Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Профессор, доктор исторических наук АЛЕКСЕЙ МАЛАШЕНКО: "Для Турции сейчас самой катастрофической ситуацией было бы, если бы сейчас, как в 1950-е гг., исламистов начали бы давить"


Алексей Всеволодович, как Вы считаете, возможна ли дальнейшая исламизация Турции и как вообще Вы рассматриваете последние события там, победу Партии справедливости и развития?

– То, что сделал Ататюрк – это скорее исключение, чем правило. Ататюрк – человек, который обогнал свое время по тем или иным причинам, но обогнал его лет на 200. Все эти процессы в Турции, которые мы сейчас наблюдаем, они очень давно идут, их всегда подавляли военные и первый приход к власти Эрбакана после победы на выборах декабря 1995 г., и то, что мы видим сейчас – это все вполне естественно, вполне нормально. В каждом мусульманском государстве есть радикальное направление в идеологии и политике, в Турции оно всегда было подавлено, а сейчас оно постепенно нарастает. Конечно, будут огромные проблемы с вступлением Турции в ЕС: уже бывший президент Франции Валери Жискар д, Эстен говорил, что турок нельзя пускать в Европу, такой мусульманский анклав. Во всяком случае, с моей точки зрения, это действительно большая проблема для Европы, потому что когда Турция станет полноценным членом, по населению это будет после Германии (82 млн. жителей) вторая европейская страна (70 млн.). Я считаю, турецкий фактор в принципе недооценивается европейцами и многими другими. И потом, я не всегда люблю аналогии, но поневоле можно сравнить Турцию с Алжиром, где всегда говорили о социализме и французской культуре и поэтому у них радикального ислама быть не может… И давайте вспомним Иран, тоже достаточно европеизированная верхушка, белая революция, провалившаяся, и Хомейни в итоге… Я считаю, что в отношении ислама Турцию ожидают достаточно большие события. Тенденция радикального ислама в политической жизни и в общественной будет сильна всегда, другое дело, чтобы она не переходила определенные границы.

Партии справедливости и развития вряд ли будет эти границы переходить. Могут ли на смену этой партии придти более радикальные исламисты?

– Многое зависит от того, как вообще будет складываться ситуация в регионе, каким образом будет решаться курдский вопрос, что будет с Ираком – во всяком случае я такой ход развития событий пока что не исключаю. Не обязательно это произойдет завтра или послезавтра, но вообще такой ход событий исключать нельзя.

Вообще, считаете ли Вы Партию справедливости и развития исламистской?

– Это долгий разговор относительно того, что такое исламизм и что такое фундаментализм, но, с моей точки зрения, любая партия, которая в своей идеологии и политической практике устойчиво апеллирует к исламу и подчеркивает единство религии и политики, а эта партия это делала всегда, она может быть отнесена к исламистским партиям.

Возможна ли радикализация самой этой партии?

– Как и в отношении любой партии, это зависит от очень конкретных причин. Все-таки в основе радикализации ислама на сегодняшний день лежит не богословская полемика, а решение конкретных социальных проблем, от того, как они будут решаться будет зависеть уровень радикализма. Это достаточно примитивно звучит, но так оно и есть на самом деле. Экономическое положение Турции более чем непростое, и со вступлением в Европу там появится еще больше проблем, поэтому вполне можно ожидать там такого развития событий.

Вы упомянули о курдской проблеме, но насколько я понимаю, в отношении исламистов еще меньше шансов, что они дадут хотя бы какую-нибудь автономию курдам…

– То-то и оно, а у курдов сейчас появляются определенные надежды. Курдский вопрос – вопрос XXI века, по своей остроте он чем-то будет напоминать палестинский вопрос, и тут возможны любые карты, в том числе исламистские. Я, например, знаю, что за иракских курдов сейчас идет борьба.

Между кем и кем борьба?

– Американцы, Саддам Хусейн, иракские исламисты, причем и те, которые за Хусейна и те, которые против. В общем, когда Саддам уйдет…

А Вы уверены, что он уйдет?

– Ну когда-нибудь же он уйдет… Во всяком случае на месте Саддама я пока там никого не вижу. А любой временный военно-революционный или конструктивный совет – это будет маразм…

Если Турция будет исламизироваться, как-то это повлияет на развитие ситуации в России?

– Безусловно. И будет влиять в худшую сторону, потому что на сегодняшний день и на протяжении последнего десятилетия турки категорически выступали против радикализации ислама на Северном Кавказе. Более того, этот самый Диянет (Министерство по делам религий Турции) всячески подчеркивал, что он против фундаментализма и ваххабизма в Дагестане. И все те официальные турецкие деньги, которые в российский ислам вложены, они в значительной степени направлены на борьбу с ваххабитами и прочими радикалами. Если будет дан обратный ход, если будет радикализация, то турки, которые достаточно авторитетны, в конце концов, самая крупная российская мечеть в Махачкале построена на турецкие деньги, у российского ислама тоже может появится совсем другой цвет.

Насколько я знаю, несмотря на то, что посол Турции заявляет, что религия – второстепенное направление внешней политики, Диянет сотрудничал практически со всеми муфтиями России, даже с теми, кто между собой не ладят, турки умудряются со всеми муфтиями найти общий язык…

– Это отдельная песня: и в Уфе турки построили "Ля-ля Тюльпан", в Казани – 30-40% финансирования мечети "Кул-Шариф". В данном случае я про Северный Кавказ могу сказать, что там турки категорически против саудитов.

То есть, во многом сейчас турецкие деньги сдерживают радикализацию российского ислама, к которой его подталкивают саудовские и иранские деньги…

– Я бы так сказал: как минимум турецкие деньги не способствуют радикализации ислама по всей России, как минимум эти деньги направлены, конкретно на Северном Кавказе и еще более конкретно в Дагестане, против этого дела. Тут есть какие-то минусы, все-таки это иностранные деньги, но нынешняя Турция "любит" бен Ладена еще больше, чем Путина. Они боятся бен Ладена еще больше, чем мы здесь. Для них бен Ладен и ультрарадикалы еще куда страшнее, чем для нас.

Пока перемены влияния на Россию нет, но может быть?

– У нас сейчас любят прогнозы. Но для Турции сейчас самой катастрофической ситуацией было бы, если бы сейчас, как в 1950-е гг. Партию справедливости и развития начали бы давить, и возникла бы ответная реакция. Тогда бы Турция могла получить исламизацию по полной программе.Но там умные ребята, думаю до этого не дойдет.

 Беседовал Михаил Тульский, Портал-Credo.Ru

[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования