Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Артист эстрады СВЯТОСЛАВ ЕЩЕНКО: "Чем больше православие будет возмущаться присутствием инакомыслящих, тем более оно будет терять свой авторитет и свою паству"


Под таким заголовком в газете "Культура"(№ 29 28.07 – 03.08) опубликовано сильно сокращенное интервью с известным комиком Святославом Ещенко. Суть, разумеется, не в том, что наша страна - это зоопарк или дикая саванна. Вопросы религиозности нашего сознания, поднятые в нем, и очевидны - в силу привычности, и крайне болезненны - в силу нашей инертности. В этом смысле, избитые разговоры о "традиционности" религий, поиске различий между свободой творчества и верой, между искусством и пошлостью, между религией и властью никогда вполне могут звучать в жанре юмора и сатиры. Хоть это, согласитесь, и не совсем смешно. О неисчерпанности темы рассказывается в "полнометражном" варианте интервью, который публикуется только на "Портале-Credo.Ru".

Корреспондент: Святослав, ты один из немногих, кто в своей сатире прибегает к религиозной теме. В цене сейчас пародии на известных персон или осмеяние сексуальной распущенности. Как, по-твоему, почему юмористы игнорируют религию? Из нежелания ссориться с авангардом новой идеологии? Особенно после шумихи вокруг экспозиции "Осторожно, религия!"?

Святослав Ещенко: Не думаю, что юмористы пасуют перед церковной элитой, проникающей во власть. На самом деле, шут ничего не боится и будет смеяться даже на костре. Скорее всего, непопулярность религиозной темы у артистов вызвана нежеланием говорить о том, чего не знаешь. Ведь чтобы увидеть в религии интересное, нужно знать, что это такое. Слишком тонка грань между полезной сатирой и оскорблением чувств верующего. Мне лично эта тема представляется куда более интересной, нежели утвердившаяся на эстраде мода на то, что ниже пояса. В последние годы наша многонациональная и поликонфессиональная страна фантастически быстро окрасилась в черно-белый цвет. Просто зебра какая-то!

– А не отражает ли эту пестроту культур и национальностей деление религий по признаку "традиционности"?

– А как религия вообще может быть связана с национальностью? Вот до чего довели пиарщики, внушающие послушно-равнодушному электорату мысль о том, что русский означает непременно православный, калмык - буддист, еврей - иудей, а татарин - мусульманин. Неужели этому учили Иисус или Магомет?

Возьмем, к примеру, расхожее понятие "лицо кавказской национальности". "Лицо"-то может быть и мусульманским, и христианским. Иисус призывал любить всех, не разделяя по национальному признаку.

Впрочем, наш милиционер тоже не лыком шит. Он тоже почти не разделяет. Для него все "небелые" суть "лица кавказской национальности". Однако, если у этого "лица" имеются денежки, то оно автоматически переходит в разряд "новых русских".

– Ну, пока-то граждане бывшей единой родины вполне понимают друг друга, несмотря на кулуарные разработки политтехнологов...

– Да, люди пока еще не утратили способность понимать друг друга, несмотря на массированное зомбирование. Заходит как-то в ресторан "кавнацлицо" и кладет на пианино деньги: "Дарагой, сделай мине пэсню про ката!" Ну, музыканты - ребята бывалые - сразу смекнули, что к чему, да и запели: "Жил да был черный кот за углом...". "Нэ! - останавливает их гость. И напевает: "Ката миня ты пазавешь!" Видите, менталитеты разные, а ведь поняли друга друга!

– А как все же насчет дилеммы "традиционность-нетрадиционность"; ее можно рассматривать под разным углом зрения...

– Лучше руководствоваться правилом: зри в корень. По сути, традиционная религия - эта та, которая не искажает учение своего основателя. А у нас понимание традиционности упирается в то, сколько лет та или иная религия известна здесь. Ну, тогда давайте возьмем древние славянские культы - они ведь куда "традиционнее" Русской Православной Церкви!

– В чем же "истина"?

– Есть вещи чисто религиозные, а есть наносные. Религия в миру неизбежно окрашивается в разные цвета, соответствующие партийным гербам и парламентским фракциям. Как человек с религиозным опытом, изучавший все главные священные писания мира - а начал я это делать с восьмого класса школы родного города Воронежа еще в советское время, - могу сказать, что Бог един и любые перегородки между религиями - это лишь отход от Него. Ни к чему хорошему это не приводит.

Религия - это слово Божие и следование священным писаниям. А священные писания пишутся со слов проповедников, которых посылает Бог. И Господь не делает оговорок: "Ты, дескать, такой-то национальности, а вот он - другой". Или: "Ты проповедуй только тем, а ты - только этим".

– У твоих персонажей неизменно слышится кавказский акцент. Не вклад ли это в формирование образа "врага"?

– На мусульман сейчас навешен ярлык терроризма. Может быть, в этом виноваты артисты? А не стоит ли за этим все тот же черный пиар и искусный политтехнолог? Но меня больше удручает причастность к навешиванию ярлыков некоторых наших православных деятелей. Я был свидетелем митинга против строительства храма Кришны в Москве год назад, видел озлобленных людей, державших в руках какие-то фашистские лозунги, и среди них, увы, мелькали священники в рясах. Меня удивили и огорчили ихяростные выпады в адрес религиозного меньшинства. Слышались даже призывы к физической расправе! И все это только оттого, что кришнаиты получили, наконец, возможность построить свой молельный дом взамен снесенного. Решительно заявляю, что вот такие православные священники как раз и нетрадиционны. Они лишь прикрываются Христом, потому что это дает им господство, достаток и прочее. Чем больше православие будет возмущаться присутствием инакомыслящих, тем более оно будет терять свой авторитет и свою паству.

Христианство обладает величайшими ценностями. Но чтобы "заблудшие овцы" как-то постигали мудрость учения Христа, Церковь должна разъяснять это учение. Зачем гробить время на какие-то митинги? Зачем терзать Госдуму, нашептывать доверчивой городской власти, что всех остальных нужно убрать и все застроить православными храмами? Не спорю, замечательно, когда люди заходят в церковь и видят образ Иисуса. Но если они при этом столкнуться с враждебностью ко всем и вся, то отвернутся и уйдут.

– Но, видимо, православие позволит преодолеть кризис морали в нашем обществе?

– Вопрос надо ставить иначе - а именно: хотим ли мы жить как цивилизованные люди? Хотим ли мы, чтобы матери убивали нерожденных, а родившиеся - своих родителей и т.п.? Вот артисты шутят: "По данным социологов, половина мальчиков в школе мечтают быть киллерами, а две трети девочек - валютными проститутками". Процент, конечно, явно завышен, но все равно грустно. Худо и то, что не стало элементарной культуры поведения и уважения друг к другу. А ведь было же когда-то! Было да прошло. Из всей русской традиции осталась только водка. Вместо баяна в руках - бананы в ушах.

Наше время - эпоха ложных ценностей. За любовь принимают соитие. Уже дети знают, что "любовь" - это модно, что этим можно "заниматься" чуть ли не со школьной скамьи и что семья - это обуза. Семейные традиции, которые раньше были тесно связаны с религиозными, уже давно разрушены до основанья. А откуда взяться нравственному воспитанию?

Откуда, кстати, взяться патриотизму? Только и слышишь из уст радикалов: "Мы - русские, православные!" А это, между прочим, пугает евреев и обижает мусульман. У нас все равно страна многонациональная. Поэтому в школах нужно изучать не только православие, но также заветы Магомета, Будды, Кришны и других. Не надо бояться, что народ валом повалит на Валаам или рассядется в позе лотоса по пещерам Гималаев. Зато у детей наших будет меньше шансов стать бандитом или проституткой. Люди-то, слово Божие передававшие, были, надо полагать, далеко не глупыми.

– Чтобы судить о религии, нужно иметь личный опыт проникновения в традицию. Лично я не отважусь спорить с православным о православии.

– А я, между прочим, - в православии рожденный. Говорят, что в течение первых четырех лет был просто ангельским мальчиком. Мама был святой женщиной, целомудренной женой. Она-то и назвала меня Святославом. Вынашивая меня, она, по ее словам, слышала голос, который просил назвать сына Святославом. А бабушка была дочерью известного в свое время дворянина - офицера Владимира Плахотниченко. Один из его прямых предков был видным атаманом донского казачества, другой - предводителем дворянства в Воронеже. Как всякий не помнящий родства Иван помню только его фамилию - Алексин. Каюсь, не расспросил в свое время бабушку. Я с детства видел, как бабушка молилась на икону. Это была чудотворная икона Божией Матери, специально писанная для нашегорода. Эта икона спасала в бою всех военных и ограждала от армии всех штатских. Никто из моих предков, которым довелось воевать, не погиб на войне. И ни я, ни мой отец не служили в армии. И хорошо - мы оба веселые слишком, а армии нужен серьез. Артистов лучше приглашать со стороны.

Когда мне было всего пять лет, бабушка велела мне зазубрить "Отче наш", "Песнь Пресвятой Богородице", "Молитву Ангелу-Хранителю", "Святый Боже, Святый Крепкий". Я повторял все это на ночь, чтоб Господь хранил. Кстати, бабушка ту фамильную икону прятала, потому что папа был членом партии. В свои 27 лет он стал худруком Воронежской филармонии. Узнай партийная верхушка, что он верит в Бога и даже тайком ходит в церковь, его бы выгнали с работы.

– То есть, вера в Бога пришла к тебе через гены?

– И да, и нет. Мои духовные университеты проходили в эру застоя, когда большинство верило, что Бога нет. В школе над теми, кто говорил о "Боженьке" всерьез, просто смеялись. То, что бабушка убедила меня в существовании Бога, было ее великим подвигом. Поначалу я тоже смеялся. Я говорил своему дяде: "Бабушка Оля и бабушка Лиза - такие смешные. В Бога верят!" А дядя, сын этой "бабушки Лизы", сестры моей бабушки Оли, неожиданно парировал: "А почему ты считаешь, что бабушки, которые старше нас и умнее, думают неправильно?" Мне такая мысль показалась крамольной. Ведь раз наши ученые и партийные вожди сказали, что Бога нет, значит так оно и есть!

Но однажды я просто впервые по-настоящему увидел снежинку и понял, что никто, кроме Бога, не может такого сделать. Я был еще маленький, но как-то сразу уверился, что там наверху - совершенный Мастер, Который делает снежинки. Я сказал самому себе: "Дураки эти ученые! Говорят, что Бога нет! А ведь можно хотя бы предположить, что Он есть".

Не удержусь от анекдотца советских времен. Училка объявляет: "Дети, Бога нет! Давайте все вместе покажем Ему дулю". Детишки обрадовались веселому уроку, один лишь мудрый Вовочка усомнился: "Мариванна, если Бога нет, то кому мы будем показывать дулю? А если есть, то, может, не спешить с дулей-то?"

– Так или иначе, времена наступили иные. Начальству уже не нужно ходить в церковь тайком. Скорее, теперь другая крайность...

– Мне нравится высказывание Задорнова о том, что талантливый человек идет работать по таланту, человек бесталанный подвизается чинушей, а если у него еще и совести нет, то он подается в политики. Мир, конечно, не без честных людей, но честных политиков можно пересчитать по пальцам. Остальные - это те, кто не хочет работать и живет на деньги своих избирателей. По сути, они ведут паразитический образ жизни - не сеют, не жнут и голодными не остаются. Но если о птицах Божиих заботится Господь, то о политиках, похоже, сатана. Имиджмейкер подсказывает политику: "Вы должны быть православным", и тот, хоть ни во что не верит, тотчас расправляет грудь: "Я - православный".

Я ловил многих политиков на десяти заповедях. Ни один из моих собеседников не запомнил все. Да и как помнить-то, ведь "не убий и не укради" - это архисложная вещь для политика. А уж самую главную заповедь Христа и вовсе не знают: "Возлюби Господа своего всем сердцем и всем помышлением своим". Между прочим, именно этим Иисус ответил на вопрос о Своем учении, и только потом - более знаменитым: "Возлюби ближнего своего, как самого себя". То есть в традиции Иисуса Христа нужно, прежде всего, Бога возлюбить. А как это сделать, будучи злым, завистливым и жадным, боящимся, что другая религия заберет твою паству? Как можно при этом любить Бога и ближнего своего?

– Но разве "подсвечники" не очищаются, приходя в церковь?

– Да, возможно, огонь свеч пасхального богослужения и очищает этих людей от каких-то грехов, но лишь в том случае, если Христос приходит на это богослужение. И тут уж нет гарантии. Ведь можно построить храм до небес, можно по-оперному пропеть акафист. Но если цель у людей не духовная, если она находится в сфере капитала или "политбонусов", то все напрасно.

Знаете притчу о том, как "новый русский" в ад попал? Черти тащат его, а он упирается, вопит: "Вы чё, озверели?! Да меня в рай надо! Я 500 баксов на храм пожертвовал!". Черти возражают: "Какой рай? Да у нас на тебя вон какое досье!" Грешник парирует: "Мне батюшка все грехи отпустил и рай обещал". Черти на всякий случай звонят владыке ада: "Владыко, тут у нас такой-то и такой-то ...". "Как же, как же - знаю его, - листает тот свой гроссбух. - Негодяй отпетый: махинации, сутенерство, наркоторговля, рэкет и протчая, и протчая... Немедля в котел его!" "Но загвоздка в том, что ему батюшка отпустил все грехи за 500 долларов!" Владыка ада подумал секунду-другую и решил: "Да отдайте ему его 500 баксов, и на сковородку!". Я рассказал сей анекдот одному из наших православных иерархов (не буду называть его имени). Он рассмеялся от души: "Да, 500 баксов можно и вернуть".

– А как воспринимают такие твои шутки верующие?

– По-разному. В меру своей духовной зрелости. Да я и не одинок в подобных шутках. Помните, Задорнов рассказывал, как он в пост увидел священника с поросенком на вилке. "Позвольте, батюшка, у России же сейчас пост". "Храни ее Господь!" - ответствовал священник и перекрестил Задорнова поросенком на вилке.

Я знаю эту жизнь. В своем родном Воронеже сам пел в церковном хоре. Меня часто приглашали на церковно-светские рауты. Однажды, когда при мне один батюшка ел свинину в пост, я задал ему точно тот же вопрос, что и Задорнов. Знаете, что ответил святой отец? "Господи, благослови порося в карася!" Очевидно, реинкарнация состоялась, потому что, перекрестив хрюна, священник отправил его в рот - рыбу же в пост можно.

Есть и другие примеры. Как-то к моему знакомому священнику заявились братки: "Хотим-де окреститься!" Ребята плечистые да с распальцовками. Но батюшка не стал лебезить: "Это, дескать, для меня большая честь, что вы пришли. Тотчас и окрестимся!" Нет, он их строго спрашивает: "А почему вы решили именно в православие?" "Мы же русские!" - восклицают те. Но священник говорит: "Крестят тех, кто знает учение Христа и следует Его заповедям". Братки из заповедей ничего вспомнить не смогли. Тогда батюшка им посоветовал: "Вы приходите-ка в церковь к нам по вторникам и, скажем, по четвергам. Я вам расскажу об учении Христа". "Ну, нет! - возмутились гости. - Думаешь, у нас времени навалом? Покрести - мы заплатим, сколько скажешь!" А мой батюшка возражает: "Я не крещу тех, кто не собирается следовать заповедям и узнавать об учении Христа. С вашим подходом вам нужно вон туда - в соседний храм". Делать нечего, братва пошла к другому священнику и...покрестилась без проблем. Кстати, оба храма принадлежат к одной и той же епархии.

У этого моего знакомого священника я и спросил, не обижается ли он на мою сатиру, и он ответил, что не обижается. Ведь высмеивается пагубное в духовенстве. "А что же тут такого? - сказал он. - Я - столб, на Бога указующий, а столбы-то подгнивать могут". Я лично считаю служением Богу высмеивать тех, в ком проступает религиозный экстремизм. Но если над самой религией издеваются, то это уже недопустимо.

– Как ты оцениваешь состояние у нас того жанра, в котором работаешь?

– Юмор заметно деградирует, чего греха таить. Если раньше смеялись тонкой иронии, даже английский юмор понимали, то ныне - подавай сальные шутки. Я думаю, эту ситуацию нужно переломить. Должна быть какая-то новая эстетика. Однако новой формулы смеха еще не нашел. Может быть, как раз наследию мастеров прошлого нужно внимательнее изучить. Возьмем, например, одного из популярных американских комиков Джона Беллуши. Он потрясающе кривлялся, но пошлятиной его номера никогда не смотрелись. Впрочем, самым великим комиком в мире я считаю Аркадия Исааковича Райкина. Он, в отличие от нынешних шутников, избалованных демократией, бросил вызов целой системе, насаждавшей лицемерие и безнравственность. Райкин как Геракл боролся с пороками советского общества - в отличие от других комиков, которые лишь стремились потрафить низменным чувствам публики.

Даже несомненно талантливые наши юмористы скатились на пошлости, поддаваясь этому новому "велению времени". Как артист, я очень даже их понимаю. Когда я выхожу на сцену в сольном концерте, и у меня мало пошлых вставок, я чувствую, что народ словно испытывает кислородное голодание. Иные даже подходят и упрекают: "Что так хиловато? Про баб бы пошутил, про тещу".

В наше время, похоже, вообще всякий театр умирает. Раньше были титаны: Ливанов, Грибов, Яншин, Раневская, Плятт, Леонов, Евстигнеев. Ныне же все протекает на уровне спинного мозга. Уже бесполезно спрашивать зрителя: "А чем запомнился вам этот актер, какими фразами, например?" А возьмите, скажем, Евстигнеева. Сразу вспоминается профессор Плейшнер или Ручечник.

В те времена много вещали о запусках в космос и покорении сибирских рек, но религии не было. Вера была, а религии не было. Зато теперь религии разрешены, а реальной связи между духовностью и культурой нету никакой - только официозно-показушная. Ты говоришь, это - вопрос времени? Согласен, но ведь кому-то надо и приближать это чудесное время, иначе оно никогда не наступит.

Мой призыв ко всем религиям: "Давайте спасать друг друга!". Пусть религия спасает наши души, а мы будем спасать ее от коросты. И если все религии не будут жить в мире - будь то "традиционные" или "нетрадиционные", - то все мы скоро опять сползем в ад тоталитаризма, из которого только-только начали выползать.

Беседовал Юрий Плешаков


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования