Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Обыкновенный национал-коммунизм. Кубанский, православный. При Николае Кондратенко в Краснодарском крае боролись с "сионизмом", а при Александре Ткачёве взялись за искоренение "сектантов"


В России нет больше такого региона как Кубань, где сошлись и неразделимо переплелись три разных, но сильных консервативных мировоззрения – коммунистическое, казачье и православное. Всё, что не вписывается в эти три идеологии, находится под строгим контролем властей и подвергается дискриминации при попытке заявить о себе. В религиозной сфере в постоянном страхе и напряжении находятся протестантские общины – самые активные и многочисленные после РПЦ МП. Многие лидеры евангельских групп боятся встречаться с журналистами, зная, что находятся под постоянным наблюдением краевых чиновников. В отличие от других регионов страны преследования инаковерующих не являются в Краснодарском крае личной инициативой какого-либо отдельного бюрократа. Это следствие жёсткой системы, выстроенной при губернаторах Николае Кондратенко и Александре Ткачёве.

Коммунист Николай Кондратенко, правивший краем с 1996-го по 2000 годы (в 1991 году Н. Кондратенко был снят Ельциным за поддержку ГКЧП), всецело поддерживал Екатеринодарскую епархию РПЦ МП, однако главной для него была не церковная, а национальная идея. Кондратенко прославился своими антисемитскими и антизападными высказываниями и рассуждениями о масонском и сионистском заговорах, подрывной работе западных спецслужб. Кондратенко рассматривал православие скорее в качествеинструмента по "цементированию нации". Став депутатом Госдумы РФ, Николай Кондратенко не изменил своим взглядам – в 2005 году он оказался среди тех, кто подписал скандальное антисемитское обращение 19 депутатов Госдумы РФ к генеральному прокурору РФ, получившее позднее название "Письма 500", а в самом начале июля этого года в том же духе выступил во время обсуждения закона о противодействии экстремистской деятельности. По словам Кондратенко, "нельзя не видеть, что русские напрочь устранены от управления государством. Будет ли считаться экстремизмом попытка русских восстановить статус-кво? И можно ли рассматривать как экстремизм критику сионизма как политического течения?"

Неизвестно, насколько Александр Ткачев – ученик и преемник Кондратенко - впитал откровенный национал-коммунизм своего учителя, но защита "русскости" в Краснодаре приобрела при Ткачеве другие формы. Именно с 2000 года на Кубани стала фактически формироваться православно-казачья республика, основанная, в том числе, и на советских традициях. Екатеринодарская епархия РПЦ МП была встроена в неформальную сословно-чиновничью систему управления, когда и в центре, и на местах решения, в особенности, касающиеся неправославных организаций, принимаются совместно духовенством РПЦ МП и чиновником при поддержке казаков. Для того, чтобы кубанский православный национал-коммунизм работал более эффективно, в крае регулярно проводятся собрания с участием высшего духовенства и сотрудников администрации края, на которых происходят демонстрации отношений Церкви и власти на Кубани.

Особо символическим событием являются ежегодные октябрьские Кирилло-Мефодиевские чтения. На местном уровне организуются ежегодные зональные духовные чтения, в которых принимают участие благочинные и главы администраций нескольких районов края. К чтениям обычно приурочивается заключение соглашений епархии с различными органами власти.

При участии губернатора Ткачева была создана совместная программа РПЦ МП и администрации края по внедрению "Основ православной культуры" в школах в качестве факультатива. В 2002 г. на Всекубанских Кирилло-Мефодиевских чтениях А. Ткачев, в частности, заявил о необходимости ввести во всех общеобразовательных школах преподавание Закона Божия ("Радонеж", 2002, № 9).

Благодаря признанию за Православием "государствообразующей роли" в "исконно русском" крае, при А. Ткачеве на восстановление и реставрацию православных храмов ежегодно выделяются средства из краевого бюджета. В мае 2006 года после освящения собора Александра Невского в Краснодаре Александр Ткачeв подтвердил свое стремление осуществить идею государственного православия в отдельно взятом регионе: "В своё время государство разрушало храмы. Я считаю, что настало время собирать камни, и именно государство должно взять на себя главную роль в этом. Что мы и сделали".

Для неправославных общин при Ткачеве вместо одного специалиста по связям с религиозными организациями был создан особый отдел по делам религий при правительстве Краснодарского края, в котором каждый специалист отвечает за определенный участок работы, контролируя деятельность протестантских, мусульманских или же новых религиозных движений. Каждый шаг протестантских Церквей отслеживается именно в этом отделе. Представители власти, как отмечают протестантские служители, дают негласные санкции на то, чтобы протестантов не пускали в социальные учреждения, не давали по возможности проводить публичные акции, не давали покупать здания для Домов молитвы и арендовать залы для богослужений. Краевое управление юстиции под нажимом ФСБ и епархии препятствует регистрации новых религиозных движений и вновь возникших протестантских миссий.

Крупнейшими протестантскими объединениями, центры которых располагаются в Краснодаре, являются церковь "Вифания" (около трех тысяч верующих), базовая община Краснодарского объединения (около 150 церквей и групп) Российской Церкви христиан веры евангельской (пятидесятников) (РЦ ХВЕ), и Евангельский христианский миссионерский союз (евангелисты) (ЕХМС), к которому на территории края относится 16 церквей.

Пятидесятники из церкви "Вифания" стараются не идти на открытый конфликт с властями, а поэтому не афишируют отдельные случаи дискриминации. Вместе с тем, пасторы церкви подчеркивают, что власти не помогают им проводить социальные акции, а всячески препятствуют в этом. Арендовать помещение для служения в Краснодаре практически невозможно. Кроме того, как отмечал в интервью автору пастор Геннадий Колесниченко, "православные служители формируют в сознании начальствующих взгляд по отношению к протестантам, что это сектантство, что это через них дьявол заряжает людей нетерпимостью и злословием". Пастор церкви "Вифания" и глава Краснодарского объединения РЦ ХВЕ Сергей Накул более дипломатично описывает ситуацию в Краснодарском крае. По его словам, чиновники никак не содействуют просьбам и социальным инициативам евангельских церквей. Кроме того, многотысячной общине "Вифании" в Краснодаре уже много лет не выделяется земля под строительство Дома молитвы. Православные всячески отказываются встречаться с протестантскими пасторами и, по мнению Накула, "хотят быть единственными на Кубани".

Евангелисты из ЕХМС стали вызывать особое раздражение у властей и казачества с середины-конца 90-х годов, когда их церкви начали вести активную миссионерскую работу среди адыгейцев. В июле 1999 года краснодарские областные власти конфисковали у ЕХМС партию религиозной литературы, подозревая в ней подрывное содержание. Сотрудники ФСБ предупреждали лидеров церкви, чтобы они не занимались национальной миссией. В сентябре 2002 года был лишён визы евангелический пастор швед Лео Мартенсон, проработавший в России девять лет и переводивший Библию на адыгейский язык. В 2004-2005 годах против ЕХМС было возбуждено новое судебное дело. Руководство Союза обвиняли в том, что Кубанский евангельский христианский университет ведет образовательную деятельность без лицензии. Из-за проповеди православных многие местные чиновники даже отказывались принимать помощь от церквей во время наводнений. Из-за этого, к примеру, общинам ЕХМС пришлось отправить стройматериалы с территории края в Адыгею. Таким же образом, под влиянием православного священника евангелистов из ЕХМС выгнали из детского приюта в станице Донская Донского района, здание которого ЕХМС отремонтировало. Наконец в марте этого года пятеро студенток Славянского-на-Кубани государственного пединститута были предупреждены об отчислении в том случае, если они будут посещать церковь ЕХМС и проповедовать свою веру.

Однако самым громким и показательным стало дело о сносе "Дома Евангелия" в центре Краснодара, принадлежащего епископу Краснодарской епархии ЕХМС Алексею Еропкину. Администрация г. Краснодара ещё в июле 2005 года обратилась в суд с иском о сносе "Дома Евангелия". Епископ Еропкин купил это здание в 2003 году и оформил все необходимые документы на перепланировку этого дома. Изменения в плане здания были согласованы с главным архитектором г. Краснодара, и было получено разрешение на строительство. После того, как в ходе судебного процесса сменилось несколько судей, Первомайский районный суд вынес 24 апреля этого года решение о сносе "Дома Евангелия", мотивировав его тем, что без разрешительной документации изменено целевое назначение дома, который из жилого стал культовым зданием религиозного назначения, где проводятся богослужения. Краснодарские чиновники ссылаются, прежде всего, на краевые законы и городские постановления, согласно которым необходимо, во-первых, получить разрешение на строительство именно Дома Молитвы от Городской думы, что вообще вряд ли возможно для протестантов, а во-вторых, перевести помещение в нежилое, чтобы оно имело исключительно культовое назначение. При этом, нормы федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" (ст. 16), который предполагает право на молитву в частных помещениях, в православно-казачьем крае не учитываются.

Ситуация вокруг сноса "Дома Евангелия" является хорошей иллюстрацией того, как жёстко и последовательно воплощается национально-советская идеология Кондратенко и православная идеология Ткачева. Чиновники всех рангов заявляют о законности действий в отношении протестантской церкви, так как за ними стоит целая система, включающая в себе и краевые законы, и краевые суды. К примеру, сотрудник отдела по делам религий краевой администрации Николай Ушаков заявлял автору, что власти края не имеют никакого отношения к сносу "Дома Евангелия" и сами ждут решения суда. Ушаков отметил, что, несмотря на то, что у него с Еропкиным был разговор по поводу этой ситуации, чиновники не имеют права вмешиваться в само судебное дело. Ушаков также посоветовал обратиться в мэрию. Однако начальник отдела по работе с религиозными организациями администрации г. Краснодара Александр Бурмагин сообщил в беседе с автором, что всё законно, никаких гонений нет, и надо обратиться в юридический отдел мэрии и опять же ждать суда.

От суда представители ЕХМС ждали решения только в пользу власти, однако из-за того, что дело получило широкую огласку, суд должен был учесть не только мнение краевых функционеров, но и нормы федерального законодательства. Коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда, которая рассматривала кассационную жалобу на решение районного суда о сносе здания 6 июля 2006 года, могла, по мнению адвокатов Анатолия Пчелинцева и Юрия Видинеева, сразу принять решение в пользу церкви. Вместе с тем, коллегия повела себя довольно странно – два раза уходила в совещательную комнату и возвращалась. В результате принятие решения отложено до 20 июля.

Стремление чиновников во что бы то ни стало снести "Дом Евангелия" трудно объяснить только исходя из желания бороться с неправославными церквями. У этого дела есть и политико-коммерческая версия. Прежде всего, мэр г. Краснодара Владимир Евланов, бывший глава краевого ЖКХ, пришёл в администрацию как ставленник Александра Ткачёва в результате скандала. Не захотевший во всём подчиняться губернатору Ткачеву бывший мэр Николай Приз был смещён ещё в 2004 году, а на его место назначили Евланова. Против Н. Приза было заведено уголовное дело, по которому ему был вынесен условный приговор тем же Первомайским судом, который принял решение о сносе "Дома Евангелия". В итоге Ткачев получил послушного ему мэра, который почти сразу объявил о начале масштабной реконструкции Краснодара и о борьбе с незаконными постройками.

По существу протестантская церковь, а тем более со зданием в центре города, стала помехой и в коммерческом, и в идеологическом плане. Снос подобных "Дому Евангелия" строений был объявлен на краевом уровне политикой по предотвращению "угрозы экономической безопасности". В ноябре 2005 года состоялся Совет безопасности при губернаторе на тему: "Об угрозах экономической безопасности, обусловленных самовольной застройкой территории края". Заместитель главы администрации Краснодарского края Вениамин Кондратьев заявил на Совете о том, что есть случаи самовольной реконструкции. Мэр Владимир Евланов сообщил Совету о мерах по борьбе с незаконными постройками, которые предприняты в краевом центре.

Идеологом реконструкции столицы Кубани является губернатор Ткачев, и об этом говорит его реакция на доклады подчинённых. По словам Александра Ткачева, "борьба с незаконными постройками - это не временная кампания. Мы раз и навсегда пресечем этот беспредел. Главы городов и районов, где будут выявлены факты незаконных построек, будут нести персональную ответственность. Мы разрубим этот "гордиев узел". В конце концов, каждый, кто хочет строиться на нашей земле, поймет: другого пути, кроме законного, ни у кого нет и не будет". Таким образом, сколько бы не стоило само здание "Дома Евангелия" и земля под ним, местные чиновники и суды сделают всё для того, чтобы исполнить решение вышестоящего начальства. Очевиден в данном случае и интерес местного бизнеса, который может заплатить любые деньги за осуществление губернаторской политики и при этом тесно связанного с властью и казачьим православием, которые определяют легитимность бизнеса.

Из этой сословно-чиновничьей системы, которая восприняла советские методы управления и национализм казачьего православия, фактически невозможно вырваться, и в ней почти нельзя добиться того, что не отвечало бы интересам этой системы. Как умелый организатор и бизнесмен Александр Ткачев построил государство в государстве, так же как, к примеру, сделал руководитель Башкортостана Муртаза Рахимов. Стержнем идеологии этого Кубанского мини-государства стали "православный патриотизм" и мировоззрение постсоветского казачества, состоящего, в том числе, и из приверженцев КПРФ.

В отличие от национальных республик России, кубанский вариант жёсткого авторитаризма оказался крайне националистическим, нетерпимым по отношению к инакомыслящим и инаковерующим. При Ткачеве нарочитый антисемитизм руководства, по крайней мере, в публичных выступлениях исчез. Зато появилась система бюрократии, верной национал-православной идеологии, а также бизнеса, близкого к власти, верного политике губернатора, жертвующего "на православие" большие средства. Похоже, что при Ткачеве православный национал-коммунизм должен достигнуть своего апогея, так как именно православная духовность провозглашена в крае "основным фактором национальной безопасности". За единство вокруг этой идеологии выступает большинство, за неё голосует большинство и такое же подавляющее большинство готово любыми способами обезопасить себя от "сионизма" и "сектантской угрозы", а поэтому с восхищением и доверием смотрит на успешного молодого диктатора казачьей республики. Массы действительно видят в этом блеск своего национального возрождения.

Роман Лункин,
для "Портала–
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования