Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Глава Российского императорского дома Великая княгиня МАРИЯ ВЛАДИМИРОВНА: "Погребение "екатеринбургских останков" не стало актом покаяния, а породило новый раздрай. Печально, если так будет и сейчас"


Портал-Credo.Ru: В эти дни вашему отцу Великому князю Владимиру Кирилловичу исполнилось бы 90 лет. Каким он был человеком?

Великая княгиня Мария Владимировна: Для него существовали три высочайших ценности - православная вера, отношение к своему положению не как к привилегии, а как к служению, и любовь к России. А потому, оказавшись в годы Второй мировой войны в оккупации в Сен-Бриаке, он, невзирая на давление, так и не сделал прогерманское заявление, а лишь подписал обращение, в котором выразил надежду, что происходящие события приведут к освобождению его Родины и прекращению гонений на религию. Разумеется, он не мог уподобиться большевикам, которые в период I Мировой войны желали поражения России.

Также, используя связи с некоторыми немецкими офицерами, отец мог немного облегчить участь советских военнопленных, купить для них продукты, приобрести сладости для детей.

Уже после войны отец оказался в Испании, где и встретился с моей матерью – из грузинского царского рода Багратионов. Они поженились, а вскоре родилась и я.

- А с кем Вы были более близки - с отцом или с матерью?

- Родители дополняли друг друга. Но папа был по характеру мягче, в нем чувствовалась своеобразная тонкость, граничившая с беззащитностью, хотя он умел быть и твердым, и мужественным. Ну а мама – просто энергичный и волевой человек.

- В 1992 году Вы впервые приехали в Россию в связи с грустным событием – похоронами Вашего отца в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга. А спустя шесть лет там же погребали останки других ваших предков - членов царской семьи, расстрелянной в Екатеринбурге в 1918 году. Почему Вы не признаете их подлинными, и что думаете о новой находке – обнаруженных только что в Екатеринбурге костях царевича Алексея и великой княжны Марии?

- Говорить о последней находке просто еще рано. Посмотрим, как будет проведена экспертиза, насколько гласными – общенародными - станут ее выводы, будет ли учитываться мнение РПЦ МП, а также и наше мнение. Ничего этого не было в 1998 году, когда не учитывались позиции оппонентов официальной Госкомиссии, причем как русских, так и зарубежных, не прислушивались к выводам и русской комиссии, работавшей в эмиграции. Вот потому мы их и не признаем. И не только мы, но и РПЦ, и многие люди, как на родине, так и в зарубежье. Кроме того, погребение "екатеринбургских останков" не стало актом покаяния, моментом примирения между людьми, о чем так много говорилось, а, напротив, породило в известном смысле новый раздрай.

- Да, тогда надо было успеть к 70-летию расстрела…

- Печально, если это было действительно так, и если и сейчас всего лишь торопятся к очередной дате, чтобы уж теперь совсем окончательно закрыть эту трагическую страницу нашей истории.

- Исключаете ли Вы версию о том, что история с новыми останками инициирована для того, чтобы Генпрокуратура могла теперь закрыть тему с признанием царской семьи жертвами политических репрессий?

- Решение Генеральной прокуратуры об отказе в реабилитации судом уже признано незаконным. Правда, суд предпочел уклониться от решения главного вопроса – самой реабилитации. То есть признал, что решение прокуратуры незаконно, но не стал исправлять беззаконие. Поэтому впереди у нас трудный путь, однако, я думаю, что историю с останками все же не стали бы затевать исключительно ради того, чтобы как-то повлиять на ход процесса, связанного с реабилитацией. Однако, возможно, что одно может влиять на другое.

- Вас упрекают в том, что Вы инициировали процесс реабилитации ради того, чтобы получить имущество Романовых...

- Если бы я хотела на что-то претендовать, я давно могла бы это сделать. Вне связи с реабилитацией царской семьи. Но я уже заявляла, что считаю реституцию опасной для гражданского мира в России и выступаю против неё. А связывать имущественные вопросы с делом реабилитации святых царственных мучеников и вовсе было бы кощунственно.

И потом, почему чьи-то нелепые подозрения мешают применению закона? В цивилизованном государстве закон должен действовать в любом случае, невзирая на чьи-то фантазии.

Беседовал Алексей Феоктистов,
для "Портала-Credo.Ru"

 Фото с сайта: gzt.ru


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования