Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Пресс-секретарь Украинской Православной Церкви Киевского патриархата архимандрит ЕВСТРАТИЙ (ЗОРЯ): "Священность" Российской державы – основной признак, влияющий на всю ее историю, в том числе и на государственно-церковные отношения"


"Портал-Credo.Ru": Какие события религиозной жизни 2007 года Вы бы назвали важнейшими для России?

Архимандрит Евстратий:  По моему мнению, тремя важнейшими, знаковыми событиями церковно-политической жизни России, символизирующими уходящий год, стали объединение РПЦЗ(Л) с Московской патриархией, выступление епископа Диомида, как проявление внутренних процессов в РПЦ МП, и назначение президентом РФ Владимиром Путиным своего преемника, вызвавшее многочисленные одобрительные высказывания со стороны представителей патриархии и других включенных в официальный пул конфессий.

Объединение РПЦЗ(Л) с Московской патриархией продолжило ряд странных для постороннего наблюдателя, но совершенно логичных для России исторических событий. В нем в очередной раз отобразился перевес "державного" мышления над "идеологическим".

Подобным образом некоторая часть белой эмиграции 20-х годов увидели в большевиках новую государственническую силу в России – и это стало началом "сменовеховства". В том же духе сменовеховства была издана и знаменитая пререкаемая декларация митрополита Сергия.

В том же духе действовал Сталин, вызывая из прошлого образы русских князей, царей-деспотов Ивана Грозного и Петра, имперских полководцев и флотоводцев, как идеалы государственных деятелей, что полностью противоречило классическим большевистским взглядам. Именно "державные" интересы заставили гонителя религии Сталина стать покровителем Московской патриархии, воссозданной с его дозволения в 1943 г. Тот же перевес "державности" над идеологией позволял сосуществовать атеистическому Советскому государству и РПЦ МП в 70-80 гг.

Теперь те же соображения "державной" необходимости заставили примириться долголетних противников – Московскую патриархию и большую часть РПЦЗ. Во время этого процесса многих удивляло – как могут "карловчане", наследники идей борьбы с большевизмом и его карательной системой, идти по дороге, указанной кадровым офицером когда-то ненавистного им КГБ? Ответ прост – они увидели в нём "державника", как и он – в них.

"Священность" Российской державы – основной признак, влияющий на всю ее прошлую и современную историю, в том числе и на государственно-церковные отношения. Думаю, что эта "священность" будет влиять и в будущем, делая возможными самые, казалось бы, невозможные события.

- Как, по-Вашему, повлияют эти события на будущую картину религиозной жизни в России?

- Если предыдущее событие имеет значение скорее для прошлого, то выступление епископа Диомида – это будущая проблема РПЦ МП. Ее причина, по моему мнению, в отсутствии церковности, в собственном смысле этого слова, у нынешнего Патриарха Московского Алексия ІІ. Выдвинутый в эпоху раннего застоя в руководящую элиту Московской патриархии, нынешний Патриарх не просто не знает – он не чувствует внутренних проблем церковной жизни. Он – внешний администратор, а не архипастырь Церкви. Поэтому для него малопонятны процессы ее внутренней жизни. Он всю жизнь привык выполнять "руководящие указания", а не руководить церковной жизнью, как пастырь.

Прекрасную характеристику Алексию (Ридигеру) дал митрополит Никодим (Ротов). По воспоминаниям архиепископа Василия (Кривошеина), когда он, в преддверии Собора 1971 г. пришел к владыке Никодиму прояснить некоторые спорные вопросы, то тут случилась следующая сцена. При упоминании имени митрополита Алексия владыка Никодим "скривился, как бы скушал что-то противное".

Многие в современной России пугают "оранжевой революцией" или боятся ее. По моему мнению, на самом деле сейчас нужно бояться революции "коричневой" - не либеральной, а консервативной. Именно такую позицию в церковной жизни представляет епископ Диомид и созвучные с ним представители РПЦ МП. Они, подобно крайним старообрядцам прошлого, призывают к самоизоляции Церкви, к ультра-консерватизму. А патриархийному руководству во главе с Алексием им нечего ответить, потому что они не имеют собственно церковных аргументов. А административные, к которым они привыкли, тут не подействуют.

- Сейчас многие, в том числе епископ Диомид, говорят о необходимости созыва Поместного Собора. Есть ли, по-Вашему, вероятность того, что он все-таки будет созван?

- Вопрос созыва Поместного Собора, на котором настаивают "диомидовцы", - непростой. Не думаю, что эти люди – сторонники истинной соборности. Вряд ли они готовы принять соборную волю Церкви, если она не будет согласовываться с их собственным мнением. Им просто нужен легитимизирующий орган, через который они могли бы провозгласить и даже утвердить свои взгляды на церковную жизнь. Если Собор не примет их позиций, они вполне могут, в той или иной форме, отойти от РПЦ МП. Это может выразиться в спектре от "не поминания" Предстоятеля до полного разрыва и создания своей юрисдикции.

В то же время Собор не нужен нынешнему руководству РПЦ МП. По его мнению Собор нужно созывать для избрания Патриарха (и то, судя по последним высказываниям митрополита Кирилла о Поместном Соборе как дани демократии, это не обязательно). Патриарх есть – так зачем еще и Собор? Русская Церковь слишком долго в Синодальный период, а потом при Советах, жила без Соборов или проводя квази-соборы. Мне кажется, и с одной, и с другой стороны просто забыли, для чего они нужны. Поэтому одни так настойчиво требуют Собора, а другие так же настойчиво отпираются.

- А как Вы, со стороны, оцениваете назначение Дмитрия Медведева "преемником" Владимира Путина на посту президента России?

- Назначение "преемника" и его дружное, даже поспешное, одобрение Московской патриархией свидетельствует о подспудной тяге российского руководства к монархии в восточной, деспотической ее форме. Неважно, как она будет оформлена внешне – ведь и Рим после Цезаря еще несколько веков назывался "республикой". За этой тягой могут последовать самые невероятные сейчас вещи. Вполне возможно, что будущая Россия станет уже не "демократией", а римским имперским "принципатом", где кесарь по своему усмотрению усыновляет своего будущего преемника на престоле. Все это, в связке с вышеописанным взглядом на "священность" Российской державы, будет влиять на развитие общественных отношений в целом, и церковно-государственных в частности. Уверен, что теория про "Москву – Третий Рим" получит свое, не совсем ожидаемое сейчас, продолжение. Ведь уже сейчас Москва, в прямом и в переносном значении этого названия, напоминает "ветхий" Рим.

В дружном же одобрении выбора В. Путина со стороны Церкви ярко обозначился присущий нынешнему патриархийному руководству византийский сервилизм. Что отличает его даже от украинского епископата Московского патриархата, позволяющего себе, иногда довольно остро, критиковать собственного Президента и всю власть в целом.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-Сredo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования