Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Рок-музыкант, основатель группы «Гражданская оборона» КОНСТАНТИН РЯБИНОВ: "У Летова больше война земная, а в православии – небесная"


Константин Валентинович Рябинов ("Кузя Уо") родился 20 октября 1964 года в Омске. В ноябре 1984 года совместно с Е. Летовым и А. Бабенко в Омске основывает панк-группу "Гражданская Оборона", ставшую одной из ведущих групп русского рока. Творчество "Гражданской Обороны", - мрачное и депрессивное, по своему замыслу апофатически свидетельствующее "о настоящем", и катафатически - о ценности заранее проигранной "войны со всем белым светом" за возможность быть "настоящим", - оказало существенное влияние на молодежь конца 80-х - 90-х. После службы в армии (осень 1985 - январь 1988) в составе "Гражданской обороны" и концептуалистского проекта "Коммунизм" (представляющего собой "конкретную музыку", т.е. эксперименты с звуковым и текстовым "археологическим слоем", характеризующим советскую эпоху 50 - 70-х гг., призванным выразить "абсурдность, кошмарность и игривость окружающей действительности", но переросшего данный замысел) в качестве музыканта, автора идей, и некоторых композиций участвует в записи альбомов, вошедших в золотой фонд русского рока. Также выпускает альбомы и под собственным именем. Музыкант "Гражданской Обороны" до 1998 г., в ее составе участвовал в политическом движении "Русский прорыв".

С лета 1997 г. руководитель собственного коллектива "Кузьма и виртуозы". В 2000-х гг. после духовного кризиса, сопровождавшегося тяжелым физическим состоянием, пришел к пониманию необходимости воцерковления. С 2002 г. прихожанин Российской Православной Автономной Церкви. "Концептуалистский" стиль творчества Константина Рябинова традиционно сравнивается с традицией А.Введенского и ОБЭРИУтов.

Портал-Credo.Ru: То, что Вы делали, это всегда тяготело к такой анти-взрослости, я бы сказал.

Константин Рябинов: Да я человек, наверное, такой анти-взрослый.

- На Вас кто-нибудь в этом смысле повлиял, или Вы таким уж уродились?

- Я уродился такой. Я очень поздно узнал, что, оказывается, есть такой Александр Иванович Введенский (про Хармса я не буду говорить, это и так понятно, хотя он попсовый поэт), ранний Заболоцкий. Я их обнаружил очень поздно, к тому времени, когда все уже написал, так что никакого влияния они на меня не оказали, что интересно.

- Это было где-то в начале 90-х?

- Да, в начале 90-х.

- А собственно Летов, например?

- Не знаю, однажды он признался, что это я его стихи научил писать. Он как-то все стеснялся, что рифму какую-нибудь надо поставить, а потом понял, что как идет, так идет, и нечего тужиться. У него ранние стихи вообще были похожи на подстрочник из "Иностранной Литературы", потому что он очень много читал оттуда.

- Откуда Вы узнали, что такое панк-рок?

- Я в каком-то журнале увидел фотографию. Там был человек какой-то в маске какой-то страшной, в белом балахоне, и с огромным куском мяса на цепи. Может быть, это был не панк, а концептуалист какой-то. И было написано: вот они до чего докатились, вот у них панки какие. Ничего не признают. Я понял: вот это то, что надо, чем заниматься надо.

- То есть тогда именно внешняя сторона панк-рока Вас привлекла?

- Да, но и тогда и сейчас для меня панк-рок это… Ну, Янис Ксенакис – панк-рок, или Шенберг, только в определенном смысле. Или Колтрейн, или Алан Паркер. Да даже о. Григорий (Лурье), когда он говорил два года назад проповедь на Пасху. Ведь что такое панк? Это вот как раз анти-взрослость, чистота такая, настоящее. Когда простор открыт, но не то, чтобы ничего святого, а наоборот, все свято, так что ли.

- Когда Вы начинали, Вы похоже понимали истину по отношению к тому, что сейчас? Или Вы тогда за истину считали что-то такое, под чем Вы сейчас не подпишетесь?

- Да нет, единственная моя была проблема,что я никак не мог воцерковиться, вот, в чем беда была. Меня жена все время сравнивала: ты какой-то, как будто, все жениться не можешь. Уже всем понятно, что все равно ты женишься. А вот ты ходишь-ходишь, вздыхаешь… Но в конце концов, слава Богу, все наилучшим образом произошло, потому что именно случилось так, что появился о. Григорий, и я не блуждал там где-то по Московским патриархатам, а попал в Церковь по кратчайшему пути.

- Вы имели представление о каких-то других священниках?

- Я заходил в церковь Иконы всех скорбящих радости, в Питере, у "Чернышевской". Там о. Александр говорил, что надо вот эту серьгу снять, и т.д. Ну, в общем, он был прав, наверное. Хотя, это многих, кстати говоря, отталкивает. Не я один, заворачивались многие. А о. Григорий меня сам нашел. Я лежал ровно три года назад в реанимации. Туда приходила жена, и говорила, что мне хочет помочь иеромонах Григорий. Мне сразу почему-то стало как-то стыдно, я подумал: я человек невоцерковленный, мало того, перед Церковью я тогда считал себя виноватым, поэтому не надо ни в коем случае никакой помощи. И почему-то сразу мне вcпомнилась Катакомбная Церковь. Я подумал, что это не какой-нибудь там о. Александр, а что-нибудь более настоящее.

- Как Вы относитесь к православию Кинчева?

- Я как-то смотрел с ним интервью. Он там: гой еси, мы православные. И там вопрос задали какой-то житейский. А он: а, так это надо у Черта спросить. У них там есть какой-то приятель, которого зовут "Черт". И как-то стало все стало ясно, без лишних слов. И потом опять: мы православные! Я не верю ему, понимаешь.

- А Вы бы стали петь песню "Мы православные!"?

- Нет, ни в коем случае, я не могу так. Вот единственно, кому удается петь в православном духе, на мой взгляд, это Роману Неумоеву, у него это звучит хорошо. Он и живет-то давно уже во Пскове, при монастыре. Он состоит в переписке с о. Григорием. Я хочу с ним контакт наладить, тем более, что я вхожу в состав "Инструкции по выживанию".

- А от Вашего творчества можно ждать каких-нибудь христианских настроений?

-Открытым текстом – нет. Но так как живешь этим, как-то же это отражается…

- Как Вы оцениваете Ваши прежние проекты, которые можно было бы назвать богохульными: альбом "Сатанизм", песню "Бога нет"?

- "Сатанизм" - это просто название такое, тут рифма: Коммунизм / Сатанизм, ничего более, это баловство. А "Бога нет"… Да… нехорошо… каюсь… Мало того, мы когда ее записывали, магнитофон сломался, - нет, поехали… починили… записали все-таки.

- Как Вы относитесь к "панк-православию"?

- Это хорошая вещь! Сколько я святых отцов ни читаю… Ведь что такое "панк", или "рок"? Чем отличается Хендрикс от Би-2 ? Всем!!

- А "хиппи-православие" возможно?

- По моему, невозможно. Хиппи слишком добрые. Православие не совсем такое добренькое, на мой взгляд. Здесь все совсем по настоящему.

Беседовал Дмитрий Бирюков,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования