Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Связаны одной цепью. Почему церковный народ в России, в массе своей пришедший к вере после падения безбожной власти, принял иерархов, доставшихся ему в наследство от той власти?


"Других иерархов у нас нет... От матери не отрекаются, даже если она пьяница...". Примерно такие доводы можно было услышать еще несколько лет назад от наиболее свободомыслящих и активных клириков и мирян РПЦ МП, когда их спрашивали о реакции на факты, публикуемые демократической прессой ельцинской поры. А факты эти свидетельствовали, что практически все высшее церковное руководство состоит из агентуры, завербованной и "внедренной" советскими спецслужбами, продолжательницами славного дела ЧК-ОГПУ-НКВД, и что в новую эпоху это же руководство с головой погрузилось в бизнес, не лишенный, в большинстве случаев, отчетливо криминального оттенка. Что и говорить, в начале и даже в середине 90-х бурно возрождающаяся "церковная общественность" чувствовала себя не вполне уютно "под омофором" персонажей с весьма спорными биографиями, излюбленных героев газетных скандалов и общественного порицания. Даже весьма авторитетные пастыри РПЦ МП нет-нет да и вздыхали горько: "...Зато у нас есть святые старцы. Они - зримое воплощение действия благодати Божией, сохраняемой, несмотря ни на что, в нашей Церкви, а не эти административные чиновники, епископы больше по названию, но не по духу".

Еще каких-то 10-15 лет назад почти вся, сколько-нибудь влиятельная, церковная пресса была оппозиционной по отношению к официальному церковному руководству - кто-то, конечно, в более умеренных формах, а кто-то - в более радикальных. Сейчас уже трудно поверить, что митрополита Кирилла (Гундяева) критиковали за экуменизм и модернизм радио и газета "Радонеж", разного рода антиархиерейские бунты (типа "бунта семинаристов" в Санкт-Петербурге) раскручивал сайт "Соборность" под редакцией Сергея Чапнина, ныне - ответственного редактора официального органа Московской патриархии "Церковный вестник", а наличие в Священном Синоде и епископате "пятой колонны" прозревал "Русский вестник". Равно как трудно поверить, что самый популярный канал российского телевидения всячески юморил и "глумился" над президентом, его главная аналитическая программа во всех тонкостях разбирала механизмы работы "кремлевской кухни" и нюансы взаимоотношений в "Семье". Да, в условиях современного российского "благорастворения воздухов" трудно заставить себя вспомнить, что все это было еще совсем недавно, и объективные основания для того, чтобы все это было и сейчас, никуда не исчезли. Народ России просто впал в спячку, после активного митингового дня ему понадобился здоровый ночной сон, а средством от бессонницы для взбудораженных социально-политических нервов послужили благовонные нефтегазовые испарения и увесистые денежные компрессоры, создающие иллюзию стабильности и благополучия.

Уснула и церковная общественность - ярких православных СМИ уже не сыскать, церковные журналисты редко обременяют себя поиском "острых" тем, "информационные поводы" и видеоряд везде примерно одинаковы, тем более никто не думает ни о какой оппозиционности. Изредка доносящийся со двора лай немногочисленных "маргинальных" интернет-изданий, никак не желающих названными выше наркотическими средствами усыпить гражданское самосознание и приглушить чувство профессионального долга и ответственности, только раздражает - зачем мешать детям мирно спать-почивать? Народ России "лег, уснул как лев и как львенок: кто разбудит его?"

Есть два способа справиться с очевидными вызовами твоей совести, с внутренним нравственным дискомфортом. Принять эти вызовы и начать "священную борьбу" с неправдой и преступлением, либо смириться с фактом их существования в этом мире, "во зле лежащем", тем самым - в большей или меньшей степени - приобщившись к ним. "Оппозиционность" церковной общественности начала-середины 90-х годов демонстрировала нам первый тип реакции, вполне естественный для нравственно здорового человека, вполне оправданный и предопределенный как Евангельским откровением, так и многовековым опытом церковного стояния за правду. Тогда в Чистом переулке всерьез опасались "масштабного раскола" и пугали этим Кремль, потому что, начнись "большая война" в Церкви - и в государстве многие не устояли бы. Но "неофитские страсти" перекипели, и тут как нельзя кстати пришлось "экономическое возрождение" России (конечно, никакого "экономического возрождения" не было и нет, просто мировая конъюнктура цен на энергоносители - единственное, что всерьез "производит" Россия, - повернулась к Кремлю лицом). Церковные правдолюбцы, в большинстве своем, имеющие естественные и понятные заботы и о хлебе насущном, успешно встроились в церковную экономику, которая в условиях полной налоговой бесконтрольности и особенно доверительной близости с властью на самом высоком уровне стала приносить все больший доход. Уникальный для новейшей истории России шанс - можно успешно служить и Богу, и мамоне, не терзаясь выбором и благодаря за это Бога, а изредка появляющиеся укоры совести урезонивая тем, что и все вокруг так делают, и батюшки с иерархами на это благословляют. Ведь "Церковь не должна находиться в гетто!" Под этим самым лозунгом - "долой гетто!" - были аккуратно маргинализованы те немногие правдолюбцы из поколения церковных неофитов, которые не отказались-таки от своих идеалов "канонической и моральной чистоты церковной иерархии".

Вот так, "сам собой", можно сказать - "по объективным экономическим причинам", снялся вопрос о люстрации высшего духовенства в РПЦ МП, которая должна была стать неизбежным следствием покаянного возвращения к каноническим и соборным началам русской церковной жизни. Как много было сказано в 90-е годы справедливых слов о том, что ХХ век стал трагическим для Русской Церкви не только потому, что были пролиты реки мученической крови, но и потому, что повредились самые основы нормального церковного бытия, вместо пламенеющей любовью ко Христу и верностью истине Церкви появилась требно-политическая подмена. Были даже сделаны первые робкие шаги в эту благодатную сторону - принят относительно демократический Устав РПЦ МП 1988 года (отменен в 2000 году), состоялись альтернативные выборы Патриарха в несколько туров в 1990-м, сформировалась церковная комиссия по расследованию сотрудничества духовенства с КГБ в 1992-м... Сворачивание "разгула церковной общественности" началось в 1994-м, когда фактически запретили независимое братское движение, а закончилось в 2000-м, когда отменили Поместный Собор и приняли чиновничий Устав, сосредотачивающий всю церковную власть у Священного Синода. Можно сказать, что это закономерности эпохи - не может Церковь развивать соборность, когда государство ужесточает "вертикаль". Но все же...

Во всех этих "закономерностях эпохи" есть, с церковной точки зрения, один очень важный, если угодно, мистический момент. Его, впрочем, можно рассматривать и с правовой, и с канонической, и с нравственных точек зрения. Речь идет о необходимости разрыва порочной цепочки исторического правопреемства с тем временем, когда церковное священноначалие РПЦ МП формировалось грубо неканоническим образом, с демонстративным попранием 30-го Апостольского правила и верно служило безбожной власти, выполняя ее порой откровенно антицерковные указания. Сколько сохранилось душераздирающих историй свидетелей церковной истории 60-70-х гг. как архиереи своими руками изымали антиминсы из храмов, определенных властями для закрытия, запрещали и наказывали защитников Церкви, цинично высказывались о "религиозных пережитках", братались с атеистами и не скрывая вели аморальный образ жизни на фоне самых жесточайших гонений на православие. Но это, если угодно, морально-психологический фон. Суть же дела в том, что источником таинственной церковной власти не должна быть власть мирская, да еще и декларирующая себя атеистической, да еще и официально преемствующая губителям-мучителям Новомучеников и защитников исторической России. Источником таинственной церковной власти является Христос, Родоначальник иерархии, и Святой Дух, вдохновляющий свободные Соборы, на которых действительно представлена Полнота Церкви, как это было в России на незавершившемся Соборе 1917-18 гг. Кому противятся те, кто запрещает такие Соборы, не желает выслушать их суд, а желает сохранить ту конфигурацию, которая была создана в 60-70-е годы, в эпоху суровых антицерковных гонений, славной корпорацией ЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ, ныне опять монополизировавшей власть в России?

Естественно для властной корпорации защищать свои корпоративные интересы. Но смирился с этим и уснувший церковный народ, который видит сладкие сны о "геройском" прошлом своих иерархов, агентурные клички которых по-прежнему хорошо известны, но не вызывают никакого удивления или протеста. В этих снах можно увидеть "золотые клетки", в которых претерпевали жуткие нравственные страдания советские Патриархи, не отказывавшиеся при этом от подачек власти в виде орденов, икры и лимузинов, можно увидеть Пюхтицкий монастырь, ради собственного "спасения" превращенный в центр экуменических встреч, можно увидеть Глинскую пустынь, и вовсе закрытую ради "спасения Церкви", можно увидеть отчеты-доносы на своих собратьев, в том числе очень откровенный донос Патриарха будущего на Патриарха бывшего. И что, это кого-то удивляет, кто-то говорит о необходимости покаяния? Нравственно-канонической Люстрации (с большой буквы) в России не будет, по крайней мере, в обозримом будущем, потому что:

а) оказалось, что можно хорошо и комфортно жить и без всяких очищений с покаяниями;

б) говорят, что "почти все стучали понемногу", и очищение может некоторым образом ударить по всем;

в) оказалось, что "стучать" не так уж и плохо, потому что это делается во имя могущества Родины, ради укрепления Государства и создания великой евразийской Империи;

и, наконец, г) а что вы можете предложить нам взамен? После краха РПЦЗ никаких серьезных альтернатив историческому выбору и нравственной позиции (если можно так сказать) РПЦ МП не осталось. Поэтому будем жить и спасаться с тем, что у нас есть. Эта наша история и мы гордимся ею. А эпоха постмодернизма предлагает нам массу высокоэффективных методик братания жертв и палачей, соединения правды с ложью и преломления света через тьму. Да упокоятся ветераны НКВД молитвами их жертв, а ныне здравствующим сотрудникам и агентам - многая лета! Люстрации же - анафема! Так, братья-товарищи-господа?

Алексей Малютин,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования