Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Религиовед, публицист, эксперт МБПЧ ЮРИЙ ТАБАК: «В условиях нынешних противоречий внутри православия Всеправославный собор не соберется еще очень долго»


«Портал-Credo.Ru»: Вы не могли бы прокомментировать итоги Всеправославного собора, который собирали больше 50 лет и в результате, вроде бы, так и не собрали?

Юрий Табак: По идее, собор был чрезвычайно важным — должны были разрешиться основные противоречия между православными Церквами. И, конечно, первые две Церкви, между которыми были основные конфликты, — это Константинопольский и Московский патриархаты. И они должны были между собой решить всякие проблемы, которых было очень много.

Это прежде всего касается ситуации в Украине, где и та, и другая Церкви имеют свои интересы. Это касалось и взаимоотношений с Римским престолом, где Константинопольская Церковь продвинута заметно больше, чем Московская патриархия. И когда Московский патриархат хочет тоже вести политику, продвигающуюся на Запад, и выглядеть на Западе цивилизованно, то надо было это все согласовывать с Константинопольским патриархатом, чтобы была некая единая политика.

Нельзя, конечно, останавливаться только на политических соображениях, были и другие соображения, были, естественно, и богословские, и календарные - и это тоже требовало согласования.

Более того, некоторые консервативно настроенные Церкви противятся новшествам и требуют признать другие Церкви по сути дела еретическими. А поскольку решение Всеправославного собора требует консенсуса всех участвующих Церквей, и вообще требует участия всех Церквей по сути дела, и только в этом случае его можно было бы назвать Всеправославным, то для его проведения успешного и для подготовки финального документа надо было провести очень большую работу. И в процессе этой работы не было достигнуто никакого консенсуса, а наоборот, противоречия еще больше обострились.

- Почему же они обострились?

- Прежде всего в силу ситуации, сложившейся в Украине. Безусловно, речь сейчас идет о предоставлении автокефалии Украинской Церкви, чего требуют власти Украины. В этом случае, конечно, Московская патриархия и Россия весьма недовольны будут этим решением, потому что тогда, по сути дела, «уплывают» от Московского патриархата значительные резервы, и финансовые потоки, и властные ресурсы, и инструмент влияния. Поэтому они категорически не согласны с таким ходом действий.

Константинопольский патриархат, исторически являющийся первым патриархатом, первой кафедрой, может предоставить автокефалию Украине. И Украина тогда образует единую Православную Церковь. Очевидно, что будут и какие-то расколы, несогласия, интриги, но на пути к единой Православной Церкви появится возможность отобрать у Москвы недвижимость, в том числе и лавры, которые пока принадлежат Московской патриархии. Это все будет передано в имущество Автокефальной Украинской Церкви, которая, конечно, будет возглавляться церковными властями, лояльными нынешнему правительству Украины. Такой сюжет никак не вписывается в планы РПЦ МП.

И Всеправославный собор, по сути, не состоялся, если в нем не участвовал ряд Церквей, причем таких значительных как РПЦ МП. И его решения, конечно, не будут приняты православным миром, потому что ни о каком консенсусе речи не идет.

- Какие Вы видите перспективы на будущее?

- Я не вижу никаких перспектив. Но мне кажется, то, что сейчас произошло, — это хорошее явление, потому что выяснились конкретные и очень четкие расхождения политические, богословские, канонические, которые надо просто признать. И если есть стремление у православного мира к единству, то их надо, соответственно, преодолевать. Но говорить, что их нет, мы как бы едины, относиться к этому благостно — это бессмысленно. Вся эта история с собором сейчас обнажила глубокие противоречия прежде всего политического характера, которые надо решать, со временем, может быть, они решены будут, прояснится, наконец, ситуация с Украинскими Православными Церквами.

С ходом времени естественным образом будут решены вопросы, скажем, с календарем. Как можно решить календарный вопрос? Есть более консервативные слои, а есть более прогрессивные. Пока не придет время для того, чтобы эти вопросы разрешать, о Всеправославном соборе речь будет вести трудно, и перспектив на ближайшее время и даже на близкое время я никаких не вижу. Будет все само собой дальше происходить, как и происходило раньше.

- То есть такой собор практически провести нереально?

- Нереально, конечно, потому что очень сильны противоречия. Если можно было бы еще, кстати, кое-как о чем-то договориться предварительно, скажем, по вопросу об Украине, потому что этот вопрос стоит давно, то сейчас уже поздно, потому что Россия с Украиной находятся в столь сложной, драматической ситуации.

Есть полное противостояние УПЦ МП И УПЦ КП. УПЦ МП находится в определенной степени в заложниках ситуации, потому что они не могут, с одной стороны, отказаться от влияния Москвы, с другой стороны, они не могут прямо и активно выступать против политического руководства Украины, находясь там. Конечно, им хочется создать свою полностью независимую от Москвы Автокефальную Церковь. И это может сделать только Константинополь и, судя по всему, они склоняют Константинополь к такому решению. Пойдет он на это или нет — это тоже предмет переговоров, но не соборных, скорее закулисных.

- Это все политические вопросы, а не религиозные.

- Более того, это вопросы, связанные именно с отношениями двух Церквей. Остальные Церкви в известной степени относятся к сателлитам Московского или Константинопольского патриархатов. Это основные игроки, а другие Церкви лишь поддержку оказывают.

- Вопрос церковного календаря может послужить предметом серьезного раскола в РПЦ МП?

- В общем, да, хотя, честно говоря, я не вижу сейчас каких-то таких мощных групп и движений внутри Русской Православной Церкви, которые говорят о необходимости введения григорианского календаря. Об этом говорят лишь несколько священников более или менее прогрессивных. В целом, конечно, присутствует достаточно консервативный подход.

Церковная масса не настроена на изменения, наоборот, консерватизм их устраивает. Потому что в сознании людей у нас в России Церковь — это некая экологическая ниша, некое убежище от мира. Они ходят в церковь — там ладан и т.п. И на самом деле, церковный календарь с его несовпадением со светским календарем — это тоже характеристика некоего другого мира, убежища.

Поэтому им очень нравится в известной степени и церковнославянский язык, который они наполовину не понимают, но это добавляет какой-то сакральности, иномирности, поэтому никакого сопротивления нет. Это все может меняться только при повышении уровня образованности и клира, и мирян. Но достаточно образованного клира еще не существует, среди мирян у нас нет такого активного движения, как бывает у католиков или у протестантов, поэтому большинство мирян удовлетворено своим положением, и никакого там стимула к изменениям нет.

- Что касается отношения большинства к переменам, то тут можно вспомнить реакцию православных на встречу главы РПЦ МП с Папой Римским. Создалось впечатление, что Кирилл не рассчитывал на столь негативную реакцию на эту встречу, и он напуган.

- Да, встреча была, безусловно, важна, потому что Папа Франциск очень доброжелательно настроен на единение, взаимопонимание Церквей, сотрудничество. Он вообще открыт миру, в этом смысле он мне кажется исключительной фигурой.

Но Кирилл тоже весь срок своего патриаршества старается выглядеть цивильно в глазах окружающего мира. И это немного отличается от его внутренней позиции. В начале своего патриаршества он не был столь консервативен, сейчас он все чаще произносит консервативные формулы, но хочет сотрудничать с Западом. Тем более, это вопрос и финансовых потоков, он хочет раздвинуть рамки православной Церкви и на Западе, строить там церкви. Опять же, вопросы с Украиной, их надо решать. И он надеялся заручиться в этом поддержкой Папы. Конечно, консервативные слои в РПЦ МП издавна считают католиков еретиками. И полагают, что, пойдя на эту встречу, Кирилл преклонился перед ватиканскими отступниками.

Мне кажется, с другой стороны, что эта реакция была не настолько уж сильной, что его она потрясла, но просто она еще раз выявила различные позиции.

- Но с чем связаны поспешность и секретность, с которыми встреча была проведена?

- Да, такие встречи готовятся долго. Она намечалась когда-то в будущем. И еще полгода-год назад некоторые авторитетные православные иерархи — Иларион, по-моему, — говорили, что эта встреча пока не может состояться. И вдруг нам объявляют, что она состоится, потому что «пересекаются пути».

Но, я думаю, что это совпадение миссионерских маршрутов — это, конечно, «рояль в кустах», это не столь важное обстоятельство, это все было предусмотрено, намечено. Встреча результатов определенных не дала — общие фразы в основном коммюнике. И никаких серьезных решений не последовало, но вызвало все неоднозначную реакцию. Хотя более либеральные слои всячески приветствовали эту встречу. Консервативные слои говорят, что «мы сдаемся католикам», чего и можно было ожидать.

Беседовал Владимир Ойвин,
«Портал-Credo.Ru»

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

 

[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования