Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Азиатское проклятье. Цинизм новой православной идеологии - в стремлении ради "интересов элиты" загнать "народ" в пространство не то китайской, не то исламской цивилизации


Визит президента РФ Владимира Путина в Ватикан и его встреча с Папой Римским Бенедиктом XIV еще раз подтвердили отличительную черту российских политиков – на Западе они хотят быть европейцами, представителями цивилизованного и демократического светского государства. О мировых проблемах и об устроении отношений между православием и католицизмом Владимир Путин говорил с понтификом как любой европейский деятель. Россия так же стремится протягивать руку помощи своим исламским союзникам - формально как европейская, но мудрая, держава, познавшая разные "цивилизационные опыты". Несмотря на то, что на практике Россия становится на сторону врага американо-европейского мира, а демократия в России "суверенная" (или скорее "сувенирная"), но тенденция, как говорится, налицо.

В отличие от светской власти руководство Московской патриархии активно культивирует в обществе азиатское сознание. Как показал последний XI Всемирный русский народный собор (ВРНС), равно как и прошедшие в начале года Рождественские чтения, у церковного руководства РПЦ МП есть азиатская страсть к власти и богатству. Патриарх Алексий II и митрополит Климент (Капалин) фактически осудили светскую природу государства, так как она мешает проникновению Церкви в школу, армию и вообще в умы граждан. Рассуждения митрополита Кирилла (Гундяева) и его единомышленников о богатстве и бедности в России оказались весьма противоречивыми, что отметило большинство СМИ. В программе "Времена" Владимира Познера 11 марта епископ Ставропольский и Владикавказский Феофан (Ашурков) на протяжении всего эфира хвалил присутствующего Владимира Потанина за его работу, одновременно ругая олигархов и иных богатых людей, видимо, не дающих на Церковь так, как дает или еще даст Потанин. Если уж епископ Феофан сумел превратить размышления о богатстве и бедности в фандрайзинг, то что говорить о руководстве РПЦ МП в целом.

Сразу же после окончания ВРНС стало известно, что на заседании правительственной комиссии под руководством Дмитрия Медведева, которое состоялось 6 марта, было решено передать РПЦ МП в собственность все церковные здания и имущество, которые Церковь пока использует на правах аренды. Московская патриархия получит по существу в свои руки сказочные богатства, которые никто не сможет отнять или проконтролировать, сделать "прозрачными" - так, как олигархические.

Как и во всех азиатских культурах, права личности, отдельного конкретного человека не стоят на первом месте (если признаются вообще) для идеологов РПЦ МП. Этой теме был посвящен ВРНС прошлого года, где митрополит Кирилл создал своеобразную православную идею прав человека, в основе которой лежат не права, а "нравственное достоинство личности", при условии ее соответствия некому соборному началу в Церкви (где фактически отменены Соборы), обществе и государстве, которое не может быть светским. К примеру, епископ Анадырский и Чукотский Диомид стал изгоем в этой "соборной системе", и его отторжение на обочину официальной церковной жизни в отдаленный монастырь является делом времени. Соответственно, такого рода демагогическая "соборность" не подразумевает никакого разговора по существу дела, потому что все уже определено. Главное - не ломать строй. "Соборность", в данном смысле, это полная подконтрольность руководству, встроенность в "систему".

Новое систематизированное обоснование этой азиатской модели появилось в начале марта в "теоретическом органе" Виталия Третьякова журнале "Политический класс", в статье заместителя председателя ОВЦС МП протоиерея Всеволода Чаплина "Пять постулатов православной цивилизации" ("Политический класс", № 2 (26), 2007). Автор хорошо понимает, что нельзя просто объявить Россию Незападом и Неевропой, если очень хочется, чтобы твоя страна была "одним из центров евроатлантического мира". Поэтому отец Всеволод Чаплин предлагает читателю другую конструкцию: Запад нас боится, но "страхи Запада мы развеем, если ясно скажем, чего хотим. Если перестанем все время уверять его в том, что мы – это он, но при этом поступать иначе. Если признаемся себе и объявим окружающим, что мы – самостоятельная цивилизация. Христианская и, может быть, единственно христианская…".

Отделение от христианской Европы помогает полностью отвергнуть все принципы греко-римской цивилизации и воспринять то, что давно воплощается в Китае, исламских государствах, в странах третьего мира. Прежде всего, государство должно быть религиозным или жестко идеологизированным. По словам отца Всеволода Чаплина, "Православие относится к мифу о "религиозном нейтралитете" государства весьма реалистично, понимая, что в действительности такого нейтралитета нигде не было, нет и не будет". Затем, соответственно с этим постулатом, власть не может ставить во главу угла материальное благо гражданина (правда, при этом не забывая о собственном, власти, материальном благе), так как у простого гражданина есть другие, более "высокие" и "духовные" цели. Как отмечает протоиерей Всеволод, "главное – чтобы все жили в мире, здоровье и достатке, а все остальное – частности". Для православного сознания общественный строй, основанный на таком утверждении, видится перевернутым с ног на голову".

Высшей ценностью становятся рамки "спасительной религиозной общины", сохранение ее единства является фактически условием спасения для отдельного гражданина. Тогда как попытка расколоть эту общину, высказать мнение, противоречащее "соборному разуму" (то есть интересам корпорации руководства), делает активиста изгоем, маргиналом, врагом, а, значит, выталкивает за рамки этой общины, лишая спасения и нормальных возможностей социального функционирования еще здесь, на земле. Православное государство определяет жизнь в этом обществе и оно обязано брать на себя функцию подавления религиозных меньшинств и вообще инакомыслящих. Отец Всеволод Чаплин пишет: "Мешать осуществлению религиозной миссии православного социума эти меньшинства не имеют морального права – хотя бы потому, что этим они нарушали бы право своих соседей на их собственный общественный выбор".

В рамках такого "общественного выбора" отношения власть предержащих и "народа" носят чисто азиатский и, при том, партриархально-племенной характер: несмотря на огромные различия в статусе и материальном положении с "простыми жителями", правитель играет роль отца, узнавая об интересах этого "простого народа" через им же избранных "простых людей" и старейшин. Отец Всеволод подчеркивает: "Не случайно цари, патриархи, президенты в православных странах ходили и ходят "в народ", даже не испытывая в этом непременной прагматической надобности. Веча, советы, думы, соборы, синоды являются непременной составной частью православной системы управления – по крайней мере, должны ими быть".

Так как никакой иной гармонизации интересов отдельных граждан в таком православном государстве не предусмотрено, то основным качеством членов социума должна быть жертвенность, так как ради высших интересов "спасительной общины" и ради "общественного выбора" (точнее - ради неприкосновенности интересов элиты) жертвовать необходимо. Тем более, что жертва – самый быстрый, а порой и наиболее часто употребимый, путь к спасению. Протоиерей Всеволод Чаплин считает эту черту православного общества наиболее выигрышной. По его мнению, "Православная Церковь всегда считала возможным и даже поощряла самопожертвование человека ради народа… Жертва своей (а в условиях защиты веры и Отечества даже чужой) жизнью, самоограничение, отказ от своих прав, свободы, достояния ради блага ближнего, ради своей общины и своего народа – это норма поведения православного христианина".

Естественно, что представитель Московской патриархии отец Всеволод ставит православную цивилизацию в один ряд с Китаем и исламским миром. К примеру, отец Всеволод отмечает, что Совет цивилизаций при ООН, который он предлагает создать, наряду с православием, "отражал бы разнообразие мирового сообщества и представлял бы интересы различных его частей, в том числе православного, исламского и "третьего" мира". Православные страны и народы, отмечает отец Всеволод Чаплин, должны отстаивать свои интересы на мировой арене так же, как это делают "исламская, китайская и иудейская цивилизации".

Азиатские идеи, которые все чаще высказывают идеологи Московской патриархии, охотно повторят многие политики и чиновники, чувствующие, что такая идеология хорошо обеспечивает их собственные интересы, а некоторые политики уже воплощают их в жизнь в своих областях или республиках. Это отнюдь не означает, что именно Церковь является единственным распространителем и носителем азиатского сознания в России – она отражает политическую реальность, общественные настроения, которые стоят на грани выбора демократии и изживания азиатчины. И в Церкви, и в обществе, и внутри власти происходит ломка – одни верующие и неверующие выбирают свободу, считая вопрос "свобода или нравственность?" глупым и абсурдным, другим кажется, что наша азиатчина не такая страшная, и "ради единства" мы еще потерпим. А в это время Азия смотрит на Россию, как на хорошо откормленного барана...

Роман Лункин,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования