Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Член МОО "Хартия ДРУГГ", специалист-патентовед со стороны защиты Г. Грабового ЕЛЕНА ДАГУНЦ: "Приговор Григорию Грабовому – это приговор всем гражданам России"


"Портал - Credo.Ru":  Вы являетесь участником судебного процесса по обвинению Григория Грабового в мошенничестве. Прокомментируйте , пожалуйста, приговор и расскажите, как вообще проходил судебный процесс?

Елена Дагунц: По поводу приговора, который был оглашен в Таганском районном суде 7 июля, можно сказать только одно: это приговор всем гражданам России, которым в соответствии с этим решением районного суда нельзя заниматься научной, преподавательской и религиозной деятельностью, нельзя иметь и распространять открыто свои убеждения и изобретения.

Суть обвинения совершенно абсурдна – прокуратура от имени государства объявила, что воскрешение невозможно, то есть Г.П. Грабовому вменили в вину распространение веры во всеобщее воскрешение. А так как вера во всеобщее воскрешение является краеугольным камнем христианской религии, то вполне очевидно, что сама христианская религия в России в настоящее время подвергается гонениям.

Что касается характера проведения всего судебного процесса, то как очевидец и участник этого процесса, я могу свидетельствовать, что все судебные заседания проходили с обвинительным уклоном, никакого равенства сторон не соблюдалось.

– Вы можете привести примеры?

– Легко, поскольку их много. Свидетели обвинения или так называемые потерпевшие не предъявляли суду никаких документов. Если "потерпевший" утверждает, что у него умер близкий родственник, то он должен предъявить свидетельство о смерти, однако суду вполне достаточно было голословного заявления.

Если "потерпевший" утверждает, что такого-то числа он приходил на индивидуальную встречу с Г.П.Грабовым и подписывал договор об оказании услуг в виде аппаратно-цифровой обработки информации, то он должен предъявить суду хотя бы копию этого документа. Однако свидетель обвинения заявляет, что он выбросил этот документ за ненадобностью, и суд этим объяснением вполне удовлетворяется.

Если две "потерпевшие" с разными фамилиями по паспортам утверждают, что они мать и дочь (при этом они между собой так и не сумели договориться, кто из них платил деньги по договору), то это надо как-то подтвердить документально. Однако суд верит им на слово.

Когда же заслушивались свидетели защиты, то от них требовались не копии, а оригиналы медицинских справок со всеми необходимыми атрибутами – печатями, подписями и т.д., которые подтверждали бы, что у него было такое-то заболевание, о чем имеется справка, и что в результате применения методов по оздоровлению, разработанных Г.П.Грабовым, человек излечился, о чем тоже свидетельствует медицинский документ. И люди приносили такие документы и свидетельствовали, что методы Г. Грабового работают.

Однако во время оглашения приговора, на котором я также присутствовала, судья Иванова заявила, что подлинность этих документов вызывает у суда сомнения и что они попросту подделаны свидетелями защиты. Зато мнение "потерпевших" относительно причиненного им ущерба сомнений у суда не вызывает.

Вообще, что касается юридических аспектов этого приговора, то это тоже беспрецедентный случай, когда обвинительный приговор основывался не на фактах, а на мнениях и суждениях.

Кроме того, многие судебные заседания, когда заслушивались свидетели защиты, заканчивались после 22:00, что является нарушением установленных норм допроса участников судебного заседания и подследственного, так как лишает его полноценного отдыха и питания. А 30 мая (кстати, я сама свидетельствовала в суде именно 30 мая) допрос свидетелей со стороны защиты и допрос Григория Петровича вообще завершился около 23 часов. Сам процесс именно в этот день велся особенно эмоционально со стороны судей, т.е. судьи задавали вопросы свидетелям защиты на повышенных тонах, порой окриками, со смехом, переходящим в истерику. Свидетелям защиты не давали договаривать ответы, их постоянно прерывали в грубой форме. Вы сами можете убедиться в этом, прослушав аудиозаписи судебных заседаний.

– Как Вы думаете, какой будет общественный резонанс этого судебного решения?

– Мы считаем оглашенный 7 июля председательствующим судьей Ивановой Е.А. приговор незаконным, необоснованным и подлежащим отмене. Это решение Таганского районного суда будет обжаловано стороной защиты. Мы надеемся , что лица, принимавшие участие в подготовке и принятии этого решения, сами предстанут перед судом.

Что касается общественного резонанса, то, в первую очередь, хочется сказать, что в демократическом обществе такого судебного процесса с нарушением основных конституционных прав и свобод граждан вообще быть не могло. Соответственно не могло быть и подобного судебного решения. Это говорит о явной недемократичности нашего общества, а давать прогнозы о резонансе в обществе, где нет никаких прав и свобод, чрезвычайно затруднительно.

Беседовал Валерий Емельянов,
для "Портала–
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования