Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Эксперт Института прав человека ЛЕВ ЛЕВИНСОН: "По надуманности и абсурдности претензий к "Порталу-Credo.Ru" его дело можно сравнить лишь с одним подобным делом..."


«Портал-Credo.Ru»: 21 ноября во Владимире продолжится судебный процесс по поводу публикации видеоролика "Приставное благочестие", ответчиком по которому выступает главный редактор "Портала-Credo.Ru" Александр Солдатов. Насколько хорошо Вам удалось познакомиться с материалами дела? В чем его специфика?

Лев Левинсон: Я внимательно познакомился с этим делом. Это естественное последствие закона «О противодействии экстремистской деятельности», который позволяет признать экстремистским материалом что угодно. Достаточно посмотреть на Федеральный список экстремистских материалов на сайте Министерства юстиции, в котором уже 2500 позиций. Там, среди действительно человеконенавистнических, направленных на разжигание расовой, национальной вражды, агрессивных текстов, встречаются тексты, которые не представляют для общества даже потенциальной опасности. 

Глубоко убежден, что "антиэкстремистское" законодательство вредно и должно рано или поздно быть отменено. Там, где есть прямые призывы к насилию, Уголовный кодекс достаточен и без статей об экстремизме — авторы таких текстов вполне могут быть привлечены как соучастники такого насилия. 

Возвращаясь к заявлению прокурора города Владимира о признании экстремистским фильма о возвращении государству мощей, якобы похищенных «неправильными православными», хочу заявить: здесь мы видим попытку утопить в зловонной жиже экстремистского списка политически неугодное СМИ. По надуманности, абсурдности претензий к Порталу я бы сравнил это дело с включением в список литературы Свидетелей Иеговы. Десятки экспертов с микроскопами ищут религиозную вражду в «Сторожевых башнях» и «Пробудитесь!» 

Но здесь, с "Порталом-Credo.Ru" — дело особое. Экстремистским хотят признать материалы одного из немногих независимых изданий, пишущих о религии с внеконфессиональных позиций. Преследование этого ресурса, естественно, вызывает протест. Тем более, что все упирается в Уголовный кодекс, потому что от признания материала экстремистским дорожка может привести в уголовный суд.

- Но пока у нас только гражданское судопроизводство...

- Да, я знаю, но от гражданского до уголовного в такого рода делах не очень далеко, потому что сначала, во время гражданского процесса, материал признается экстремистским и вносится в Федеральный список, а потом его распространение, изготовление и даже хранение может повлечь уже и уголовные последствия. Хотя, если абстрагироваться от того, что вообще неприемлема вся эта катавасия, то материал распространялся на Портале до того, как состоялся суд. И если, в случае признания фильма экстремистским (чего, надеюсь, не произойдет), он не будет распространяться, то никакого уголовно наказуемого деяния нет. 

Но дело ведь в чем? Допустим, некая редакция убирает со своего сайта признанную экстремистской статью. А гражданин Иванов ее скачал, Петров дал ссылку на сайт Иванова — и вот вам, пожалуйста, распространение экстремистских материалов.

- Каково Ваше впечатление от ролика "Приставное благочестие"?

- Я внимательно посмотрел этот фильм — и не увидел ничего «экстремистского», даже стараясь представить себе прокурорскую оптику. Можно стилистически быть несогласным с таким режиссерским, авторским подходом, включающим в себя достаточно заметную долю довольно смелых метафор. Но все это никакого отношения к экстремизму не имеет. Надо ведь исходить не из того, что такая-то визуальная или текстовая конструкция могут означать то-то и то-то, по мнению экспертов, как это было сделано. А надо исходить из того, насколько такой материал способен реально повлечь за собой преступные посягательства, какие-то негативные последствия для тех, кто его посмотрит, или оттого, что кто-то его посмотрит. И последуют ли за этим какие-то реальные  нехорошие действия. Скажем, посмотрел прихожанин РПЦ МП этот фильм и от оскорбленных чувств умер. А прихожанин-«раскольник», наоборот, возбудился и пошел бить прихожан РПЦ МП, оставшихся в живых, несмотря на моральную травму.

- Кого, по-Вашему, защищает государство в этом процессе?

- Из дела видно, что организовано оно УФСБ по Владимирской области, начальник УФСБ направил заявление о "выявленном" фильме прокурору области. Прокурор области - умный человек — перекидывает это прокурору города (хотя соответствующего документа в деле нет). Прокурор города пишет такое исковое заявление, что плакать хочется, как представишь, как он, бедный, его писал. Что конкретно экстремистского обнаруживается в фильме - из заявления не ясно. Чтобы чем-то занять бумагу, переписана полностью статья закона со всеми признаками экстремизма.

Нет, я понимаю, всякий может на что-то обидеться, счесть какие-то утверждения не соответствующими действительности. Я теоретически говорю, не применительно к этому фильму. Но это гражданское дело — и не об экстремистском материале, а о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем. Что же, получается, если прокурор или, там, ФСБ на стороне Иван Иваныча, то все, кто за Никифорыча — экстремисты? Потому что Иван Иваныча гусаком назвали? 

Допустим, какие-то моменты в фильме несколько огрубляют идею, проводят какие-то надуманные параллели в некоторых местах, но это вопрос этический, вопрос качества работы. А что пишет УФСБ? - Что фильм «подрывает общественную безопасность и государственную целостность». Как говорится, без слов.

Если подходить с таким мерилом, то все можно запретить.

Ну а если дойдет до того, что суд заявление прокурора удовлетворит, то есть Европейский суд. Такие материалы не раз рассматривались в Страсбурге, и что касается защиты журналистской свободы на распространение информации, то на этом Европейский суд  стоит непоколебимо и судит очень строго. В отличие от, скажем, свободы творчества — там, где затрагивались какие-либо религиозные предпочтения. Хотя Европейский суд всегда высказывался и продолжает отмечать, что непременно мы должны быть терпимы.
Что же до журналистов, то касались ли они тех или иных неприятных тем для клерикальных кругов той или иной религии, национального вопроса или интересов бизнеса, - во всех таких случаях Европейский суд защищал свободу СМИ, свободу распространения информации и свободу журналиста самостоятельно решать, как эффективнее, с точки зрения стоящей перед ним задачи, эту информацию подать. Вот, например, сравнительно недавнее решение Европейского суда по делу «Гиневски против Франции», это 2006 год. Гиневски, журналист, опубликовал статью, признанную французским судом оскорбительной для религиозного большинства. Речь шла об энциклике Папы Иоанна Павла II «Сияние истины», которую журналист назвал «Мрак заблуждения», и пришел к выводу, что христианская догматика ведет к антисемитизму и Освенциму. Французский суд журналиста оштрафовал. Европейский суд согласился, что статья могла обидеть, шокировать или причинить беспокойство католикам. Но поскольку выраженное автором статьи мнение не подстрекало к ненависти и вражде, такие раздражающие высказывания должны быть терпимы. ЕСПЧ признал нарушение государством свободы мнения, свободы распространения информации.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-Credo.Ru"

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Денежным переводом:

Или с помощью "Яндекс-денег":


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования