Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Член Комитета действия Всероссийского гражданского конгресса журналист МИХАИЛ СИТНИКОВ: "Дни памяти жертв несправедливости начинают восприниматься не формально, а осознанно. Самая "традиционная" конфессия, правда, остается в стороне"


Портал–Credo.Ru: В воскресенье, 17 декабря, в Москве состоялся траурный митинг, вначале задуманный как "Траурный марш" памяти убитых журналистов, который был запрещен властями. Поделитесь своими впечатлениями от этой акции. Почему, по Вашему мнению, помянуть убитых не пришел ни один священнослужитель?

Михаил Ситников: В Новопушкинском сквере на Тверской, где часто проходят разного рода общественные и политические акции, это воскресенье выдалось необычно тихим. На сей раз здесь собрались люди, не утратившие чувства уважения к себе и друг к другу, чтобы отдать дань памяти более чем двум сотням российских журналистов, убитых в последние годы за честное выполнение своего долга.

Кроме коллег-журналистов, правозащитников, друзей и родственников погибших, среди участников этой печальной акции можно было встретить самых неожиданных, казалось бы, людей - ученых, политиков, актеров, литераторов и даже далеких от российских общественно-политических бурь иностранцев. Правда, не было ни одного священнослужителя. Впрочем, при нынешнем состоянии самой "традиционной" российской конфессии это было даже неплохо. Во всяком случае, это выглядело гораздо честней, чем случается зачастую. Ведь, когда ты равнодушен к странной закономерности, при которой журналистов планомерно и безнаказанно убивают за правду, то делать вид, что скорбишь со всеми, было бы как-то и вовсе недостойно.

– Но и сама форма митинга была не совсем обычной?

Да, в обычном понимании митинга и не было. По очереди несколько участников митинга читали список погибших журналистов. Это продлилось довольно долго. Но, странное дело: казалось бы, прошло ведь более-менее значительное время со дня смерти большинства жертв нынешнего режима, но люди вслушивались в перечень, не отвлекаясь на разговоры между собой. Разве, что перекидывались иногда короткими тихими репликами, или молча, лишь кивком приветствовали приходящих знакомых.

– О чем Вы сами думали во время этого грустного мартиролога?

– Все это совершенно неожиданно заставило вспомнить о такой довольно очевидной сегодня вещи, что дни памяти снова начинают восприниматься россиянами не формально, а осознанно. Когда-то, в самом начале 90-х, такое же прояснение общества с возвратом к слышанию собственной совести уже происходило. Но тогда кто-то стремился обрести, а кто-то подтвердить для себя веру в будущее России. Возвращение к памяти о своих соотечественниках, положивших когда-то жизни ради нашего блага, было естественным и эмоциональным.

Но сегодня все совсем иначе, потому что "вторая волна" подобного осознания приходится на ту пору, когда мы почти окончательно разуверились во всем, включая сомнительные хранилища эрзаца духовности, обернувшиеся своим банальным меркантильным обличьем. Эта "волна" пришлась не на пору подъема, а на время разочарований, что в некотором роде можно считать даже положительным. Ведь, получается, что россияне оказались готовы изменить своей устойчивой традиции и упредить "жареного петуха", не дожидаясь, когда тот клюнет самым роковым образом.

Вообще, способность с сознательным уважением обращаться к памяти тех погибших журналистов, кто в силу своего усердия оказывались носителями нравственных ценностей, это неотъемлемое свойство сознательных людей и разумного общества. Приблизительно это мы наблюдаем сегодня, когда, казалось бы, поруганное и затоптанное правдивое слово планомерно истребляемых российских глашатаев правды готово принести свои плоды. Когда все то, ради чего журналисты шли на осознанный риск, дойдет, наконец, до адресата в полной мере.

Это – и драма, и откровение. И естественный закон жизни, в которой голос Бога – нравственный закон и сокрытое в нас богоподобие, – несмотря на свое тихое звучание и неброскость, побеждают морок кажущегося всесилия и выгодности зла.

Все это вовсе не значит внезапного и чудесного исчезновения тяжкого наследия многовекового холопства и следствий общенационального греха перед Богом, историей и потомками. Лицемерие, поставленная во главу угла косность, "достижение блага" огнем и мечом, надругательство над верой и своей землей обязательно требуют нелицеприятного осознания, покаяния и искупления. И такие дни памяти, как прошедший на этот раз в Новопушкинском сквере, укрепляют надежду на то, мы все же приближаемся к этой справедливой развязке.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования