Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Публицист, редактор отдела культуры журнала "Огонек" АНДРЕЙ АРХАНГЕЛЬСКИЙ: "В нашем мире есть вещи, наносящие в тысячи раз больший духовный вред, чем выставки современного искусства. Например, абсолютная зависимость РПЦ МП от власти"


"Портал-Credo.Ru": Как бы Вы могли обозначить предел, грань, межу, переступив через которые, актуальное искусство становится источником розни между людьми в таких  чувствительных сферах, как религиозная и национальная?

Андрей Архангельский:  Грань, предел?  Нет их. Актуальное (современное искусство), в отличие от искусства, например, XIX века, построено именно на заведомом нарушении границ. Современное искусство, можно сказать, начинается с нарушения границ. Оно занимается интуитивным расширением границ дозволенного - это правило, а не исключение (впрочем, Достоевский, например, в своих книгах занимался тем же). А поскольку, как вы сами заметили, религиозная и национальная сфера остаются для большинства людей самыми "чувствительными", современное искусство – в силу своих  принципов – будет туда неизбежно "тыкать", пока не прорвет нарыв, пока оттуда не вытечет гной. Гной в нашем случае – это предрассудки людей, косность мышления, неспособность понять Другого, нетолерантность, зацикленность на форме собственного  носа - каким бы он ни был.

В общем, современное искусство и будет источником розни – но не религиозной или национальной, а, в первую очередь, интеллектуальной розни. Все идет от неэластичности и нетренированности мозгов: остальные розни – лишь следствие.

- Можно ли оскорбить верующих той или иной конфессии, если организаторы добросовестно предупреждают их, что то или иное культурное мероприятие им посещать не следует, так как оно может принести духовный вред?

- Понимаете, какая вещь. Любой догматик (а верующий человек, согласитесь, всегда отчасти догматик), он так устроен, что он… прежде всего хочет, страстно желает быть обиженным – миром, мирским. Поэтому то, что его оскорбит, он обязательно рано или поздно найдет. На улице, в трамвае. В телевизоре. Ну, просто любой догматизм – это заведомое ограничение, помещение себя в узкие рамки. Поэтому догматиков - что предупреждай, что не предупреждай – они все равно всегда будут чем-то оскорблены. Хотя в нашем мире есть вещи в тысячи раз более вредные и наносящие больший духовный вред, чем выставки. Например, гораздо вреднее, на мой взгляд, абсолютная и  традиционная зависимость РПЦ МП от действующей власти. У нас Церковь как институт совершенно несамостоятельна – несмотря на весь ее якобы догматизм и "верность преданию".

- Не является ли вообще всякое религиозное искусство одной конфессии потенциально "оскорбительным" для последователей другой? Например - православные песнопения о вине еврейского народа в Распятии Мессии - для иудаистов, иконы и статуи с изображением Бога и пророков - для мусульман, коранические проклятия христианского "многобожия" - для христиан?

- Ну да, ну да. Да вообще все, что есть в одной конфессии, будет оскорблять  представителей другой конфессии. Как наличие женщины на корабле оскорбляло команду – еще пару веков назад.

У писателя Людмилы Улицкой ("Переводчик Штайн") есть замечательное наблюдение: почему-то бюрократия или политики воюющих стран всегда могут, когда нужно, договориться между собой. А честные люди, принадлежащие к разным верам – нет. Вам не кажется это диким – в XXI веке? Может быть, конфессии – это вообще хитрый политический инструмент – чтобы мы никогда не могли договориться?

- Прогнозируете ли Вы нарастание цензуры, в том числе конфессиональной, в российскойкультуре в ближайшие годы?

- Скорее это будет соблюдение обряда, чем истинная вера: да, нам косвенно или подспудно официальные представители культуры будут в течение ближайшего времени напоминать о том, что искусство "не должно" сеять рознь, ссорить людей… И поэтому какие-то вещи "просто недопустимы" (а почему "недопустимы", никто не объясняет, не аргументирует). И под этим соусом какие-то радикальные жесты актуального искусства будут замалчиваться, задавливаться, их будут тихо, под ковром "душить" при помощи административного ресурса, не выпускать на поверхность…

Как это все грустно. На месте иерархов Церкви или поборников нравственности я бы вызвал представителей современного искусства на открытый, честный, гласный интеллектуальный поединок. Пусть этот спор – о том, что можно и чего нельзя – станет достоянием широких масс, и пусть они сами решат, на чьей они стороне. Вообще, этот разговор был бы очень важен для всех, и для Церкви тоже: он в результате был бы спором о том, что есть нравственность, что есть моральная норма в наше время. Но вместо диалога Церковь по-прежнему предпочитает монолог, тоталитарный метод ыяснения отношений – в том числе, и руками государства: однако это не решает проблему безверия и безнравственности, а лишь загоняет ее вовнутрь. По большому счету, мне были бы очень милы новые аввакумы или флоренские – истовые, убежденные, подлинные стоики, нестяжатели, бессребреники, которые отстаивали бы свои принципы и свою веру. Которые бы боролись в открытую – тогда бы искусству тоже было бы на кого опереться (ведь прочно то, что сопротивляется). Однако таких "истовых" я не вижу – а стало быть, и подлинной борьбы и цензуры не будет. Нет пассионарности, "настоящих буйных мало" - поэтому актуальное искусство, переживая какие-то мелкие склоки, будет идти своей дорогой, а Церковь и государство будут их сурово порицать, но по-настоящему поделать с ними ничего не смогут.

Беседовал Александр Солдатов,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования