Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Глава католической архиепархии Божией Матери в Москве архиепископ-митрополит ТАДЕУШ КОНДРУСЕВИЧ: "С Православной Церковью нас сближает противостояние главному вызову наших дней - общему для нас вызову – секуляризму"


Интервью состоялось в марте 2007 года. Публикуется впервые

"Портал-Credo.Ru":  Как изменилось за эти годы положение Католической Церкви в России?

Архиепископ Тадеуш Кондрусевич: Весьма существенно.13 апреля 1991 года были восстановлены католические структуры в России. В то время на российской территории было всего лишь 10 приходов, а сегодня их уже более 500. Священников можно было пересчитать по пальцам, причем иные из них были старше 80 лет. Сегодня у нас 270 священников, из которых 30 россиян, 25 монахинь. В Москве действует католический институт святого Фомы, а в Санкт-Петербурге - семинария Девы Марии. Уже многие годы работает благотворительная организация "Каритас", есть католические издательства, выходит газета "Свет Евангелия" и работают радиостанции "Дар" в Москве и "Мария" в Санкт-Петербурге. В Новосибирске открылась предсеминария.

- Власть помогает?

- С властью у нас постоянный контакт, и я бы назвал его хорошим. Была проблема с визами, но Закон 2004 года ее разрешил.

- А в чем основная задача сегодняшней деятельности Католической Церкви в России?

- Главное – это подготовка священнослужителей. Разумеется, ведется и большая вероучительная работа среди мирян-католиков. И тут надо отметить, что сегодня все больше молодежи тянется к Церкви. На прошлогоднем новогоднем богослужении в костеле святого Людовика в Москве присутствовало не более 20 молодых людей, а на этот Новый год их было уже более ста человек. Очень важна работа с интеллигенцией, с творческими кругами, с масс-медиа. Проводится деятельность и в сфере благотворительности. Так, недавно я открывал Центр матери Терезы в Перми, что, кстати, весьма приветствовалось местными властями. Там будет оказываться помощь нищим, беспризорникам, бедствующим и социально необеспеченным людям.

- А каковы сегодня взаимоотношения с Православной Церковью? Не секрет, что звучат обвинения в прозелитизме, в симпатиях к греко-католикам?

- С Православной Церковью нас сближает, прежде, всего противостояние главному вызову наших дней - общему для нас вызову – секуляризму. У нас проходят постоянные встречи с деятелями Православной Церкви, причем не только с духовенством Московской патриархии, но есть контакты и со старообрядцами. Весьма представительная делегация Ватикана участвовала в работе межрелигиозного саммита в минувшем году в Москве. Глава ОВЦС МП митрополит Кирилл уже дважды встречался с Папой Бенедиктом XVI. Наши Церкви объединяют и взгляды на проблемы христианской нравственности, биоэтики, разумеется, общим является и примат мужского священства. Общее понимание есть и во взгляде не Евроконституцию, которая пока что демонстрирует, увы, сознательный отказ от христианских идей, которые должны быть положены в основу существования христианской цивилизации. Об этом говорил и столь видный политик и в прошлом президент Франции Валери Жискар д'Эстэн. Но, к сожалению, и его мнение осталось втуне.

Теперь, что касается прозелитизма. Католическая Церковь существовала в России, начиная с 12-го века. Существует она и сегодня. Конечно, католиков в России меньшинство, как это и было всегда. Но прозелитизм никак не является нашей задачей. Это удел сектантов, а не Церкви. Кстати, об этом и Папа Бенедикт XVI говорит в энциклике "Deus karitas est".

Проблема греко-католиков, конечно, есть, но в соседнем государстве, в Украине. В России же, где их уж самое подавляющее меньшинство, говорить на эту тему всерьез не имеет смысла.

- Каковы сейчас перспективы визита Папы в Россию? Об этом говорят уже далеко не первый год, но… В то время как понтифик вот уже побывал и в Турции, где католиков куда меньше, чем в России, и которая является еще и мусульманской страной - причем побывал после знаменитой регенсбургской речи, что вызвал шквал критики в исламской среде…

- Как Вы правильно сказали, это была речь, а не проповедь. Это была академическая речь. И, между прочим, когда я узнал об этом, то тотчас же связался с муфтием Равилем Гайнутдином, и мы нашли с ним взаимопонимание по этому вопросу – Папа ни в коем случае не оскорблял чувств верующих этим научным докладом. И не мог оскорбить.

Что же касается визита… Ну, а, может быть, католики в Росси еще недостойны? Да, разговоры идут. Да, покойный Папа, которого я хорошо знал, всегда с любовью говорил о России. Знаете, он даже аплодировал в своих покоях ансамблю Александрова. И лично я убежден, что такая встреча в определенное время состоится. Но она должна быть хорошо подготовлена. И вот тогда, как сказал митрополит Кирилл, она будет "дорогого стоить". Ибо у нас, у наших Церквей, есть общая ответственность перед человечеством и перед историей.

- Вы знакомы с нынешним Папой?

- Да, довольно давно и хорошо. Мы вместе участвовали в составлении катехизиса для российских католиков. Эта работа проводилась в 1995 году. И стоит заметить, что Патриарх Алексий II предоставил нам тогда православного консультанта для работы по переводу на русский язык. Вот еще один пример взаимодействия наших Церквей, не так ли?  Папа Бенедикт XVI – яркий богослов, тяготеющей более к учению святого Августина, чем к учению святого Фомы Аквинского. Папе принадлежит интереснейший труд в области биоэтики, он определял богословскую доктрину Ватикана и при покойном Папе.

- Возможно, что встреча между Папой и Патриархом, которая стала бы первой в мировой истории, могла бы стать и первым шагом на пути трагического разделения западных и восточных христиан, на пути преодоления схизмы 1054 года?

- Схизма – кровоточащая рана на мистическом теле Господа. Однажды я видел крест с трещиной посреди. И его расколовшиеся части соединяло лишь распятое тело Христово. Если бы не Оно… Воссоединение Церквей – дело Святого Духа, но мы – инструмент в этом деле. Да будут все едино – сказано в Писании. Для нас это единство должно быть в молитве.

- Повлияли ли в этом направлении решения Второго Ватиканского собора? Каковое вообще было его значение?

- Разумеется, в основе христианского вероучения всегда остаются 10 заповедей, Нагорная проповедь. Изменилось же после Второго Ватиканского собора многое. Церковь перестала быть крепостью в стане врагов и устремилась, как уединенный ковчег, в бушующее море. Церковь стала нести свою энергию в мир. Изменилось и отношение к конфессиям, которые уже воспринимаются не как схизматики, но как братья во Христе. Разумеется, были и те, кто не принял решения Собора – скажем, так называемые "лефевристы" - сторонники епископа Лефевра – возражавшие, например, против совершения литургии на национальных языках, хотя, разумеется, Собор не отменял совершения богослужений на традиционной латыни.

Словом, Церковь, в основе социального учения которой учение о справедливости, стала вести с миром диалог о спасении, стала говорить о стремлении к единству всех христиан - об этом же совсем недавно обращался в своей проповеди к верующим и Папа Бенедикт XVI. "Я призываю всех молиться, чтобы единство совершилось",  - сказал он.

- Однако реформы Собора не коснулись, скажем, целибата - обета безбрачия?

- У священников восточного обряда в католицизме – а таковой имеет 22 направления – брак дозволяется, в силу разных условий – национальных, климатических… Но тут я должен сказать, что неженатый священник способен, с моей, конечно, точки зрения, принести приходу больше пользы, чем состоящий в браке, - просто потому, что он будет больше уделять ему внимания. Ведь священство - не профессия. Священство – это призвание.

- Как конкретно Церковь может противостоять проявлениям секуляризма, как противостоять выступлениям Мадонны, демонстрации "Кода да Винчи"?..

- Безусловно, концерты Мадонны и подобные вещи - это кощунство против Церкви. Но противостоять Церковь может лишь на основе Евангелия. Всякое насилие исключено. А человек должен понять, что если он нарушает, то его не ждет ничего хорошего. Ведь, если вы нарушаете правила дорожного движения - вас ждет в лучшем, если так, конечно, можно выразиться, случае, – авария. Но может случиться и катастрофа.

- Проблема люстрации, которая была актуальна и в отношении Православной Церкви в России в 1992 году, откликнулась сейчас скандалом в Польше, в связи с обнародованием дела о сотрудничестве со спецслужбами архиепископа Станислава Вельгуса. Как вы относитесь к этому скандалу?

- Я думаю, что вообще люстрация - это скорее вред, чем польза. И, прежде всего, это на руку тем, кому выгодны политические игры. Но скажу и еще. Известен такой реальный случай. Одного молодого семинариста спросили, почему Петр был прощен, а Иуда - нет? И ответ был таков: "Иуда тоже был бы прощен, если бы повесился не на осине, а на шее у Христа". Ну, а конкретно - в Польше этой проблемой будет заниматься специальная комиссия из епископов Католической Церкви, которая и решит, есть ли вина монсеньора Вельгуса, и если есть - то какова она.

- Как проходит Ваше свободное время?

– Его всегда так мало… Но я люблю зимой встать на лыжи, летом активно поиграть в футбол. Так что даже 10 лет тому назад растянул сухожилие. Конечно, много читаю и работаю с Интернетом.

Беседовал Борис Режабек,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования