Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Роман в письмах. Политика ВВЦУ РПЦЗ как художественное произведение греческого Митрополита Киприана


ВВЦУ РПЦЗ – образованное "верным остатком" РПЦЗ(Л) Временное Высшее Церковное Управление Русской Православной Церкви Заграницей, возглавляемое епископом Агафангелом (Пашковским), — продолжает оставаться главным ньюсмейкером на информационном поле, занятом "осколками" РПЦЗ. Это не удивительно: ведь ВВЦУ для того и было создано 11 июля, чтобы затем начать действовать. Вот оно и действует. Удивительным может показаться другое: действия эти пока совсем не те, которые анонсировались заранее. Тут стоило бы кое-что напомнить.

Первоначально предполагалось, что сразу же за организацией ВВЦУ последует архиерейская хиротония архимандрита Андроника (Котлярова), официально утвержденного в качестве кандидата во епископы для заграничных приходов бывшей РПЦЗ(Л), не пошедших на объединение с РПЦ МП. Вероятно, о. Андроник знал об этих планах еще до 17 мая, ибо написал открытое обличительное письмо "предателям лавровцам", еще находясь на должности и.о. начальника Русской духовной миссии РПЦЗ(Л) в Святой Земле (за что был, разумеется, незамедлительно отправлен в отставку). Было заранее получено официальное согласие греческого старостильного Синода Противостоящих Митрополита Киприана (Куцумбы) на совершение совместно с епископом Агафангелом этой архиерейской хиротонии. Но хиротонии не произошло ни 11 июля, ни на праздник святых Апостолов Петра и Павла 12 июля, когда она могла бы быть подана церковному обществу особенно эффектно, ни до сих пор. Последнее означает, что, вопреки поверхностному впечатлению, будто Синод Митрополита Киприана согласился на эту хиротонию без предварительных условий, такие условия все-таки были, и они пока что не выполнены.

Впрочем, мы об этом предупреждали, когда переводили "с дипломатического языка на общечеловеческий" обращение Синода Противостоящих и находящихся в его фарватере двух "Церквей-Сестер" (Румынской и Болгарской) к "верному остатку" РПЦЗ(Л) еще от 26 июня. Там содержалось предупреждение о том, что идеология группы епископа Агафангела нуждается в существенных коррективах, прежде чем ее полноценное общение с Синодом Противостоящих окажется возможным. Как мы тогда написали, просьба "киприанитов" к группе епископа Агафангела была сформулирована "настолько настойчиво, насколько вообще можно себе позволить в дипломатическом документе". По существу, речь шла не о просьбе, а о необходимом условии, то есть о требовании, то есть, в положении епископа Агафангела, об ультиматуме. Поэтому ближайшие к 11 июля новости от ВВЦУ РПЦЗ касаются вовсе не архиерейских хиротоний, а как раз тех идеологических изменений, которые были жестко потребованы Синодом Противостоящих.

1. Дипломатические игры: на сцене и за кулисами

Как всегда в дипломатии, формулировка требований весьма непросто соотносится с их реальным смыслом. В этом отношении язык дипломатии не отличается от языка художественной литературы. В художественном произведении тоже формально говорится о каких-то героях и их проблемах, полностью или частично выдуманных, но через этих выдуманных персонажей доводится некий реальный и значимый для вполне настоящих, а не выдуманных читателей смысл. Так же и в дипломатии: конкретные обсуждаемые проблемы относятся к смыслу обсуждения не более, чем герои художественных произведений к реальным людям. Не более и не менее: не будем забывать, что и Наполеон является не только персонажем "Войны и мира". Вот так же и дипломатия: она с одинаковой легкостью может делать предметом своего обсуждения выдуманного насквозь Пьера Безухова и "додуманного", но все-таки не выдуманного Наполеона, а на самом деле ведет речь о чем-то своем.

Попробуем теперь проанализировать тот "роман в письмах", который пишет Синод Противостоящих при недобровольном соавторстве епископа Агафангела и его сторонников.

На официальной поверхности церковных событий Синод Противостоящих после 26 июня и вообще ничего не пишет. Но отсутствие официальных действий в ответ на создание ВВЦУ епископа Агафангела 11 июля является, само по себе, официальным действием. Если бы события развивались так, как того ожидала группа епископа Агафангела, то сейчас была бы, как минимум, объявлена приблизительная дата архиерейской хиротонии архимандрита Андроника (Котлярова) – хотя, повторим, еще более естественно выглядела бы его хиротония прямо на праздник святых Петра и Павла. В переводе с языка дипломатии это означает, что сторона "киприанитов" продолжает настаивать на выдвинутых ранее (26 июня) требованиях. Поэтому следующий ход поневоле пришлось делать епископу Агафангелу.

Епископ же Агафангел попытался сделать "ход конем" – не в одно, а сразу в два действия. Вместо одной официальной бумаги он издал две, почти одновременно — ответное письмо "Церквам-Сестрам" от 26 июля, ровно через месяц после их обращения, и письмо главе Русской Истинно-Православной Церкви (РИПЦ) - крупнейшей на сегодня "альтернативной" Православной Церкви России - Архиепископу Тихону (Пасечнику) от 28 июля. Такая близость дат обоих обращений не оставляет сомнения в том, что оба они составляют две части единого целого (поэтому можно исключить, что второе послание стало реакцией еще на какие-либо действия со стороны Синода Противостоящих).

Посредством первого документа совершилось, своего рода, "эпохальное событие": епископ Агафангел и вся его группа отказались от наиболее неприемлемого элемента своей идеологии – тезиса, будто "РИПЦ хуже МП". Напомним, что и накануне, и сразу после своего образования 17 мая 2007 года группа епископа Агафангела только для архиереев РИПЦ (в отличие от всех остальных "осколков" РПЦЗ) не считала возможным признание хиротоний и требовала для соединения перерукоположения ее архиереев. Вот что писал в заявлении 9\22 мая 2007 г. поначалу возглавивший "верный остаток" РПЦЗ(Л) и ставший кириархом епископа Агафангела епископ Ирийский Даниил: "Мне думается, что прием епископов в сущем сане возможен из всех перечисленных структур, кроме РИПЦ. В отношении широты икономии, в каждом конкретном случае трудно сказать, но в принципе, из МП следует принимать, как у нас было установлено для них ранее, а из Автономной Российской Церкви и Мансонвиля – через восполнение архиерейских хиротоний".

Чем же так "провинилась" РИПЦ в глазах сторонников епископа Агафангела? – За пределами самой этой группы едва ли нашелся хоть один человек, который смог согласиться с ее попытками канонической аргументации против РИПЦ. Общее мнение других частей прежней РПЦЗ, равно как и "Церквей-Сестер", заключалось в том, что за этой враждой против РИПЦ не стояло ничего, кроме "чисто человеческой" обиды на главного конкурента по собиранию зарубежных приходов, не пожелавших идти на унию с РПЦ МП. Начав собирание этих приходов задолго до 17 мая и насобирав их несколько десятков, РИПЦ сорвала "красивый" замысел стройного исхода "верного остатка" сразу же после "падения" Лавра в московском ХХС. Но такая человеческая обида непоправимо искажает каноническое самосознание группы епископа Агафангела, делая весьма призрачными перспективы ее полноценного участия в дальнейших обсуждениях церковного будущего "остатков" РПЦЗ с другими истинно-православными юрисдикциями русской традиции. Поэтому первой задачей любого "переговорщика" с этой группой было убедить ее отказаться от тезиса "РИПЦ хуже МП". Синод Противостоящих блестяще справился с этой задачей.

Теперь, в послании от 26 июля, епископ Агафангел пишет, обращаясь к "киприанитам": "Мы с радостью готовы принять архипастырей, пастырей, монашествующих и мирян РИПЦ туда, откуда они вышли, - в Русскую Православную Церковь Заграницей. Принять, добавлю, учитывая также и Ваше к нам обращение, с применением максимально возможной икономии в сущем сане". В словесном оформлении тезиса еще проявляется идеология собственной "канонической исключительности", но "в сухом остатке" здесь сказано именно то, что требовалось – признание хиротоний РИПЦ и, тем самым, отказ от тезиса "РИПЦ хуже МП".

Самое интересное здесь в том, что канонические претензии, не допускавшие признания хиротонии РИПЦ, внезапно испарились без каких бы то ни было переговоров с самой РИПЦ. Этот факт приоткрывает нам главный в этом "романе в письмах" дипломатический секрет Полишинеля: "РИПЦ" для самих авторов нашего церковного романа тут значит не больше, чем реальный исторический Наполеон для романиста Льва Толстого. Как Толстой, так и наши "романисты", пишут о чем-то своем, а вовсе не о "наполеоновском" или там, скажем, о "РИПЦевском".

Это наблюдение поможет нам понять смысл второго послания епископа Агафангела, обращенного, если верить его тексту, к Первоиерарху РИПЦ Архиепископу Тихону. Но мы не станем воспринимать текст адресной части послания столь буквально, а лучше посмотрим, кому оно адресовано на самом деле.

В дипломатии есть понятие "рамочных соглашений". Обычно бывает так, что когда не удается разрешить сложный вопрос, то заключаются эти самые рамочные соглашения, формулировки для которых выбираются так, чтобы теоретически их можно было истолковать в пользу любой из противоположных позиций сторон. Так бывает, когда ни у одной из сторон в данный момент нет сил ни перетянуть одеяло на свою сторону, ни попросту и откровенно выйти из переговорного процесса. Обычно каждая из сторон в таком случае стремится выгадать время, когда обстоятельства несколько поменяются в ее пользу. Судьба всех рамочных соглашений – или так навсегда и остаться мертвой буквой, или конкретизироваться в пользу той стороны, у которой впоследствии будет преобладание силы.

Послание епископа Агафангела "киприанитам" от 26 июля содержало, фактически, принятие в качестве именно такого "рамочного соглашения" выдвинутых "киприанитами" месяц назад условий. А условия эти заключались в том, чтобы примириться с РИПЦ. Поэтому простого признания хиротоний тут не было достаточно, и епископ Агафангел был вынужден пойти дальше.

Вынужден-то он был, но лишь в пределах "рамочного соглашения". Это значило, что он был обязан обратиться к РИПЦ с мирной инициативой, причем предложение мира должно было быть основано на statusquoдо раскола 2001 года (когда, собственно, и образовался Синод РИПЦ). Дальнейшее в предложениях епископа Агафангела должно было определяться его действительными намерениями – желанием объединения с РИПЦ или отсутствием такового. В последнем случае нужно было найти такую формулировку условий объединения, которая не нарушала бы рамочной договоренности с "киприанитами", но позволяла бы – по крайней мере, на формальном языке дипломатии – сваливать вину за продолжающееся разделение на РИПЦ. Именно это и было сделано.

Предложенный теперь епископом Агафангелом способ объединения с РИПЦ содержит в себе нечто умопомрачительное. Предлагается возродить Архиерейское Совещание российских Преосвященных РПЦЗ и, вероятно, сделать Архиепископа Тихона его председателем. Это Совещание предлагается, на правах автономии, подчинить Синоду РПЦЗ — примерно так, как оно было до 2001 года. Читаешь и забываешь, кто является автором этого предложения, где находится его собственная епархия… И даже просто забываешь, какой сегодня год на дворе. Но стоит только вспомнить, какой, как все это умопомрачение рассеивается.

В свое время и епископ Агафангел был членом Архиерейского Совещания российских Преосвященных, а Синод РПЦЗ располагался в Нью-Йорке и состоял из епископов "высшего сорта", то есть управлявших престижными зарубежными епархиями. Сейчас никакого Синода в Нью-Йорке нет и нет даже ни одного епископа, а есть лишь епископ Агафангел в Украине, который, как видно из его письма к Архиепископу Тихону, себя считает не подчиненным Нью-Йорку "российским Преосвященным" РПЦЗ, а единственно возможным членом Синода РПЦЗ, пока, правда, формально не воссозданного.

Епископ Агафангел, располагая только одной епархией у себя в Украине, а за пределами этой епархии лишь беспорядочно разбросанными по миру приходами, которые пока что не могут выйти из состояния хаоса, предлагает пойти под свое подчинение РИПЦ – церковной организации, обладающей несколькими епархиями в России, а также приходами по всему миру, количество и значение которых никак не уступает приходам группы епископа Агафангела. РИПЦ создала уже эффективное церковное управление в России, а епископ Агафангел создал лишь одну (формально - две) епархию в Украине.

Предложение епископа Агафангела к Архиепископу Тихону не просто нереалистично, а оскорбительно. Тогда зачем оно было нужно? (Не будем рассматривать вероятность грубой ошибки со стороны епископа Агафангела, а будем исходить из его репутации человека, который обычно совершает вполне продуманные действия и поэтому так грубо ошибиться просто не может).

Ответ очевиден: тактический выигрыш одного маленького раунда в переговорах с "киприанитами" и, заодно уж, укрепление позиций перед собственной паствой, которые могли слегка пошатнуться из-за совершенного без какого бы то ни было обоснования изменения позиции относительно хиротоний РИПЦ.

Паства у епископа Агафангела преобладает такая, которая реагирует эмоционально и не склонна рассуждать слишком рационально (те, кто были склонны к этому, не досидели в РПЦЗ(Л) аж до самого 17 мая). Поэтому уступку в адрес РИПЦ в глазах такой паствы вполне легко компенсировать властным тоном по отношению к той же РИПЦ. Паства все равно не понимает канонического содержания, но зато очень и очень запоминает тон и силу звука.

А в дипломатической игре с "киприанитами" предложение епископа Агафангела, формально обращенное к РИПЦ, является тем самым ответным ходом, который опять перебрасывает мяч на их сторону. Теперь уже "киприаниты" не смогут отмалчиваться, и им придется изобретать что-то новое, чтобы дальше как-то воздействовать на ВВЦУ РПЦЗ.

Итак, "игра" ведется между Синодом Противостоящих и епископом Агафангелом. РИПЦ имеет к их "игре" такое же отношение, как штанга ворот к вратарю и нападающему в футболе.

Но вот мы и подошли к самому главному: а какой в этих дипломатических играх реальный смысл? До сих пор мы говорили лишь о механизмах игры, а теперь поговорим о ее целях.

2. Дипломатические игры: их реальные цели

Говоря о реальных целях любой политики, даже церковной, необходимо забыть обо всех идеологиях, но очень хорошо вспомнить все реальные поступки заинтересованных сторон. Только из знания реальных поступков можно выводить закономерности поведения тех или иных групп, то есть понять, на что они способны в действительности, и к чему они стремятся.

В этом отношении проще всего судить о Синоде Противостоящих, существующем на арене церковной жизни с 1984 года. Как церковно-политический организм, он обладает уникальной и очень яркой особенностью: он впервые освоил в церковной политике достижение светской политики ХХ века: замену прямого владения – протекторатами и зонами влияния. Вместо того, чтобы распространяться исключительно посредством собственного расширения, этот Синод научился создавать формально независимые от себя, но реально абсолютно зависимые "автокефальные Церкви". Именно в таком отношении к Синоду Противостоящих находятся его "Церкви-Сестры" в Румынии и Болгарии. Этот Синод ни к каким равноправным отношениям ни с кем не стремился, подобно и другим греческим старостильным Синодам.

Никакого другого интереса у него не может быть и в отношениях с "осколками" РПЦЗ. Этот Синод категорически не будет делать вообще ничего такого, что не способствовало бы возрастанию его собственного авторитета.

Но что Синоду Противостоящих можно взять с наших "осколков"? Если говорить о РИПЦ, то и на самом деле непосредственно с нее можно "взять" не особенно много. Факт общения именно с нею не является каким-то существенно более привлекательным, чем факт общения с любой другой группой из прежней РПЦЗ. И, что немаловажно, общение с РИПЦ сулит совершенно невозможную для "киприанитов" дискуссию о специфическом богословском учении Митрополита Киприана, которое в РИПЦ считается весьма спорным. Но зато именно сейчас РИПЦ удобна "киприанитам" как кухонная доска для разделки ВВЦУ РПЦЗ: по отношению к нему удобно выдвигать различные условия при помощи ссылок на РИПЦ.

Тогда следующий вопрос: какие перспективы для Синода Противостоящих открываются в связи с группой епископа Агафангела? Тут необходим реализм, и если его нет в американских приходах, подчиняющихся ВВЦУ РПЦЗ, то в Синоде Противостоящих он точно есть.

Относительно украинской епархии епископа Агафангела любому внешнему наблюдателю должно быть понятно, что ее будущее будет определяться исключительно церковной ситуацией в Украине. Тот или иной характер отношения епископа Агафангела к "Церквам-Сестрам" будет избираться лишь в связи с тем или иным сценарием развития его епархии в качестве украинской, а не "эрэфовской" Церкви. Возможно, что в грядущих больших церковных событиях в Украине епископ Агафангел станет дорожить общением с "Церквами-Сестрами" в качестве козыря на переговорах с другими украинскими церковными группами. Но это все пока что вилами по воде писано. А на данном этапе совершенно ясно, что стоит только Синоду Противостоящих рукоположить епископу Агафангелу второго епископа – и никакого влияния на ВВЦУ РПЦЗ у Синода Противостоящих не будет.

Поэтому Синод Противостоящих заинтересован в том, чтобы максимально продлить нынешнее положение, которое сулит ему некоторые перспективы - пусть и не в Украине, но в отношении зарубежных приходов ВВЦУ РПЦЗ.

Пока что у Синода Противостоящих имеется в США полуавтономная епархия, возглавляемая епископом Этнийским Хризостомом. Если бы в настоящее время была возможность рукоположить для приходов ВВЦУ РПЦЗ епископа, чье зависимое положение по отношению к епископу Хризостому было бы гарантировано, то его хиротония бы уже состоялась. Но проблема в том, что пока такого варианта нет.

Затягивая время, Синод Противостоящих, по крайней мере, ничего не теряет. Не теряет даже надежд на то, что сумеет что-либо получить в будущем. По крайней мере, это вполне реалистичная политика, основанная на ясном осознании различия церковно-политических интересов зарубежных приходов ВВЦУ и украинской епархии епископа Агафангела.

У епископа Агафангела тоже реалистичная политика. Можно предположить, что они с Синодом Противостоящих неплохо понимают друг друга. Но пока им трудно найти условия для взаимовыгодного размена, который теоретически может просматриваться как обмен "американцев" на создание украинской автокефалии для епископа Агафангела. (Аналогично тому, как Американская автокефалия получила признание своего статуса от РПЦ МП в обмен на передачу в РПЦ МП своей епархии в Японии).

Пока Синод Противостоящих не дойдет до такой точки, где он поймет, что дальше давить на ВВЦУ РПЦЗ нельзя, он не приступит к переговорам всерьез, а продолжит, как и сейчас, "давить" на епископа Агафангела. В свою очередь, епископ Агафангел будет отбиваться в духе абсурдного послания "к РИПЦ", пытаясь доказать, что пора, наконец, перейти к переговорам по существу.

Как можно заметить, суть церковных событий вокруг ВВЦУ РПЦЗ имеет не слишком прямое отношение к процессу собирания "осколков" исторической Зарубежной Церкви. Напротив того: ВВЦУ пока что отстранилась от реального в нем участия, и никакие его обращения к РИПЦ не должны убеждать нас в обратном. Но так обстоит дело лишь в близкой перспективе – одного или двух лет. В перспективе среднесрочной ситуация в корне другая: там всё будет решаться в зависимости от событий в Украине.

Игумен Григорий,
для "Портала–Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования