Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Католический архиепископ-митрополит Минский и Могилевский ТАДЕУШ КОНДРУСЕВИЧ: "Католическая Церковь в Беларуси должна быть белорусской"


"Портал–Credo.Ru": Общественный статус католической Церкви в Беларуси существенно отличается от ее положения в России. Здесь католичество признается традиционной религией, что влечет соответствующие последствия, в том числе и возможность подписания конкордата, предусматривающего некоторые особые привилегии. Но стоят ли некоторые привилегии того, что ради них, в той или иной мере, фактически нарушается принцип равенства религий перед законом? И это, в свою очередь, довольно сомнительно в перспективе демократизации белорусского общества?

Архиепископ Тадеуш Кондрусевич: Конкордат подписан во многих странах, и никто не говорит, что это против демократии. И в Польше подписан, и в Италии, и в Германии, и во многих других странах. И как здесь, в Беларуси, подписано соглашение между государством и православной Церковью, так и в других странах существуют договоренности государства с другими конфессиями, как например в Польше. Мне это хорошо известно. Несколько месяцев тому назад в Москве был Предстоятель Польской Православной Церкви митрополит Савва (Грыцуняк) и он сказал на пресс-конференции, что православие в Польше не является главенствующей конфессией, но есть специальный договор между Польской Православной Церковью и государством, по которому они могут идти в школу, иметь свое телевидение, направлять капелланов в армию и многое другое. Я думаю, надо работать… Здесь есть большой опыт, ведь Церковь существует не 15-16 лет, как здесь, в Беларуси, послецерковного возрождения, а уже две тысячи лет. Это мировая практика, и никто не говорит, что это какое-то притеснение других.

– Но ведь привилегии могут иметь негативные последствия и для самих "привилегированных" конфессий. Я помню, в России Вы часто любили приводить слова апостола Павла: "Не знаете ли, что бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду? Так бегите, чтобы получить" (1Кор.9:24). Не приучают ли такие привилегии к тепличным условиям и не ведут ли к внутреннему расслаблению Церкви? Вообще, как Вы, в принципе, независимо от конкордата, оцениваете белорусский закон "О свободе совести…"?

– Каждый должен сам для себя поднимать планку. Это как спортсмен – если не будет поднимать планку, то и не прыгнет выше. Церковь должна тоже так действовать и верующих за собой вести. В отношении закона – я с ним еще не знаком. Но могу сказать, что идеален только Бог, и нельзя принять идеальный закон. Вот мы видим в Америке демократия, но и там поправки вносят каждый год. Так и каждый закон – жизнь диктует свои вопросы, и нужно на них отвечать. Нельзя надеяться, что вот сядут парламентарии и выдумают идеальный закон. Ну не может этого быть! Бог дал нам закон – десять заповедей. Но живет ли по ним человек?

– Мы сейчас видим в Беларуси определенный разрыв между деятельностью инициативных групп мирян и политикой католической иерархии. Подобный разрыв наблюдается, в частности, и в деле борьбы за возвращение костела святого Язепа в Минске. Высшая иерархия хранит молчание и, тем самым, как бы отмежевывается от действий активных мирянских групп и движений. Планируете ли Вы как-то ликвидировать этот разрыв? И пойдете ли Вы ради этого на охлаждение отношений с властями?

– Я буду стараться говорить о правах наших верующих. Я всегда о них и говорил, но надо при этом слушать и государство. Например, в костеле была фабрика. Выгнать сразу всех оттуда это даже против социальной доктрины католической Церкви. Люди имеют там работу. Поэтому нужно потихоньку, по частям. В Москве сейчас есть большой кафедральный костел, а когда-то он был поделен на четыре этажа. Сначала один этаж отдали, потом другой… Надо искать способы решения проблем.

Что касается обществ, то это богатство Церкви. Общества и движения необходимы, и в этом направлении нужно работать. Без этого мы не дойдем до человека, не донесем Евангелие до человека туда, где он есть. Священники, монахи и монахини до всех не дойдут. А человек там находится постоянно: работает на фабрике, учится в университете или школе. И если при этом он живет по Евангелию, то является живой страницей Евангелия, и многие люди через него читают это Евангелие. Поэтому такие светские формы очень нужны. Но надо смотреть – что это за движения, кто ими руководит, и как они действуют? Для этого и поставлены епископы.

– И еще один вопрос – о белорусском возрождении в католической Церкви. Мне приходилось слышать от некоторых людей в Москве, что Вы будто бы представитель "польской партии". Как Вы планируете действовать, учитывая, что в католической Церкви в Беларуси есть разные тенденции – и в сторону бóльшей белоруссизации, и в сторону сохранения католичества в качестве "польской Церкви"?

– Когда меня спрашивают, какой мой родной язык, я отвечаю – я христианин. И я хочу оставаться христианином для всех. И это при том, что мы должны строить белорусскую Церковь. Но там найдется место и для других, если вдруг найдется группа. Как ко мне в Москве, например, пришли студенты с обращением, под которым стояло 1600 подписей – хотим мессу на испанском языке. Я по всему свету искал священника, чтоб на испанском мог служить, и он из Испании должен был быть, чтобы и культура та же была. Так и здесь, могут появиться испанцы или африканцы, например. В Москве у меня были два африканца, кончили институты, работали инженерами, а пошли в семинарию. Африканцев же много – кто сможет с ними работать? И если появятся здесь желающие молиться по-русски, то тоже все возможно – все должно быть открыто. Конечно, учитывая, сколько их будет. Ну, а в принципе, как говорит апостол Павел, в Церкви нет ни эллина, ни иудея.

Но сейчас другой вопрос стоит. Мы говорим, что в Церкви много людей, но на самом деле их мало. Все меньше и меньше становится людей в костелах: и Европе все меньше, и меньше, и во всем мире. Нужно бороться за души людей. Ну а говорит человек на том или ином языке, то пусть говорит. Но – католическая Церковь в Беларуси должна быть белорусской.

Беседовал Александр Шрамко,
для "Портала–Credo.Ru",
Минск


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования