Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Председатель Международного гиперсионистского движения "Беад Арцейну" раввин АВРААМ ШМУЛЕВИЧ: "Исламский антисионизм стал в какой-то степени наследником антисемитизма, который насаждался Гитлером. Причем эта идеология противоречит исламу"


"Портал-Credo.Ru": Авраам, Вы по-прежнему придерживаетесь той точки зрения, что сионизм в классическом виде и нынешний постсионизм – это отсутствие сионистской идеи и ее полная профанация?

Раввин Авраам Шмулевич: Классический сионизм исчерпал себя. Он выполнил свою задачу, ради которой он был создан. Классический сионизм изначально был половинчатым учением. Он хотел легализовать положение еврейского народа, создать государство, как у всех народов. Но ему не хватало, во-первых, опоры на еврейскую традицию, во-вторых – глобального понимания. Он хотел создать маленькое убежище, где евреи могли бы отсидеться. В этом смысле, он, конечно, не соответствует времени, поскольку маленького убежища в глобализующемся мире сыскать невозможно.

За евреями снова пришли, как это было перед Второй Мировой войной. В этом смысле есть только два логических продолжения сионизма. Первое – то, что называется постсионизмом. Это часть правящей израильской элиты, которая хочет практически ликвидировать проект сионизма, проект государства Израиль, которая считает, что евреям лучше, выгоднее и безопаснее жить в пределах европейской цивилизации, которая бы покончила с антисемитизмом. И предварительно государству Израиль нужно прикрыть эти древние пески и камни. Моше Даян сказал перед штурмом Старого города: "Зачем нам этот Ватикан?" – имея в виду еврейские святыни и Храмовую гору. Для постсионистов всё это является лишь грудой камней. Они всегда хотели и хотят сдать ее арабам и уехать отсюда.

Вторая идея представляет развитие сионизма, которое выражает наше движение, это гиперсионизм. То есть, новый сионизм. Мы рассматриваем сионизм как выполнение еврейских пророчеств о предназначении еврейского народа, и территория Израиля должна быть восстановлена полностью. То есть Израиль должен существовать как мощное государство, которое является одним из флагманов человеческой цивилизации в тех границах, о которых говорит нам Библия – от Нила до Ефрата.

– Не считаете ли Вы, что антисионизм, характерный для современных мусульман, фактически эволюционировал в вульгарную религиозную юдофобию?

Можно сказать и так. Сейчас исламский антисионизм стал в какой-то степени наследником антисемитизма, который насаждался Гитлером. То есть главная сила, которая выступает сейчас против евреев, – это, естественно, исламский антисионизм. Причем, на самом деле, их идеология противоречит и основам ислама, как они были до того. Исламские антисионисты считают, как это считал Гитлер, евреев источником зла. По сути дела это трансформация нацистской идеологии в исламской оболочке.

– В настоящее время существуют ли какие-либо попытки в Израиле наладить взаимодействие с мусульманами именно в религиозном дискурсе, в т.ч. и со стороны гиперсионистского движения?

– Мы имеем контакты со многими исламскими деятелями разумного направления. Потому что наши контрагенты считают, что идеология, которую проповедуют исламофашисты, реально, в первую очередь, представляет угрозу для самого ислама. Надо понять, что так же, как Гитлер использовал лозунги антисемитизма и национал-социализма, чтобы произвести революцию в Германии, чтобы отстранить прежние юнкерские дворянские элиты от власти, то же самое делают исламофашисты. Одна из причин, почему исламофашизм популярен, – то, что они играют на социальном моменте. Они под маркой этой антисемитской идеологии хотят отстранить от власти старые коррумпированные элиты. В этом смысле многое в мусульманском мире также вызывает у них опасение. Но я должен, к сожалению, сказать, что исламофашисты со своим популизмом захватывают в исламском мире ведущие позиции. И даже те наши контактеры, наши контрагенты, которые признают опасность и пагубность для исламского мира этой идеологии – исламофашизма, извините за каламбур, ставят крест на возможность модернизации исламского мира. Потому что они, по сути дела, призывают к реставрации старых социальных моделей и так далее…

К сожалению, большая часть наших контактов признают, что у них нет сил и они просто боятся выступать публично. Есть немного исламских деятелей, которые высказывают эти мысли публично – они подвергаются угрозам и давлению со стороны исламофашистов.

С началом правления Путина я возлагал большие надежды на российский ислам, потому что среди российского официального духовенства тоже достаточно много людей, которые понимают опасность исламофашизма. Я рассчитывал, что в союзе с сильной российской властью, которая действительно занимается укреплением российского суверенитета, российский ислам может стать в этом смысле передовым отрядом мирового ислама и возглавить борьбу против исламофашизма. К сожалению, этого не произошло. Как и в других странах, здесь победило кэгэбистское коррумпированное псевдодуховное руководство, которое в значительной степени пошло на поводу у этих самых реакционных сил мирового ислама.

В этом смысле мои оценки достаточно пессимистичны, потому что исламофашизм становится одной из самых мощных сил в исламском обществе. С мировой уммой может произойти то же самое, что произошло с немецким народом на рубеже 30-х годов, когда в конкретной борьбе различных идеологий, которая была в Германии, победили самые реакционные нацистские силы. Сейчас совершенно очевидно, что победит идеология господствующей уммы. В первую очередь это будет трагедией для самой уммы. Но мы стараемся налаживать контакты с теми силами, которые хотят этому протводействовать. Посмотрим, будущее покажет.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования