Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

«В Церкви экуменизма нет… Мне так ка-ацца». Заявление главы ОВЦС МП о закрытии «проклятого» вопроса об «экуменизме» - симптом глубокого погружения иерарха в "культуру постмодерна"


В далекие советские годы выдающийся комик Аркадий Райкин, пародируя некую глупую старую деву, заканчивал юмористический монолог фразой: "Но у меня детей нет… Мне так ка-ацца". Эта фраза обычно вызывала неудержимое веселье у советского обывателя, которому только и оставалось, что смеяться шуткам подцензурных комиков - все остальные формы свободомыслия были под запретом. Так или иначе, лирическая героиня монолога делала вид, что она не понимает абсурда фразы.

В то самое время, как Райкин смешил публику своими антрепризами, серьезные люди в рясах и высоких белых шапках, под бдительным надзором сотрудников с "горячим сердцем и холодной головой" (а то и сами являясь такими сотрудниками) занимались важным государственным делом. Это дело состояло в контактах с представителями буржуазных западных Церквей (с целью сбора информации) и с представителями "сочувствующих" Церквей развивающихся стран, только что сбросивших "иго колониализма" (с целью укрепления советского влияния в этих странах). Но поскольку условием эффективных сбора и влияния были братские совместные молитвы и декларации о будущем создании единой Церкви Христа, которая пока что разделена на "ветви", спецсотрудники, скрепя сердце, демонстрировали акты совместной молитвы с протестантскими пасторами, католическими прелатами, заливая все это традиционными русскими напитками в компании братских монофизитских абун.

В те годы укрепилось в языке руководящего церковного звена западное словечко "экуменизм". Оно выражало сугубо положительный и прогрессивный смысл и, казалось, что будущее РПЦ МП за ним. Экуменизмом увлеклись настолько, что даже приняли официальное определение Синода (в 1969 г.) о возможности православным причащаться у католиков и наоборот, что вызвало некоторый шок даже в Константинополе. Апостольские правила (например, 45-е) при этом напрочь игнорировались, да они и не были доступны в Советском Союзе даже многим иерархам. Зато на далеком Западе белогвардейцы-эмигранты, известные как "зарубежники" или "карловчане" (РПЦ МП тогда заявляла, что они безблагодатны, а теперь, правда, с ними объединилась) усмотрели во всем этом отпадение РПЦ МП - и без того неканоничной - в "ересь экуменизма". Сами они вообще-то тоже не всегда имели четкую позицию по вопросу о молитвах с католиками и другими западными и восточными христианами, но под влиянием вступления РПЦ МП во Всемирный Совет Церквей свою позицию ужесточили.

Но вот настали иные времена. Нет, РПЦ МП из Всемирного Совета Церквей не вышла, в нарушениях канонов не раскаялась, более того - продолжает молиться с монофизитами, католиками и протестантами, что узаконено в ее соборно принятой "Концепции по вопросам об отношениях с инославием". Зато бывшие "зарубежники", которые теперь представлены преимущественно уехавшими из России в кровавые 90-е годы птенцами дикого российского капитализма, пошли на попятный, часть из них вошла в подчинение РПЦ МП, а главный "серьезный человек" из РПЦ МП, митрополит Кирилл (Гундяев), вопреки всем очевидностям, продолжает как заклинание повторять, что в Русской Церкви никаких противоречий нет и быть не может. По словам главы ОВЦС МП, подводившего 13 августа итоги первых трех месяцев совместного бытия РПЦ и РПЦЗ МП, оказалось, что позиции "воссоединившихся" Церквей в отношении экуменизма "полностью совпадают". Это признание, надо сказать, прозвучало сенсационно даже для почивших на лаврах "лавровцев", потому что именно по поводу экуменизма РПЦ МП они продолжают немного ворчать, а их Всезарубежный Собор год назад четко потребовал от "Матери-Церкви" увольнения со штатной должности в экуменическом "Доме терпимости".

Вместе с тем, из уст "главмитрополита" прозвучала и несколько загадочная фраза о том, что "до полного единства" Русской Церкви осталось примерно пять лет. Эта фраза слегка взбудоражила другую часть заинтересованной общественности. Ведь журналисты и публицисты, самоотверженно подвизающиеся в подведомственных ОВЦС МП СМИ, уже почти убедили доверчивого православного читателя, что "полное единство" наступило именно 17 мая, а президент Путин при этом еще и торжественно закрыл какую-то особенно болезненную страницу российской истории. Владыка Кирилл испортил "благорастворение воздухов" - подведомственным ему изданиям, оказывается, верить нельзя, ОВЦСовские зарплаты они не отрабатывают, а "полного единства" опять придется ждать и ждать.

Впрочем, оставим в стороне эти "частности" и сосредоточимся на основном вопросе: как быть с наследием той эпохи, когда сам митрополит и его соратники и учителя активно участвовали в межхристианских богослужениях и молитвах, когда они были апостолами экуменизма. В современной РПЦ МП осталось не так уж много "беспамятных неофитов", которые совсем не помнят деятельность и заявление митрополита Кирилла и прочих иерархов, скажем, в начале и середине 1990-х гг. Еще каких-то 10 лет назад эти люди были открытыми экуменистами, гордились этим, а потом никогда в том не раскаивались, об изменении своих убеждений на противоположные не заявляли. Чудесная метанойя митрополита Кирилла совершилась как бы сама собой, без всяких комментариев. Точнее, она и не совершилась вовсе. По несколько абсурдным законам эпохи постмодерна митрополит, оставшись экуменистом, стал обличителем и противником экуменизма. Это все равно что, оставшись атеистом, стать одновременно и ревностным православным. Большинству россиян это понятно, и от митрополита вряд ли кто-то потребует логически объяснить развитие своего мировоззрения за последние 10 лет.

Каноническая логика, которой привыкли руководствоваться православные, еще не впавшие в блаженное состояние постмодерна, тем не менее, расставляет все "по полочкам". Если позиции "двух частей" Московского патриархата по вопросу об экуменизме теперь совпадают, то за те экуменические молитвы, что совершали (а кое-где еще и совершают) представители РПЦ МП, придется отвечать и чадам РПЦЗ МП. А ответственность эта, если, конечно, верить в серьезность канонов, а не выбрасывать их на свалку истории, очень и очень велика. Дело в том, что византийское церковное право, которого еще на словах придерживаются РПЦЗ и РПЦ МП, налагает за молитвы с еретиками наказания в виде лишения сана и отлучения от Церкви. Если же западные участники этих молитв еретиками не считаются, то это значит только одно – "две части" более не основываются на древнем церковном праве и не разделяют древнего православного учения о Церкви. Получается, что не "позиции сблизились", а бывшая РПЦЗ(Л) настолько потеряла лицо, что полностью, без анализа и обсуждения, приняла позицию РПЦ МП с ее постмодернистским подходом и к церковному праву, и к учению о Церкви в целом.

Православные апологеты экуменизма в поисках какого-то обоснования своей позиции обращаются, конечно, не к церковным канонам, но к некоторым прецедентам русской церковной истории, причем весьма почтенной для некоторых эпохи - синодальной. Тогда иные иерархи тоже участвовали в межхристианских богослужениях и верили, что "перегородки не доходят до неба", но поскольку Российская империя была могучим государством, большинство людей воспринимало эти контакты и эти молитвы не как угрозу православию, а как завлекающие маневры в войне с западными вероисповеданиями. Нельзя также забывать, что среди российской аристократии добрую половину составляли выходцы из немецких, голландских, французских и польских семей. Для них западные исповедания вовсе не представлялись чем-то чуждым, а были своим и родным. Поэтому именно сейчас, когда пафос "могучей России" прямо востребован российским политическим руководством, РПЦ МП может позволить себе роскошь вернуться к "мягкому экуменизму" синодальной эпохи.

В силу вышесказанного, заявления митрополита Кирилла, которого иногда за его красноречие и убедительность сравнивают с героем трилогии Толкина волшебником Саруманом, не следует воспринимать буквально. Владыка всего лишь хочет сказать, что связка РПЦ МП – РПЦЗ настолько сильна и ее политические гарантии столь значительны, что она может просто не замечать былых грехов, а то и продолжать их "при всем честном народе". "У меня детей нет… Никакого экуменизма не было... Мне так ка-ацца".

Да, удельный вес догматических вопросов стремительно падает в современном православии, даже в "альтернативных" и маргинальных его частях. Гораздо большее значение приобретают вопросы национальной идентичности, социальной управляемости, прогнозируемости. Поэтому и возникает потребность заявить о полном отсутствии противоречий, которое предваряет новую эпоху.

Валентин Евтюшкин,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования