами. И хотя из Бухареста писали, что никакой санкции на открытие благочиния в Москве Румынская патриархия не давала, указ митрополита Петра так и не был отменен, и благочиние существует по сие время.

Если историю с благочинием можно было бы списать на самодеятельность митрополита Петра, то последующие события ни на что списать так просто не удастся. С приходом нового Румынского Патриарха Даниила отношения между Москвой и Бухарестом резко обострились. Румынская Церковь объявила о воссоздании нескольких епархий, существовавших до советской оккупации Молдовы. Из Москвы последовали резкие письма, засуетились и "православные граждане".

Чтобы понять всю сложность сложившейся ситуации, следует обратиться к базовым принципам существования поместных православных Церквей и к церковной истории региона. Изначально отношения епископа и церковной общины строились как брачный союз, в котором мужем был епископ, а женой - Церковь. Исходя из этого принципа, становится понятным, почему в одной христианской общине не может быть двух полномочных епископов. По мере распространения христианства и усложнения церковной структуры стало удобно связывать принцип "одна община - один епископ" с территорией, на которой существует община, подчиняющаяся данному архиерею. Так, принцип "одна община - один епископ" превратился в принцип "один город - один епископ". После того, как христианство стало признанной религией Римской империи, возникла система пяти патриархатов, для каждого из которых была определена юрисдикция. Однако Святым Отцам, надо полагать, и в страшном сне не могло привидеться, что система патриархатов, созданная для удобства управления Церковью в мировой христианской империи, станет обоснованием для церковного национализма и раздоров на этой почве в период, когда христианские империи прекратят свое существование. Продуктом сращивания церковной организации и национального государства стала концепция "канонической территории", которая сегодня отравляет жизнь тем православным христианам, для которых Церковь важнее государства.

Территория, из-за которой разгорелся очередной российско-румынский спор, изначально входила в состав Константинопольского патриархата. В XIXв. после нескольких русско-турецких войн на части этой территории возникло Румынское государство, другая часть (Бессарабия) была присоединена к России. Если самостоятельность Румынской Церкви пусть и после некоторого конфликта все же была подтверждена Вселенским патриархатом, то Церковь на территории Бессарабии, явочным порядком, без всякого согласования с Константинополем, была присоединена к Российской Церкви. После революции и гражданской войны территория Бессарабии оказалась в составе Румынии. И точно так же, явочным порядком, была установлена юрисдикция Румынской патриархии над Церковью Бессарабии. После Второй Мировой войны процесс пошел в обратном направлении и возникла Молдавская епархия РПЦ МП. В настоящее время на спорной территории существуют две "канонические" церковные структуры и еще несколько "непризнанных". В Бессарабской митрополии РумПЦ около трехсот приходов, в Молдавской митрополии РПЦ МП - около тысячи.

В этом конфликте и Румынская и Русская Церкви действуют в рамках парадигмы "канонической территории", а это означает, что за конфликтующими сторонами стоят интересы соответствующих национальных государств - России и Румынии, ибо в рамках "канонической территории" никакой самостоятельной церковной деятельности не может быть по определению. И как во всякой политике, исход этого конфликта зависит от объема задействованных ресурсов. А ресурсы эти примерно равные. Румынская Православная Церковь имеет в Румынском государстве официальный статус, священнослужители получают зарплату от государства. Русская Православная Церковь, формально, хотя и отделенная от государства, в последнее десятилетие окончательно превратилась в идеологическое ведомство довольно жесткого режима. Но в отличие от Румынии, денежные потоки, исходящие от государства, направляются исключительно в сторону епископата. Румынская политическая элита после падения коммунизма стала задумываться о воссоздании Великой Румынии, которая немыслима без земель, ныне входящих в состав Украины и Молдовы. И церковный фактор оказывается одним из способов продвижения Румынии на эти территории. Вступление Румынии в Европейский Союз делает такое продвижение привлекательным для части граждан Молдовы и Украины. Однако, если такое крупное государство как Украина не слишком сильно беспокоится по этому поводу, то само существование Молдовы, на части которой образовался непризнанный пророссийский анклав – Приднестровская Молдавская республика, находится под угрозой и не может не беспокоить нынешнюю молдавскую политическую элиту. Она, при условии присоединения Молдовы к Румынии, просто будет выброшена из политической жизни. Что касается российско-румынских отношений, то после падения коммунизма они практически отсутствуют. Румыния покупает российский газ по самой высокой цене, а потребность в нефти удовлетворяет за счет собственных месторождений. Кроме того, Румынию поддерживают страны Европейского Союза, особенно Франция. Так что у России, в общем-то, нет особых интересов помогать РПЦ МП в церковном конфликте с Бухарестом, да и нет особых рычагов давления на Румынию в этом вопросе. У России есть рычаги давления на Молдову, весь винный экспорт которой полностью ориентирован на российский рынок, однакоэто влияние определяется не религией или церковной принадлежностью, а успехами российского бизнеса, молдавскому же правительству, которое балансирует между Россией и Европой, вряд ли выгодно усиливать одну сторону за счет другой.

На прошлой неделе прошли переговоры между делегациями РПЦ МП и РумПЦ, которые ничем не закончились. Вообще, в отношениях с Москвой Румынская Церковь успешно придерживается практики: ничего конкретного не обещать и ограничиваться общими декларациями. Надо полагать, так произойдет и на этот раз. Вообще, если посмотреть на внешнюю деятельность РПЦ МП, то в тех областях, где российское правительство не усматривает для себя особой пользы, собственно церковная политика обнаруживает свою полную несостоятельность. Руководство РПЦ МП как будто не понимает, в какой реальности приходится функционировать, и продолжает действовать, как действовала бы в XIX в. Но сегодня XXIв., и Российская Федерация это, несмотря на весь ее газ, все же не Российская Империя. Складывается впечатление, что партнеры и оппоненты Московской патриархии на поприще церковной политики обращаются с ней как с не совсем адекватным человеком, который не в состоянии правильно оценить реальность. Такому человеку говорят то, что он желает услышать, а поступают всегда по-своему.

Следует указать и еще одно обстоятельство нынешнего конфликта. Русская и Румынская Церкви являются количественно крупнейшими в православном мире. Однако в этом самом мире все более явно назревает появление новой, не менее крупной церковной единицы. Создается впечатление, что Чистый переулок сознательно толкают на необдуманные поступки. Если переговоры РПЦ МП и РумПЦ окончательно и резко зайдут в тупик, то в результате Москва вполне может пойти на церковный разрыв с Бухарестом, как это уже имело место в период конфликта РПЦ МП и Константинопольского патриархата из-за Эстонии.

Однако, по церковным правилам, территориальные претензии, тем более такие запутанные, не могут быть достаточным основанием для разрыва, основанием является только ересь. Константинопольский патриархат, у которого с Румынской Церковью партнерские отношения, встанет на сторону Бухареста. Поместные Церкви, как показали последние заседания Комиссии по православно-католическому диалогу, не склонны поддерживать Московскую патриархию.

При таком развитии событий РПЦ МП окажется в положении раскола со Вселенской Церковью, с "мировым православием". И тогда ничего уже не будет мешать Великой Церкви даровать автокефалию Украинской Православной Церкви. А далее независимая Украинская Церковь, несомненно, распространит свои структуры на российскую территорию, где существует большая украинская диаспора и имеется острая потребность в существовании респектабельной независимой православной церковной структуры. С другой стороны, если РПЦ МП и на этот раз не прореагирует достаточно жестко, то это будет выглядеть как очевидная слабость, что уже было продемонстрировано в ситуации с епископом Василием (Осборном).

Наличие приходов одной Церкви на территории другой определяется не только политикой, но и наличием верующих, т.е. людей, идентифицирующих себя с данными церковными структурами. Люди, которые сегодня входят в 1000 московских и 300 румынских приходов в Молдове, никуда не денутся. Лучше всего предоставить их самим себе, тогда, через некоторое время, ситуация стабилизируется, т.к. будет исчерпан людской ресурс той или иной группы, как это произошло в Украине. И в этом случае, для всех сторон будет лучше, если четко разделятся интересы государств и интересы церковных организаций, участвующих в этом конфликте. Государственная Церковь - это анахронизм. Карфаген "канонических территорий" должен быть разрушен!

Священник Андрей Берман,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования