Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Художник АЛЕКСАНДР КОСОЛАПОВ: "Уничтожить картину - это в практическом смысле так же, как убить человека"


Художник Александр КОСОЛАПОВ, автор двух работ, уничтоженных православными вандалами и картины, снятой недавно из-за письма православных верующих с выставки "Русский поп-арт"

Портал-Credo: Вы - единственный художник, две работы которого были последовательно уничтожены вандалами - "Моя кровь / This Is My Blood" на выставке "Осторожно, религия!" и "Моя плоть / This Is My Body"на выставке "Арт-Москва" в Центральном доме художника. Теперь Вашу картину "Икона-икра" на выставке "Русский поп-арт" сняли по распоряжению директора Третьяковской галереи В. Родионова после письма православных верующих. В чем причина особой неприязни именно к Вам?

Александр Косолапов: Вопрос не в том, как мне говорят, что я нападаю как бы на верующих. Я говорю: "А кто будет защищать мои права – права неверующего человека?" Можно ли подвести под какой-то один регламент то, что у каждого есть свое право на самовыражение? Есть выделенное регламентированное пространство для выражения своих прав или чувств. Одно дело – храм, другое – галерея. Я выставляю свои работы в галерее, вот и все. И о чем разговор? Это неважно: разрушают работу художника или сажают миллионера в тюрьму. Важно присутствие неправосудия или отсутствие правовых норм. Это вопиюще - и никаких других разговоров тут быть не может.

– Планируете ли Вы привлечь вандалов к ответственности?

– Это не моя обязанность, поскольку эта работа - "Моя плоть" - принадлежала Галерее Гельмана. Если бы это была моя работа, я подал бы в суд, в гражданский суд.

Что говорят о происходящем в Америке?

"Нью-Йорк таймс" в этом году освещала только два события - суд над Ходорковским и суд над Музеем Сахарова. Это достаточно значимый критерий к вопросу о понимании и перспективах этой страны. Поскольку в обоих случаях вопрос касался правовых норм. По всей видимости, они отсутствуют, и "Нью-Йорк таймс" пыталась привлечь внимание именно к этому. Да, кстати, еще один момент. Россия вошла в пятерку стран, которые опасны для журналистов - следующей после Шри-Ланки. Какие еще критерии можно налагать? По-моему, никаких.

Есть такое выражение: "Где нет свободы, там нет любви", - это, по-моему, Гете сказал. Свобода - это правовые нормы; по-моему, нет и искусства, если нет правовых норм.

Вернемся еще раз к двум уничтоженным работам. На мой взгляд, обе не были рассчитаны на аудиторию православных россиян. Вы живете в Америке, и в них подвергается осмеянию именно американская реклама, наличествует отсылка к таким фетишам американского быта, как Coca-Cola и McDonalds. Что же могло стать причиной ненависти именно к этим работам?

Проблема не в американской рекламе, а в философском диспуте: какие проблемы стоят перед обществом - консюмеризм, потребление. Это один из аспектов. Вопросы веры постоянно колеблются, потому что Америка сегодня тоже безумная страна, такая чернушная, особенно с нашим президентом. Но все-таки был прецедент на бруклинской выставке "Sensation", когда мэр Нью-Йорка Джулиани после разрушения одной из работ выступил с заявлением - это была такая попытка влиять на цензуру путем власти. Бруклинский музей выиграл через суд это дело, когда было доказано, что ни мэр города, ни президент не может вторгаться в зону, в которой он нелегитимен. Недопустимо нелегитимное, то есть не-правовое отношение. Есть правовые зоны, и галерея - это правовая зона. Потому что общество достаточно цивилизованно, чтобы объявить искусство зоной искусства. И весь разговор.

А в России зоны искусства еще нет. Ее просто нет, потому общество еще не доросло до легитимного принятия того, что, вот, существует зона искусства. Это или атавизм, или общество не доросло до некоторых критериев - а может, и не дорастет. Проблема не в том, чтобы написать на билете "Территория искусства", а в том, что анонимное принятие общества может быть настолько развито, что оно понимает, что в зоне искусства можно выражать все.

В музее Д'Арси в Париже есть картина Курбе "Женщина с раздвинутыми ногами", которая обозначает "начало всех начал". И там такая якобы порнографическая картина, что стоят и отгоняют молодых людей: если тебе за 40, то ты можешь смотреть на женщин с раздвинутыми ногами, а нет – так отгоняют. Ну, не водите детей в музеи тогда. Искусство – потому и искусство, что у него есть право выбирать любые метафоры, в том числе и матерные, и "ж…", и "х…". Это не "ж…" и "х…", это форма выражения, которую выбирает в данном случает художник... Можно сказать, что это общество недостаточно развито, или американское общество недостаточно развито, если оно эти вопросы до сих пор дискутирует.

В наше время феноменальное количество сект, феноменальное количество выражений, градаций человеческого волеизъявления, в том числе и религиозных. Сейчас в Америке очень успешно прошел фильм, где устами девочки рассказывается, как она участвовала в убийстве доктора, который делал аборты. Проблема в том, что цивилизация - в отличие от не-цивилизации - это завоевание некоторых критериев, когда власть большинства уважает права меньшинства. Мы готовы спорить о них, но на легитимных полях. Мы не можем применять разгром и физическое уничтожение. Уничтожить картину - это в практическом смысле так же, как убить человека, убить врача, который делает аборты.

Беседовал Валерий Никольский,
для "Портала–
Credo.Ru".
Фото: http://www.sotsart.com/


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования