Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

О "воссоединении" без гнева и пристрастия. Чистосердечный взгляд из Израиля на приезд полутысячной делегации РПЦЗ(Л) в Москву


О намеченном на 17 мая "историческом воссоединении" Русских Церквей написано уже немало, а будет написано еще больше. При этом, в зависимости от религиозно-политических пристрастий пишущих, оценка происходящего колеблется от "торжества Православия" (России/русского народа - нужное подчеркнуть) до "духовной катастрофы".

Мы не будем давать никаких оценок происходящему. А просто попробуем понять, почему события пошли именно так, а не иначе; что явилось следствием объективной логики вещей, а что, напротив, зависело от конкретных решений и действий участников "исторического процесса".

Послереволюционный раскол Русской Церкви был в тех условиях практически неизбежен. Россияне, оказавшиеся в эмиграции, не могли доверять компрадорскому московскому церковному руководству, находившемуся слишком близко от "черезвычайки" и действовавшему, в лучшем случае, с оглядкой и под давлением, а то и по прямому указанию "органов". Большевицкие власти, в свою очередь, решительно не желали свободных церковных контактов с бежавшей из страны "контрой". В этой ситуации предотвратить раскол могло только чудо, однако русская история прошлого столетия была не богата на чудеса.

Можно по-разному оценивать те или иные поступки заместителя патриаршего Местоблюстителя или "карловацкого" Синода. Следует лишь помнить: любой из них, подобно сараевскому убийству, мог быть лишь поводом, но не причиной последующих событий.

Также не следует забывать, что раскол Русской Церкви был вызван исключительно политическими, а не религиозными причинами. Не будь октябрьской революции, Сергий, Антоний и Евлогий не оказались бы в разных "деноминациях". Правда, со временем между "патриаршей" и "карловацкой" Церквами появились и богословские разногласия, к примеру, в вопросах экуменизма. Однако не следует преувеличивать их серьезность.

Для подавляющего большинства "патриаршего" духовенства, не говоря уже о мирянах, экуменизм был исключительно игрой, навязаной Церкви партийным начальством. Поэтому отношение к нему было соответствующим: велели – будем играть, а передумают ответственные товарищи – ну и, слава Богу! Главное, чтобы оставшиеся церкви не позакрывали. За исключением отдельных энтузистов вроде митрополита Никодима (Ротова) никаких экуменических убеждений у советских православных не было, а участие в экуменических мероприятиях было столь же "идейным", как и взносы в Фонд Мира, регулярно вносимыевсеми прихoдами и епархиями.

Что касается Зарубежной Церкви, то тут следует помнить, что для религиозной организации находиться в политическом расколе психологически и догматически весьма некомфортно. Для обоснования собственного отдельного существования начинается сознательный или бессознательный поиск религиозных различий.

Классическим примером здесь может служить история израильской ультра-ортодоксии. В двадцатые годы прошлого века ультра-ортодоксы отказались покупать и есть кошерное мясо, производимое под надзором официального палестинского раввината, и создали собственную систему ритуального убоя. Вызвано это было сугубо политическими причинами – будучи воинствующими антисионистами, палестинские ультра-ортодоксы не желали признавать сионистский раввинат (а также – платить сионистскому самоуправлению специальный сбор, которым облагался поднадзорный официальному раввинату кошерный убой). Однако достаточно быстро политические мотивы были забыты, и раскол стали мотивировать тем, что на ультра-ортодоксальных бойнях убой происходит в соответствии с более строгими религиозными правилами, а потому это мясо является более кошерным. Во многих случая данное утверждение соответствует истине. Однако при этом всем понятно, что законы убоя являются в данном случае не более чем поводом.

Нечто подобное имело место с экуменизмом и Зарубежной Церковью. Не будем обсуждать, насколько серьезной ересью является экуменизм и каково точное богословское определение этого являния. Не будем также ставить под сомнение искренность убеждений и намерений борцов с "экуменической ересью". Просто заметим, что экуменизм никак нельзя считать причиной, из-за которой Зарубежная Церковь продолжала (а тем более - начала) независимое от РПЦ МП существование.

Таким образом, реальных религиозных причин, препятствовавших "воссоединению" Русских Церквей, по большому счету никогда не было. Поэтому после падения коммунистического режима и воссоединения русской диаспоры с Россией раздельноe существование Русских Церквей утратило политический смысл и, следовательно, их "воссоединение" стало лишь вопросом времени.

Однако, если само "воссоединение" было делом неизбежны, то вопрос, какие формы примет это "воссоединение", до определенного момента оставался открытым. И здесь были вполне возможно варианты, весьма непохожие на нынешние московские торжества.

Во время августовского путча 1991 г. руководство РПЦ МП заняло достаточно двусмысленную позицию. Ходили упорные слухи, что некоторые высокопоставленные иерархи практически открыто поддержали путчистов. Сразу же после путча была создана депутатская комиссия во главе со священником Глебом Якуниным, призванная расследовать факты сотрудничества церковных иерархов со спецслужбами.

Если бы в той ситуации руководство Зарубежной Церкви смогло установить плодотворный контакт с новой демократической властью, этот шаг мог бы иметь весьма далеко идущие последствия. Например - массовую отставку истиных и мнимых "чекистов в рясах" после официальной публикации якунинской позиции (прецедент в русской истории имелся - после Февральской революции епископы, имевшие репутацию распутинцев, были уволены на покой) – естественно, с замещением образовавшихся ваканский триумфально возвращающимися в Россию епископами-эмигрантами, "сохранившими в изгнании чистоту православия". Не исключено, что в подобной ситуации сам Алексий II разделил бы судьбу первого русского Патриарха Иова, низведенного с престола новой властью Лжедмитрия.

Однако ничего подобного руководство Зарубежной Церкви, как известно, не предприняло. А вместо этого совершило политическое самоубийство, пойдя на союз с "Памятью" Дмитрия Васильева – организацией совершенно опереточной, однако бывшей для демократической власти подлинно анафемной. В результате возможности плодотворного сотрудничества с новым руководством России оказались безнадежно упущены. А тем временем РПЦ МП успешно разрабатывала и реализовывала свой проект "симфонии властей". Так что нынешний вариант "воссоединения" стал, наиная с определенного момента, единственно возможным.

Однако у этого варианта есть, по меньшей мере, один существенный недостаток. На момент церковного раскола подавляющее большинство номинально православных россиян мало интересовалось догматами и канонами. Сегодня ситуация совершенно иная, она напоминает скорее Византию времен Вселенских Соборов, когда серьезнейшие богословские вопросы широко занимали умы граждан и активно обсуждались даже в банях и тавернах. В результате в рядах Зарубежной Церкви оказалось немало мирян и клириков, воспринявших ее богословскую риторику "на полном серьезе", и сознательно ушедшими из РПЦ МП из-за догматических и/или канонических соображений.

В конечном итоге какая-то часть этих людей также примет участие в "воссоединении" и примирении, особенно если "принципы" служили лишь красивым прикрытием личных обид или амбиций. Однако многие на это не пойдут. Причем в условиях демократии им почти наверняка удасться удержать в своих руках значительную часть собственности и ресурсов, и, следовательно, продолжить вполне достойное независимое существование.

Какова будет дальнейчая судьба этих неприсоединившихся? Здесь, опять-таки, пока возможны варианты. Если они останутся разрозненными, то, скорее всего, разделят судьбу старообрядчества, некогда грозной силы, представляющей ныне преимущественно археологический интерес. Если же на руинах РПЦЗ(Л) будет создана достаточно серьезная организация во главе с энергичным и компетентным руководством, то тогда Русскую Церковь может ожидать еще немало бурных и интересных событий, решительно не вписывающихся в сусальные перспективы всеединства.

Евгений Левин, Иерусалим,
для "Портала–Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования