Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Член Союза писателей России, публицист АЛЕКСАНДР НЕЖНЫЙ: «Мне как православному другу католиков неприятна нынешняя оппозиция Гаванской декларации»


«Портал-Credo.Ru»: Как Вы относитесь к тексту Гаванской декларации Папы Франциска и Патриарха Кирилла (Гундяева)? Разделяете ли Вы предположения, что этот документ расколет РПЦ МП?

Александр Нежный: Разделение Церквей — это зияющая рана на теле всего мира, всего человечества. И любые усилия, направленные на то, чтобы эту рану как-то затянуть, исцелить, мне представляются в высшей степени благотворными.

Вопрос, может быть, можно поставить несколько в другой плоскости: не обладая в достаточной степени знаниями всех тех канонических и богословских разногласий, которые так развели два этих материка (один материк, православный — несколько поменьше, а другой материк, католический — огромный, если говорить о количестве верующих), я, тем не менее, достаточно хорошо представляю себе современную — XIX – XX веков — историю РПЦ. И представляю себе в достаточной степени хорошо ее структуру.

Поэтому когда я раньше читал, что митрополиты РПЦ МП были приняты Римским Папой— особенно в эпоху Иоанна Павла II — меня всегда съедало, с одной стороны, насмешливое, а, с другой стороны, мучительное чувство, потому что, я думаю, что Иоанн Павел II достаточно хорошо был осведомлен о связи наших церковных иерархов с нашей замечательной Лубянкой. И, наверное, знал, что он разговаривает не только с митрополитом имярек, но и с агентом госбезопасности опять-таки имярек.

Вот примерно такое же чувство у меня было, когда я стал читать о том, что как гром среди ясного неба произошла эта встреча Патриарха Кирилла и Папы Франциска, которая готовилась в глубочайшей тайне. При этом встретились два человека, представляющих два абсолютно разных образа жизни. И для которых, я думаю, христианские ценности звучат и воплощаются в жизнь абсолютно по-разному. Но какая-то конъюнктура, то ли политическая, то ли какая-то другая, толкнула пастыря Московской патриархии пойти на этот шаг и подписать Гаванскую декларацию, которая упала в нашу православную жизнь как камень в стоячую воду и вызвала такое количество расходящихся по ней кругов.

Я совсем не сторонник поисков каких-то тайных заговоров, тайных сил, то есть всего того, чем любят оперировать многие наши глубокомысленные ораторы, но все-таки здесь, наверное, была достаточно глубоко спрятанная политическая интрига, которая обязательно прояснится, потому что «нет ничего тайного, что не сделалось бы явным». И есть, наверное, что-то такое, что бросит ослепительный и, может быть, не очень радостный для нас свет на все то, что предшествовало встрече в гаванском аэропорту.

- Как Вы все же оцениваете деятельность новой оппозиции Патриарху Кириллу, возникшей в РПЦ МП после подписания этого документа?

- Это, с позволения сказать, такая диомидовщина, которая нуждается в решете с крупными ячейками, потому что много — простите меня за грубое слово — чудовищной дури прет тут на первый план, обязательно выпячивает себя и заставляет принять себя за то православное христианство, которое гораздо — в сути своей — скромнее, гораздо деятельнее и в своей вере, и в своих делах веры, чем эти крикливые люди, типа пресловутого Энтео и иже с ним, которые не стесняются бить, громить, резать картины. Вот это православие, которое устраивает такого рода акции, разумеется, будет в первых рядах противников любого сближения православия и католицизма, какими бы людьми это ни осуществлялось. И как бы это ни происходило.

Вот это мне — как человеку православному и искреннему другу католиков — глубоко неприятно. Эта накипь бывает очень умно выражена, с претензией на какую-то глубину как в публикациях некоторых господ, а иногда она выражается с прямотой лома или бревна. Но в любом случае за всем этим стоит такая убежденность в своей истине и в том, что мы во всем правы, мы все шагаем в ногу, а все остальные идут себе кое-как. Это нехристианская позиция.

История наших взаимоотношений с католиками достаточно непроста. Можно вспомнить и наше Смутное время, можно вспомнить и позицию католиков после победы большевиков над Россией. Но, тем не менее, история должна нас подвигать не к тому, чтобы все дальше и дальше расходиться друг от друга, занимая все более и более враждебную позицию, а к тому, чтобы ощущать себя едиными чадами человеческого Христова стада.

У меня в романе "Нимбус" великий христианин Федор Петрович Гааз, католик, которого православная Россия назвала "святым доктором", говорит, что если бы люди меньше бы думали о том, из кого исходит Святой Дух, а больше бы занимались помощью ближним, христианство было бы куда ближе.

Беседовал Владимир Ойвин,
«Портал-Credo.Ru»

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

 

[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования