Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Основной догмат лукашианства. Президент Беларуси готов быть и с Богом, и с чертом ради сохранения личной власти


Новогодне-рождественское приключение с транзитом российской нефти через Беларусь напомнило общественности, что в созвездии посткоммунистических режимов и лидеров есть особо яркая, но капризная звезда – Александр Григорьевич Лукашенко. По яркости сравнимая разве что с недавно закатившейся звездой Туркменбаши и ныне здравствующими северо-корейским Кимом, иранским Ахмадинежадом, ну и венесуэльским Чавесом, наверное. И вызывает невольный интерес ответ на вопрос – а как у "батьки" с религиозно-духовной составляющей?

Аналогий с туркменбашевской Рухнамой мы здесь не отыщем. Не та культурная среда. Никогда не будет "батька" в парарелигиозном экстазе доказывать, что белорусы – это утерянное колено Израилево и через них грядет новое пророчество всему миру, а также, что колесо, теорию относительности и портативный самогонный аппарат придумали именно белорусы. Есть, однако, своя интересная специфика у официозной религиозности современной белорусской власти.

Александр Григорьевич Лукашенко – человек секулярный, да и, может, вообще неверующий. Хотя, правда, на Всевышнего иногда ссылается. Например, в конце 90-х был у него кризис по поводу собственных полномочий с Верховным Советом. И сказал тогда президент нечто вроде следующего: "Сам Господь Бог призвал меня...". Или вот из совсем недавнего. 7 января на рождественском богослужении в Свято-Духовом кафедральном соборе Минска в присутствии подобострастно взиравшего на "отца нации" митрополита Филарета (Вахромеева) и православного духовенства президент возьми да брякни: "Мы готовы сотрудничать хоть с чертом, хоть с дьяволом, чтобы обеспечить энергетическую безопасность". Сказано в храме, в священный момент. Неужели это – credo новой "лукашиной ереси"?

На первый взгляд в белорусском Лукоморье в религиозной сфере все чин чином. Небольшая религиозно общественная зарисовка: лишь 50 % населения Беларуси считают себя верующими. Из них 80 % - православные, 14 % идентифицируют себя с католической Церковью (латинского и славянского обрядов), а 4 % – последователи всяких ориентальных культов типа кришнаитов или бахаи, их даже оказывается больше, чем протестантов. Президент активно встречается с главами конфессий, прежде всего православной и католической, говорит об их выдающейся роли в истории страны. Им, в общем-то, без особых проблем передается собственность. Интересно напомнить, что на первых выборах президента страны в 1994 году наибольший процент голосов Лукашенко собрал, помимо ставшей ему родной Могилевщины, в самой "католической" Гродненской области.

В 2002 году президент Лукашенко подписал закон, в котором, в противовес конституционному принципу равенства, говорится об "определяющей роли православной Церкви в исторической формации и развитии духовных, культурных и государственных традиций белорусского народа, так же как и исторической значимости католичества, иудаизма, ислама и лютеранства", обозначенных как "традиционные религии". Не вспомнил президент Беларуси ни старообрядцев, которых в республике достаточно много (традиционный старообрядческий ареал - Стародубье - это окрестности Гомеля), ни кальвинистов (а именно они, а не лютеране составляют действительно традиционную для страны протестантскую общность). Ничего, что европейское и мировое сообщество резко осудило этот закон – в Беларуси, все равно, покатило… В 2003 году православная Церковь заключила конкордат с государством, а в 2004 году "батька" так расчувствовался, что даже заявил в сердцах: "Я хочу, чтобы Белорусская Церковь стала одним из институтов нашего государства и одним из главных его помощников" (выделено нами - В.Е.).

Впрочем, у этой официозной красивой медали есть своя оборотная сторона. Деятельность религиозных объединений Беларуси находится под тотальным контролем государства, по своему охвату сравнимым с контролем советских времен. Его прелести в особенно полной мере ощущают миссионеры и представители иностранных и "нетрадиционных" исповеданий. Но и "традиционным" тоже достается. Ведь одно дело беседовать о роли католической Церкви с милым "старушком" кардиналом Свентком (ему 94 года исполняется) и другое – живая и активная деятельность молодых польских священников-миссионеров, которая ну никак не вписывается в существующие религиозно-политические конструкции. И тут у власти остается один аргумент – отослать таких миссионеров туда, куда Макар телят не гонял, то есть в Польшу, в "разлагающееся" Евросообщество. Кстати, очень православные граждане из весьма отдающей охотнорядским душком "великорусской" "Православной инициативы" тоже нет-нет да и помаячат перед глаза госорганов. Впрочем, патологическая ксенофобия белорусского официоза именно по отношению к Западу перевешивает, и никто черносотенную публику особенно не трогает, а, тем более, в Россию не высылает – этого "добра" там и без них хватает.

Резюмируем положение. В лукашенковской Беларуси вся религиозная деятельность, прежде всего, в ее "небогослужебном" аспекте архижестко контролируется секулярным государством, точнее президентом. Принцип "напярэц бацьки нэ лэзь" строго соблюдается, и не приведи Господь местной православной Церкви претендовать на ту роль в обществе, на какую претендуют ныне в России Свято-Данилов монастырь и Чистый переулок. Быстро поставят на место, поскольку сие серьезно подрывает один из "догматов лукашианства", который в более общей форме можно сформулировать так: "Ради сохранения независимости (читай – собственной беспредельной власти) хоть с Богом, хоть с чертом".

Разыгранное белорусским президентом святочное представление с прыжками через огонь (из российской газовой горелки) не только Запад настроили на более активное противодействие режиму экс-председателя колхоза с кайзеровскими усиками. Очевидно, и в российской политической элите поняли, что г-н Лукашенко не тот, с кем можно иметь дело по созданию не то что единого государства, а даже по установлению нормального здорового партнерства. И поняв, сделают выводы. Очень вероятно, что в обозримом будущем в созвездии экстравагантных политических лидеров постсоветского пространства погаснет еще одна звездочка. И сегодня можно немного поразмышлять, какова будет религиозная составляющая этого процесса.

Можно предположить, что в целом религиозный фактор в Беларуси не будет иметь такого значения, как в соседних странах, и в России в том числе. Вряд ли можно ожидать успеха великодержавно-православной экспансии России – белорусы всегда хоть и тихо, но последовательно оставались "сами по себе". Надо также учитывать, что национально-культурная идентичность этого народа в большей степени, чем российского и даже украинского, формировалась в лоне европейской цивилизации. Можно ожидать усиления культурной самостоятельности местного православия, его большей открытости европейским веяниям.

А, может быть, найдется деятель с харизмой, не меньшей, чем у "батьки", но с несколько иным отношением к Горнему, и построит в стране... Храм Мира. То, что пытался сделать бывший лидер страны Станислав Шушкевич, по некоторым данным и сегодня близкий к готовой объединить всех и вся Церкви преподобного Муна. Правда, вместо храма сего, построил г-н Шушкевич дачу, за что был уличен в коррупции тогдашним главным антикоррупционером страны депутатом Лукашенко А.Г. и лишился своего поста с последствиями, которые призваны стать уроком еще не одному поколению белорусов.

Ян К. Базевич,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования