Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Руководитель организации «Гражданское содействие» СВЕТЛАНА ГАННУШКИНА: «Шариат вообще не свойственен чеченцам. Сам по себе Масхадов – светский человек»


Портал–Credo.Ru: К каким последствиям может привести гибель президента ЧРИ Аслана Масхадова?

С.А. Ганнушкина: К трагическим последствиям, потому что теперь нет человека, с которым можно было бы вести переговоры. Нет человека, который держался умеренных позиций. Я всегда акцентирую, что есть большая разница между сепаратистами и террористами. То, что сейчас их постоянно объединяют – это, конечно, неправильно. Масхадов, безусловно, был сепаратистом, но это не запрещено законом. Многие страны благополучно развалились, и ничего трагического не произошло. Вот Чехословакия распалась на две страны, и при этом никто не называет друг друга сепаратистами. Поэтому люди, которые законно отстаивают свою позицию по вопросу, что часть территории должна отделиться от территории какого-то государства как самостоятельное государство – это совершенно не преступники. Это люди, которые имеют законное право демонстрировать свою позицию.

Аслан Масхадов был человеком, который возглавлял умеренное крыло сепаратистов, который и в войну-то был втянут (имеется ввиду Вторая Чеченская война. - Прим. ред.). Он, насколько я понимаю, был сдерживающим началом для многих, потому что, несмотря на некоторые свои недостатки, о которых я бы не хотела сейчас говорить, Масхадов в глазах многих был с одной стороны лидером, с другой стороны легитимным, выбранным народом президентом Чечни.

На сегодняшний день мы имеем ситуацию, которая непонятна. Все, борющиеся за независимость, сделаны преступниками, разговаривать не с кем, а проблемы загоняются внутрь, вместо того, чтобы решаться. Но совершенно очевидно, что попытки загнать проблемы внутрь без ее решения, приведет к тому, что они будет загнивать. В конце концов гнойник прорвется. А как он прорвется? Он может прорваться очень страшно и привести к большой крови.

Вы часто бывали в Чечне, много общались с людьми. Какова, по Вашему мнению, была реальная авторитетность Масхадова среди чеченцев, насколько он влиял на ситуацию?

Говорить о влиянии трудно. Я бы не сказала, что оно было сильным. У него, безусловно, был авторитет, и было признание его легитимно избранным президентом. Отказ признать его таковым воспринимался как унижение достоинства народа: "Мы его выбрали. Никто его не сменял". И это совершенно справедливо, потому что все последующие выборы не были легитимными. И люди хотели иметь возможность также легитимно избрать, может быть, и кого-то другого, но свободно, а не под дулами автоматов…Может быть, у Масхадова уже не было того авторитета, что сразу после выборов, т. к. он не удержал республику. Я совершенно не идеализирую время его правления в 1996-99 годах. Я отдаю себе отчет, что, будучи физически очень храбрым, Масхадов не оказался морально храбрым. Ему было трудно сказать "нет" тем, кто рядом с ним сражался, дать по рукам, когда они вели себя не так, как следует. Но он остался с ними один на один, потому что Россия не направляла туда средства. Была действительно дана некоторая свобода, но не подкрепленная материальными средствами из федерального бюджета. Ведь Чечня находилась в совершенно разрушенном состоянии. Но люди относились к нему, как к легитимно избранному президенту и считали, что переговоры необходимо вести именно с ним.

Какова была религиозная составляющая в действиях Масхадова?

Мне это трудно сказать, потому что шариат вообще не свойственен чеченцам, как нам неоднократно это объясняли. Сам по себе Масхадов – светский человек. Большинство из тех, кто, как сейчас принято выражаться, позиционирует себя верующими, принадлежащими к определенной конфессии, на самом деле очень далеки от понимания того, что несет в себе конкретная конфессиональная идеология. Если вы спросите чеченца – мусульманин ли он – все ответят, что они мусульмане. При этом подавляющее большинство чеченцев, с которым я сталкивалась, заведомо держали в руках Коран меньшее время, чем я, хотя я совершенно не позиционирую себя мусульманкой. Некоторые из них не держали его никогда. Это просто момент самоидентификации. Я не знаю, насколько глубоким мусульманином был Аслан Масхадов. Думаю, что не слишком, но это умозрительное заключение. Лично я с ним на эту тему не говорила.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал–Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования